МАКБЕТ

Купить билет Crop 1000%d1%85706 makbeth %d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82
Название: МАКБЕТ
Жанр: трагедия
Продолжительность: 1 час 50 минут
Официальная премьера: 14 декабря 2018
Возрастные ограничения: 16+
Режиссёр-постановщик: Антон Яковлев
Художник–постановщик: Николай Симонов
Художник по костюмам: Мария Данилова
Музыкальное оформление: Антон Яковлев
Художник по свету: Антон Стихин

Аннотация:

Он смеет все, что можно человеку.

Кто смеет больше, тот не человек.

Режиссер Антон Яковлев о спектакле: «Макбет не создан для жизни. Он - Бог Войны. Он устал убивать, устал умирать, устал от бесконечного чувства вины. У него больше нет сил оправдывать себя. Он устал жить. Впрочем, по сути этот Макбет уже мертв. Жива только оболочка. Будто выкопали античную скульптуру, и части мраморного тела откалываются кусками, еле держась на тонких гранях. На наших глазах рождается другой, новый Макбет, который пытается вновь обрести смысл своего существования. Он либо изменит мир вокруг него, или разрушит его до основания».


  • 24 октября 2019, 19:00
  • 9 ноября 2019, 19:00
  • 25 ноября 2019, 19:00
  • Все даты

«Макбет» В Театре На Малой Бронной – Притча О Безграничной Губительной Власти На Все Времена by LOCALDRAMAQUEEN

5 сентября 2019
Постановка классического произведения, особенно когда дело касается творчества Шекспира, – задача почетная и непростая. Современная интерпретация шекспировских трагедий, не обласканных таким пристальным вниманием, как, например «Гамлет», «Король Лир» и «Отелло», – за... [ развернуть ]

Постановка классического произведения, особенно когда дело касается творчества Шекспира, – задача почетная и непростая. Современная интерпретация шекспировских трагедий, не обласканных таким пристальным вниманием, как, например «Гамлет», «Король Лир» и «Отелло», – задача повышенной трудности: свой выбор надо оправдать запоминающимся спектаклем. В прошедшем театральном сезоне Театр на Малой Бронной представил вниманию зрителей «Макбета» режиссера Антона Яковлева, и, судя по аншлагам (даже летом) и завороженному вниманию публики в зале, выбор себя оправдал: спектакль стал настоящим событием для столичных театралов.

В лаконичном и мрачном пространстве сцены разворачиваются трагические события из жизни генерала, а затем и короля Шотландии. В начале спектакля актеры на авансцене – шотландские лорды – раздвигают на две части огромную черную стену, являя зрителю Макбета (в исполнении Даниила Страхова) в тусклом холодном свете, пробивающемся откуда-то сверху, может быть, с неба в преисподнюю или как минимум через тучи над суровой северной землей. После очередного сражения Макбет ранен, обнажен по пояс, замотан в бинты и будто лишен сил и желания жить. В поисках смерти он надевает на голову черный пластиковый пакет и затягивает его у горла потуже и … с первым вдохом спасенного Макбета начинается новая жизнь, полная желанных, но ужасающих перемен. Эти перемены он предпочитает творить чужими руками – устраняет шотландского короля Дункана (Владимир Яворский) с помощью жены (роль Леди Макбет с недавнего времени исполняет Елена Николаева), убивает старого приятеля и соратника Банко (Александр Голубков), вершит злодейства на королевском троне.

Макбет – орудие и образ беспощадной власти, сметающей и разрушающей всё на своем пути. Но он не производит впечатления ослепленного ненавистью к врагам и соперникам тана или марионетки в руках жестокой судьбы. В сцене пророчества в начале спектакля отсутствуют образы классических трех ведьм, поведавших Макбету и Банко о великом будущем; вместо ведьм – маленькая хрупкая девочка в белом одеянии, которая почти шепотом рассказывает лишь о возможных переменах и в дальнейшем появляется не раз в течение действия (и жизни Макбета). Поэтому вряд ли последовавшие вероломства и зверства Макбета и его приспешников можно списать на силу убеждения девочки, которая являлась ему как во сне, или назвать Макбета жертвой мистического внушения, – Макбет поверил и захотел совершить то, во что он действительно верил и чего хотел сам. Вероятно, в сцене предсказания содержится одна из ключевых этических зацепок спектакля: кровавый Макбет – порождение его собственной воли к безграничной власти, он творец самого себя, шаг за шагом, убийство за убийством.

Макбет в спектакле Антона Яковлева представляет собой аллегорию власти – абсолютной, жестокой, замешанной на насилии и страхе, а вневременной характер происходящего подчеркивается сценографией и костюмами. Художник-постановщик Николай Симонов и художник по костюмам Мария Данилова облачили всех действующих лиц в довольно универсальные костюмы и пальто, не имеющие строгих ассоциаций с какой-либо эпохой; вместо короны или королевского венца Дункан, затем Макбет и наконец, Малькольм – носят черный меховой воротник. Вместо мечей орудиями убийства служат пластиковые черные мешки; напоминаниями о неминуемой смерти и боли – бинты: на одном из таких бинтов изображен огромный меч (этот рисунок зритель обнаруживает, когда Макбет обсуждает план убийства Дункана со своей женой и параллельно разматывает бинт, до этого обвязывавший его туловище, превращающийся в длинное полотно, растянутое над сценой), буквально нависающий над головами будущих жертв, самого Макбета и всей Шотландией. На сцене нет никаких башен, замков, лесов и холмов, тронов и залов – лишь темное пространство, ограниченное парой стен, свисающие с неба цепи, подвешенная платформа (на ней пирует Макбет, ее штурмует войско Макдуфа и Малькольма) и гроб-купель в центре сцены, в которую погружаются Макбет с женой перед роковой ночью. Таким образом, постановка в Театре на Малой Бронной максимально лишена тех патетических условностей, декораций и художественных приемов, которые, возможно, ассоциируются в сознании многих с великой трагедией Шекспира (по крайней мере, благодаря многим другим театральным постановкам). Вместе с тем, за основу спектакля взят классический перевод «Макбета» на русский язык Михаила Лозинского, бережно переложенный на канву осовремененного повествования.

С внешних атрибутов власти, силы и исторической эпохи в целом – акцент полностью перенесен на внутренний конфликт и переживания героев: режиссера настолько интересует происходящее в сознании Макбета, причины его поступков и движущие им силы, что внешние их проявления и их последствия затронуты незначительно – ровно настолько, насколько этого требует фабула трагедии. Поэтому в спектакле практически отсутствуют сцены сражений, убийств, гибели многочисленных жертв режима Макбета, как и подробности расправы над ним (однако, об этом скажем чуть позже).

Оригинальность постановки не ограничивается, разумеется, только изобразительными средствами. Интерпретация характеров и смысловые акценты также вызывают живой интерес и участие зрителя. Волей-неволей, сопереживаешь даже самому Макбету, наблюдая за его трансформацией: самоотверженный воин с жаждой собственной смерти – вероломный убийца и расчетливый узурпатор – тотально уставший от жизни и власти тиран. Определенное сожаление вызывает Леди Макбет, ставшая жертвой власти, с которой она не смогла совладать, и потому наказанная безумием и скорой гибелью. Однозначную симпатию вызывает король Дункан, радушный правитель, искренне восторгающийся природой, доблестью и гостеприимством Макбета. И тем большее сожаление вызывает его скоропостижная смерть. Отважный и благородный Банко, покорно принявший свою судьбу и сломленный, кажется, единственно предательством друга. Малькольм (Олег Кузнецов) – фигура загадочная и противоречивая: расчётливый юноша, не слишком огорченный смертью отца, будто заботясь исключительно о своей безопасности, спасается бегством, а впоследствии хитростью объединяется с Макдуфом (Илья Антоненко) для мести, свержения Макбета и, в конце концов, для обретения трона и власти. Макдуф – бесхитростный и отважный воин, эдакий рыцарь мщения и справедливости, которой он верно служит, даже лишившись самого дорогого.

Зрителя ждет необычная развязка. В финале Макбет погибает не от меча Макдуфа, а от мешка, надетого ему на голову. Дыхание Макбета прекратилось – его жизнь завершена. Поднебесные цепи с грохотом и лязгом все разом падают на пол в ознаменование свержения тирана. Власть возвращена законному наследнику – что примечательно, опять силой. Да здравствует новый король Шотландии! Победил сильнейший. «Макбет» как поучительная история, как горькая притча о страшной силе абсолютной всепоглощающей власти, – актуальная на все времена.


Алена Азаренко

[ свернуть ]


«Макбет» на Малой Бронной. Восставший из ада

9 августа 2019
BrightStories Август 9, 2019 В прошлом сезоне в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Макбет» по пьесе У. Шекспира в постановке Антона Яковлева. В начале сезона 2018-2019 гг. казалось, что в театрах начался флешмоб: постановка пьесы «Макбет», к ко... [ развернуть ]

BrightStories

Август 9, 2019

В прошлом сезоне в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Макбет» по пьесе У. Шекспира в постановке Антона Яковлева.

В начале сезона 2018-2019 гг. казалось, что в театрах начался флешмоб: постановка пьесы «Макбет», к которой редко обращаются режиссёры, так как она считается мистической и не очень благоприятной для постановки, была заявлена сразу в трех московских театрах. Если в Театре им. Ермоловой уже третий сезон начинался с обещания выпустить «Макбета» (и с третьей попытки его, наконец, выпустили), а в театре ШДИ премьеру пообещали первый раз (но выпуск перенесли на следующий сезон), то в Театре на Малой Бронной всё выполнили в срок. И никакой мистический шлейф и нечистая сила этому не помешали.

Несколько лет назад «Макбета» поставил Юрий Бутусов в Театре им. Ленсовета. И если у Бутусова самая длинная постановка по пьесе Шекспира — 5,5 часов, то у Антона Яковлева самая короткая — около двух часов. Ознакомиться с содержанием пьесы перед походом на «Макбета» на Малой Бронной совсем не помешает. У режиссёра она сильно сокращена: многие сцены убраны, а многие события оставлены за сценой. Режиссёр сосредоточился на душевных переживаниях главного героя, которого играет Даниил Страхов. Остальные герои тоже важны, по-своему интересны, но не так ярки — они оттеняют Макбета, именно на их фоне лучше видны его внутренние метания и поиски.

Режиссер Антон Яковлев (предисловие в программке к спектаклю): «Макбет не создан для жизни. Он – Бог Войны. Он устал убивать, устал умирать, устал от бесконечного чувства вины. У него больше нет сил оправдывать себя. Он устал жить. Впрочем, по сути этот Макбет уже мертв. Жива только оболочка. Будто выкопали античную скульптуру, и части мраморного тела откалываются кусками, еле держась на тонких гранях. На наших глазах рождается другой, новый Макбет, который пытается вновь обрести смысл своего существования. Он либо изменит мир вокруг него, или разрушит его до основания».

Декорации спектакля представляют собой две металлические стенки, которые сходятся углом в сторону зрительного зала — во время начала спектакля они раздвигаются и вновь сдвинутся в конце (конец особенно впечатляет, но о нем лучше не читать, а увидеть собственными глазами). Цепи, качели, стены — будто в темнице для грешников разворачивается действие спектакля, где все герои уже в аду за свои грехи, разве что король Дункан (Владимир Яворский) кажется попавшим сюда случайно: его рассказы о птицах и природе — единственный светлый момент в этой истории. В остальном — два часа на сцене стоит мрак, драматизм накаляется, отдохнуть ни глазам, ни мыслям совершенно не на чем, идет постоянное нагнетание. Тут и понимаешь, что будь спектакль длиннее, его было бы сложнее воспринимать. Макбет в начале — словно мумия в бинтах, вышедшая из саркофага. Вот то самое «убитое тело», о котором говорит режиссёр — его Макбет, вернувшись героем с войны, уже не хочет больше убийств и крови. Но часто люди, видевшие войну, уже не могут быть прежними — психика будущего короля сломлена. Случайная ведьмочка (вместо трех шекспировских ведьм, в этой постановки всего лишь блондинистая девочка) предсказывает Макбету царство в будущем. Это предсказание роняет зерно тщеславия и жажды власти в душу главного героя. Не убивать — не значит дальше жить без смертей, «не убивать» становится для него — не делать это собственными руками. Тут и поддержка леди Макбет (Елена Николаева) рядом, а может и не только поддержка, а скорее сила, которая тоже жаждет власти и подталкивает к этому мужа. Насколько Макбет Даниила Страхова выглядит величаво и мощно, настолько же он слаб внутри. У него нет сил справиться с бременем власти, нет сил нести цепи, которые он сам на себя вешает. У него кровоточат раны и душа. Недаром он весь в бинтах. Но если тело еще можно забинтовать, то бинты для души он найти не может.

Главный реквизит в спектакле — большие черные мусорные мешки, в которые и отправляются убитые люди, будто ненужный мусор. Черно-серые тона главенствуют в постановке (художник-постановщик — Николай Симонов), акценты делаются при помощи света (художник по свету — Антон Стихин). Темных тонов и одежда главных героев — она не шекспировских времен и не современных, а вне времени (художник по костюмам — Мария Данилова). Ад на сцене, ад в душах, и самое печальное, что на смену подобному правителю, скорее всего придет такой же — будто воскресший прежний.

Наталия Козлова

[ свернуть ]


«Занимаясь Самопиаром В Соцсетях, Актер Себя Обкрадывает»

12 февраля 2019
8 февраля 2019, 00:02Актер Даниил Страхов — о погоне за зрителем, чеховских интонациях и внутреннем камертоСовременного героя в кино сегодня нет, и поэтому Даниил Страхов ищет его в театре, играя Шекспира. Кинематограф и сцену он считает параллельными жизнями, а чрез... [ развернуть ]

8 февраля 2019, 00:02

Актер Даниил Страхов — о погоне за зрителем, чеховских интонациях и внутреннем камерто

Современного героя в кино сегодня нет, и поэтому Даниил Страхов ищет его в театре, играя Шекспира. Кинематограф и сцену он считает параллельными жизнями, а чрезмерное увлечение коллег соцсетями — потерей профессии. Этими и другими мыслями один из самых закрытых для прессы актеров поделился с «Известиями» после премьерного показа спектакля «Макбет» в Театре на Малой Бронной.

— «Макбет» — не первый спектакль, в котором вы работаете с режиссером Антоном Яковлевым. Почему на этот раз выбрана драматургия Шекспира? В чем, на ваш взгляд, современное звучание этой пьесы?

— Сложно ответить однозначно. С Антоном Яковлевым мы давно искали пьесу и тему для разговора со зрителем. Наша первая работа — «Драма на охоте» в Et Cetera — с большим успехом шла пять лет. Так совпало, что параллельно с уходом спектакля из репертуара Александра Александровича Калягина мы с Антоном задумались над тем, что будем делать дальше.

Даниил Страхов в роли Камышева и Анастасия Кормилицына в роли Надежды в сцене из спектакля «Драма на охоте» в постановке режиссера Антона Яковлева в театре Et Cetera

Даниил Страхов в роли Камышева и Анастасия Кормилицына в роли Надежды в сцене из спектакля «Драма на охоте» в постановке режиссера Антона Яковлева в театре Et Cetera

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

— Сюжет не был отправной точкой?

— Нет. Ментально, эмоционально и профессионально мы нашли в шекспировской трагедии огромное количество сопряженных тем. Увидели в главном герое потрясающее сочетание: думающего, ищущего, философствующего человека, который не может себе ответить на самые важные вопросы бытия. И — человека, который задает себе вопросы и сразу их решает.

К примеру, Гамлет долго не решается на поступки, чем одновременно прекрасен и сложен. Ричард III, скажем так, законченный злодей, а Макбет находится где-то между ними.

Пьеса о нем — одна из самых коротких у Шекспира, но она настолько насыщена вопросами о бытии, о том, что наполняет мир и ад героя... Вот почему мы выбрали именно ее.

— Битва за власть ломает и искажает человека. Пьеса написана в 1606 году и до сих пор актуальна. Значит, человек и правда не меняется?

— Вы говорите про сюжет. Понятно, как только человек стал человеком и появился социум, сразу возник вопрос о власти — за кем мы идем и почему. Он — вечный. Это то, что выстраивает вертикаль нашего существования. Но нас не интересовала внешняя фабула пьесы, власть ради власти — зачем об этом рассказывать зрителю?

Мы не искали в постановке так называемое современное звучание, мы искали камертон пьесы внутри самих себя, искали ответы на вопросы. Чем велик и гениален Шекспир? Тем, что его пьесы имеют бесконечное количество интерпретаций.

— В предыстории к спектаклю режиссер сообщает, что Макбет мертв, устал убивать, и на наших глазах рождается другой Макбет. Вы играете перерождение?

— Мне сложно говорить о персонаже. Более того, я не люблю это делать, потому что либо упрощаешь всё то, что вкладывал в своего героя, либо выбалтываешь суть — и тогда возникает вопрос: а сможешь ли дальше его играть?

Даниил Страхов в роли Макбета в сцене из спектакля «Макбет» по пьесе Уильяма Шекспира в постановке режиссёра Антона Яковлева в Театре на Малой Бронной

Даниил Страхов в роли Макбета в сцене из спектакля «Макбет» по пьесе Уильяма Шекспира в постановке режиссера Антона Яковлева в Театре на Малой Бронной

Фото: РИА Новости/Владиир Федоренко

Сыграв очередную роль, рассказывать биографию своего героя, делиться тем сокровенным, что ты в него вкладывал... Это тенденция нашего современного мира — болтать обо всем, что ты сделал или даже не успел, а только хочешь или делаешь вид, что хочешь. Я бегу от этого. Мне не кажется, что людям нужно знать всё, даже если они очень этого хотят.

— Зрителям наверняка интересно посмотреть на персонаж под вашим углом зрения...

— Люди много чего хотят и, в общем, имеют на это право. А вот с точки зрения профессии зрителю знать все подробности не нужно — он пришел на спектакль увидеть что-то свое.

Вы говорите о перерождении. Поверьте, в спектакль вошло только 50% того, что мы с Антоном придумали на репетициях. С моей точки зрения, это хороший показатель качества спектакля. Значит, есть свобода выбора и можно отказаться от той или иной задумки, потому что понимаешь: она будет лишним нагромождением смыслов, отяготит и без того сложную постановку, внешний и внутренний мир персонажа.

— Вы читаете критику, рецензии, комментарии поклонников?

— Булгаков в свое время сказал: «Не читайте советских газет до обеда». Если бы он знал, какое чувство несварения может вызвать интернет...

Стараюсь не читать отзывов, а если и читаю, то крайне выборочно и когда есть веская причина. Потому что любое неосторожно брошенное слово, пусть даже глупое и несправедливое, может оставить на работе разрушительный след. Я и профессиональные статьи, сказать по совести, не читаю. Короче говоря, люди имеют право высказываться, и пусть так будет. Такова современная действительность.

Даниил СтраховФото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Каждая новая роль для актера — развитие, и до какой-то роли надо дорасти. Что нового вы раскрыли в себе с появлением Макбета?

— «Ребенок» должен вырасти, и тогда можно понять, во что он превратился. Безусловно, я рад появлению этого персонажа в моей актерской жизни. Он позволил высказаться на темы, которые меня волнуют. Дал возможность поговорить со зрителем серьезно, без дураков. Я долго к нему шел и, мне кажется, накопил в себе внутреннюю потребность говорить довольно жестким языком. Но пока сложно делать окончательные выводы, прошло всего несколько премьерных спектаклей.

Как оценить самого себ? Мне кажется, что эта работа зрелая, осознанная, не случайная. Такого уровня, что даже после премьеры понимаешь: впереди еще много интересного на пути освоения сложного рисунка, приобретения новых красок — чтобы в какой-то момент осознать, как ты летишь вместе со своим героем.

— Вы имеете в виду единение с персонажем?

— Да. Время и пространство в этот момент исчезают, видоизменяются. Так уже было. Это огромное удовольствие! Здорово, что театр не испугался ставить такой материал — и именно в тот момент, когда я был внутренне готов.

— Какие темы, затронутые в спектакле, вас особенно волнуют?

— Посмотрите на образ смерти, который сопровождает весь спектакль, попытки персонажа обнулиться и закончить бесконечный морок, в котором он существует. Попытки изменить несправедливость мира, приводящие к тому, что он становится только хуже. Какие еще общие слова вам сказать? Говоря о фундаментальных вещах, которые заложены в спектакле, всё время находишься в полушаге от банальности, а очень хотелось бы в нее не свалиться.

Актер Даниил Страхов с супругой Марией на Красной дорожке церемонии закрытия XXV Российского кинофестиваля «Кинотавр» в Сочи

Актер Даниил Страхов с супругой Марией на красной дорожке церемонии закрытия XXV российского кинофестиваля «Кинотавр» в Сочи

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Вы артист Театра на Малой Бронной, но много играете и на других площадках, из чего можно сделать вывод: театр — главное в вашей творческой жизни. Кино на втором месте?

— Не на втором и не на первом, две параллельные жизни. Каждая развивается во мне самостоятельно, и друг от друга они не зависят. Что касается кино и телевидения, то последние несколько лет я снимаюсь раз в год в главной роли. Фильмы ждут своего часа на одном из ведущих каналов нашей страны. Главное, чтобы не вышло всё подряд (смеется).

Последняя работа, которая была закончена зимой, — «Наследники» Влада Фурмана. Замечательная история с чеховской интонацией, даже рабочее название было «Две сестры». Еще был проект под рабочим названием «Про Веру», оно тоже несет в себе двойные смыслы: мой персонаж в своей одержимости доходит до шекспировских страстей.

Я разделяю театр и кино, но, с другой стороны, профессия одна, она неразделима. Перечисляя работы на ТВ, понимаю, что «Макбет» появился не случайно, внутреннее движение и потребность в таком материале логическим образом привели меня к нему.

— Играть спектакль-концерт «Онегин» вы тоже стали не случайно?

— Да, мы играем его уже год, замечательная работа режиссера-постановщика Натальи Семеновой. Сложный жанр. И не концерт, и не спектакль, несмотря на то что в нем присутствует живая музыка Алексея Айги. Невозможно читать «Евгения Онегина» друг за другом, по ролям, но нам это удалось.

У нас есть Онегин в моем лице, Ленский в исполнении Сергея Шнырева, автор-поэт и двигатель сюжета (его играет Сергей Чонишвили), неожиданная Татьяна — Ира Пегова, казалось бы, актриса, идущая вразрез с неким романтическим представлением о том, какой должна быть Татьяна. И это интересно.

Актеры Даниил Страхов (Хлестаков) и Леонид Каневский (Сквозник-Дмухановский) (слева направо) в сцене из спектакля Сергея Голомазова «Ревизор» в театре на Малой Бронной

Актеры Даниил Страхов (Хлестаков) и Леонид Каневский (Сквозник-Дмухановский) (слева направо) в сцене из спектакля Сергея Голомазова «Ревизор» в Театре на Малой Бронной

Фото: ТАСС/Алексей Филиппов

— Герои современного российского кинематографа вам по нраву или есть к чему стремиться? Наверняка хотели бы роль масштабом не меньше молодого Штирлица в «Исаеве»?

— Современного героя как такового всё еще нет, и, судя по тому, как я ищу себя в театре с помощью классического репертуара, поиски пока успехом не завершились. В любом случае приходится существовать в том, что предлагается на современном рынке. Но каждый делает собственный внутренний выбор. Я не зарекаюсь ни от чего и счастлив тем, что есть.

— Сейчас время беспощадного самопиара. В этой сфере все средства хороши?

— Безусловно, сейчас актеры включены в погоню за вниманием зрителя. Порой вижу своих партнеров по театру, которые даже идя на сцену и прямо во время спектакля снимают себя на телефон для«сториз» в Instagram. Для меня это дико. Так человек теряет профессию. Он думает не о том, что сейчас будет транслировать зрителям, которые сидят в зале и заплатили деньги за билет, а о том, как бы еще себя по-новому показать, поддержать к себе интерес. Не хочу осуждать таких людей, потому что, с моей точки зрения, это уже болезнь.

Не хочу выглядеть ханжой, но, постоянно занимаясь самопиаром в сетях, актер себя обкрадывает и уже самой профессией-то не занимается, хотя, кажется, всё у него в порядке.

Мы живем во время, когда исчезли границы дозволенного, не знаешь, когда остановиться, где та тонкая красная линия, за которой теряешь себя. Поэтому меня нет в соцсетях. Теряю ли я что-то с точки зрения профессии или заработка? Возможно. С каждым годом сложнее всего этого избегать, но пока получается.

Анна Позина

[ свернуть ]


Два Мира Без Шекспира

12 февраля 2019
25.01.2019Сразу два столичных театра — Ермоловский и на Малой Бронной — обратились в этом сезоне к шекспировскому «Макбету». Событие это тем более примечательное, что мрачная «шотландская пьеса» ставится у нас не в пример реже «Гамлета» и «Ромео и Джульетты» — безусл... [ развернуть ]

25.01.2019

Фото: Владимир Кудрявцев/mbronnaya.ru

Сразу два столичных театра — Ермоловский и на Малой Бронной — обратились в этом сезоне к шекспировскому «Макбету». Событие это тем более примечательное, что мрачная «шотландская пьеса» ставится у нас не в пример реже «Гамлета» и «Ромео и Джульетты» — безусловных фаворитов среди трагедий Великого барда. И дело, разумеется, не в тянущемся за ней мистическом шлейфе. Похоже, что сила, заключенная в гениальном тексте, вызывает в душе рискнувших окунуться в него с головой, их собственных демонов, с которыми, подобно славному и могучему кавдорскому тану, не каждый способен совладать.

Отечественный театр Вильяма нашего Шекспира чтит и почитает не меньше, а в чем-то, вероятно, даже больше, чем его соотечественники. Но в отличие от британцев нашего зрителя чаще тянет на трагедию, чем на комедию, — обливаться слезами над вымыслом нам как-то привычнее, чем хохотать. Но дело не только в этом. Как ни стараются нас отучить от этой вредной привычки изготовители модных интертейнментов, зритель в театре сопереживания ищет. Нам просто необходимо сочувствовать хоть кому-нибудь из персонажей, причем по возможности — из главных. Иначе не в кайф. И если с несчастным датским принцем, незаконно лишенным трона, как и с обездоленными веронскими возлюбленными, все яснее ясного, то кому сочувствовать в «Макбете» — вопрос вполне себе философского масштаба.

По версии режиссера Макбет — человек уставший, жизнь для него — это только война, кровь и смерть. В сцене пророчества ему являются не мерзкие старые фурии, а маленькая девочка, хрупкая и трогательная, от которой демонического коварства ну никак не ожидаешь. И Даниилу Страхову удается сыграть не жажду власти, но невиданного накала стремление начать какую-то другую, новую жизнь, где крови больше не будет, — королю-то своими руками убивать ведь не обязательно. Для своей постановки в Театре на Малой Бронной режиссер Антон Яковлев выбрал классический перевод Михаила Лозинского и все действие выстроил на явных и неявных аллюзиях с «Глобусом» шекспировских времен. В сценографии Николая Симонова инфернальность просвечивает лишь как легкий намек: за происходящим на земле пристально наблюдают и с небес и из-под земли. Художник Мария Данилова одела героев пьесы так, что по обе стороны временного портала — «здесь», у нас, и «там», посреди шотландских холмов, — они могли бы сойти за своих. Все они, за одним-единственным исключением, о котором чуть позже, заняты поисками ответов на неизбывное быть или не быть, а если уж быть, то кем — жертвой, палачом или судьей.

Но сцена объяснения Макдуфа с избегшим смерти сыном Банко Малькольмом в обеих постановках решена как хитроумный розыгрыш, затеянный не слишком смелым наследником с целью проверить верность своего потенциального подданного. Введенный в заблуждение Малькольм признает, что при стольких пороках человек недостоин «не то что править, жить», но, поглощенный разворачивающейся интригой, зритель пропускает все мимо ушей. Увы, но подсказка, оставленная великим драматургом, на сей раз пропала втуне. Ведьмы ведь в самом начале всех честно предупредили: Макбет станет королем, но Банко — основоположником королевской династии.

Виктория ПЕШКОВА

[ свернуть ]


Глоток Безумия

12 февраля 2019
Антон Яковлев поставил на сцене Театра на Малой Бронной пьесу Уильяма Шекспира “Макбет”. Почти два года назад режиссер уже обращался к шекспировской трагедии, выпустив в Малом театре “Короля Лира” с Борисом Невзоровым, мощно сыгравшим главную роль. Но не “Лир”, а дру... [ развернуть ]


Фото В.КУДРЯВЦЕВА

Антон Яковлев поставил на сцене Театра на Малой Бронной пьесу Уильяма Шекспира “Макбет”. Почти два года назад режиссер уже обращался к шекспировской трагедии, выпустив в Малом театре “Короля Лира” с Борисом Невзоровым, мощно сыгравшим главную роль. Но не “Лир”, а другие, более ранние работы Антона Яковлева – “Крейцерова соната” и “Драма на охоте” отчасти созвучны нынешнему “Макбету”: во всех трех постановках режиссер исследует темную сторону человека – его внутренний ад.

Можно подумать, что в дурную мистическую славу этой трагедии Шекспира в современной России действительно верят: постановки по “Макбету” легко пересчитать по пальцам одной руки (в театральном мире известно, что в процессе работы над спектаклем часто случались разного рода несчастья из-за заключенной в пьесе темной энергии). Практически одновременно с премьерой в Театре на Малой Бронной выпустил своего “Макбета” Олег Меньшиков в Театре имени М.Н.Ермоловой. Несколько лет назад в Театре имени Ленсовета вышел спектакль Юрия Бутусова “Макбет. Кино”. Но знаковой постановкой для российских театралов все же является “Макбет” литовца Эймунтаса Някрошюса – режиссера, всегда воспринимавшегося отечественной критикой и зрителем как явление уникальное и практически родное.

Несмотря на всю полярность двух спектаклей, в сценической версии “Макбета” Антона Яковлева слышны отголоски режиссуры Някрошюса: в обоих спектаклях образ одного из главных злодеев в мировой драматургии предъявлен не палачом, а жертвой.

Медленно расползаются в разные стороны гигантские створки сценографической конструкции (художник Николай Симонов), и словно приоткрывается сама преисподняя. Темно и жутко. Тусклые лучи освещают мужскую фигуру, застывшую на коленях. Это Макбет (Даниил Страхов) – бесстрашный воин после очередной битвы и безумного кровопролития. Его торс обнажен и перевязан бинтами. В замедленных движениях чувствуется вселенская усталость и трагическое бессилие. Он ранен, он болен, он готов умереть.

Макбет надевает на голову мусорный мешок и, лишив себя воздуха, отчаянно жаждет избавиться от этой жизни, в которой есть место лишь войнам и убийствам. Несколько удушливых секунд, и пакет прорван. С первым жадным, страстным глотком воздуха возникает иной Макбет – безумный. Все дальнейшие события происходят словно в его болезненном сознании. Ведьм в спектакле нет, но есть призрак, порожденный душевной болезнью Макбета. Именно из уст призрака – девочки в белой робе (юная дебютантка Евдокия Яворская) – звучат все предсказания, адресованные Макбету и Банко. Девочка-призрак? Возможно, умерший ребенок четы Макбет (у Шекспира Макбет бездетен, но Леди Макбет говорит о том, что кормила ребенка грудью).

Макбет все еще жаждет свести счеты с жизнью, и Банко (Александр Голубков) удается остановить очередную попытку, только связав ему руки бинтами.

Именно бинт становится ключевым образом этого спектакля. Бинт – как символ болезни, кровоточащей раны, размотанный бинт с тела Макбета с изображением меча – конечно же, дамоклова, и бинт, которым Макбет связывает свою жену (Настасья Самбурская), превращая его в смирительную рубашку. Безумие заразно.

В “Макбете” Эймунтаса Някрошюса на заднем плане раскачивалось бревно на двух веревках, а над сценой висели четыре железные люльки. В финале они поочередно наклонялись, и из них пыльным грохочущим камнепадом сыпались булыжники. В спектакле Антона Яковлева также присутствует небольшая подвешенная платформа. Ближе к финалу на ней возвышается Макбет, утверждаясь в своем адском безумии: он принимает полчище солдат за стадо гусей. Но не камни посыплются в последней сцене спектакля – рухнут с мощным звуком цепи, свисавшие с колосников. Макбет свободен?

Макбет в постановке Антона Яковлева не будет повержен Макдуфом (Илья Антоненко). Он лишит себя жизни сам, отрезав саму возможность соединиться с Богом, снова покорно натянув на голову мусорный мешок. Чтобы возвратиться в исходную точку вместе с жадным глотком воздуха.


Фото В.КУДРЯВЦЕВА

«Экран и сцена»

№ 2 за 2019 год

Светлана БЕРДИЧЕВСКАЯ

[ свернуть ]


На Малой Бронной ‒ премьерные спектакли шекспировского "Макбета"

9 января 2019
https://tvkultura.ru/article/show/article_id/32280...2019-й объявлен в России Годом театра. Многие коллективы в честь этого выпустили премьерные спектакли. Один из них идет на в Театре на Малой Бронной. Каким увидел шекспировского «Макбета» режиссер Антон Яковлев ‒ у... [ развернуть ]

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/32280...

2019-й объявлен в России Годом театра. Многие коллективы в честь этого выпустили премьерные спектакли. Один из них идет на в Театре на Малой Бронной. Каким увидел шекспировского «Макбета» режиссер Антон Яковлев ‒ узнала Яна Мирой.

Театр на Малой Бронной. «Макбет». Автор ‒ Уильям Шекспир. Сценическая редакция ‒ Антона Яковлева. «У Шекспира в каждой пьесе множество тем», ‒ объясняет режиссер. Он сократил классический текст, чтобы расставить важные для себя смысловые акценты.

«Существует в режиссерской профессии фабульная мотивировка, то есть то, что происходит по сюжету, и истинная мотивировка, то есть, что на самом деле необходимо персонажу, для чего, собственно, он стремится к этой цели. Я всегда пытался понять: зачем это нужно Макбету, что происходит внутри с ним, чтобы он захотел эту власть», ‒ пояснил Антон Яковлев.

Именно поэтому в этой сценической версии нет ведьм и магии. Поступки героев внешними факторами не объясняются. Спектакль исследует внутренние мотивы. Макбет здесь ‒ рефлексирующий герой. Даниил Страхов ‒ из тех актеров, которые глубоко анализируют своего персонажа. Макбета он сопоставляет с Ричардом III и Гамлетом. Говорит, в каком-то смысле этот кровавый тиран ‒ романтик. Ведь он захотел изменить мир.

«Это думающий, мыслящий, не могущий найти ответов о том, почему этот мир так дико устроен. Пытающийся это поменять и ввергающий этот мир в еще большее кровопролитие. Пытающийся остановить то кровопролитие, которое было до него, посредством него, как воина. И не могущий это сделать. Сходящий с ума от того, как он вынужден этой властью воспользоваться», ‒ рассказал Даниил Страхов.

Говоря о своей постановке, создатели приводят две ассоциации из мира кино. Во-первых, «Быть Джоном Малковичем». Спектакль «Макбет» погружает зрителя в субъективное видение героя. В каком-то смысле все происходящее происходит в его голове. Вторая аналогия ‒ «День сурка». Эта замкнутая декорация ‒ и келья, и тюрьма, и граница понимания, в которой человек обречен на бесконечные повторения.

[ свернуть ]


​Прогнило всё в шотландском королевстве

24 декабря 2018
Прогнило всё в шотландском королевстве. На московской сцене появился очередной шекспировский «Макбет». (Для дотошных друзей уточняю, что намеренно написал именно так, поскольку случалось видеть и не шекспировских). Ставят эту пьесу нынче мало: уж больно мрачна. Но р... [ развернуть ]

Прогнило всё в шотландском королевстве.

На московской сцене появился очередной шекспировский «Макбет». (Для дотошных друзей уточняю, что намеренно написал именно так, поскольку случалось видеть и не шекспировских). Ставят эту пьесу нынче мало: уж больно мрачна. Но режиссер Антон Яковлев решился и поставил спектакль в Театре на Малой Бронной. И актер нашелся на заглавную роль: трагический красавец - косая сажень в плечах - и к тому же медийная фигура Даниил Страхов. Не менее медийной Настасье Самбурской досталась роль леди Макбет.

На мрачный лад тебя настраивают с первых же минут действия, когда вышедшие на авансцену актеры "разрывают" огромную жутковатую серую стену, как будто приглашая тебя совершить экскурсию в преисподнюю (в финале после «экскурсии» стену опять соединят и прочно замуруют). Пространство, придуманное художником-постановщиком Николаем Симоновым, лаконично и аскетично. В нем, слава Богу, нет примитивных «величественных» фанерных башен замков, которые автору этих строк пришлось недавно лицезреть в одном провинциальном театре. В нынешнем спектакле кроме громадной зловещей стены на сцене водружена похожая на гроб жутковатого вида «купель», в которую погружаются оба главных героя перед судьбоносными событиями в своей жизни. Доминантой сценографического решения становятся свисающие с «небес» роковые цепи, которые в финале с оглушительным лязгом обрушатся на погрязшую в злобе и крови шотландскую землю. На одной из цепей в безмолвном прологе попробует повеситься Макбет. Но безуспешно.

Нет в спектакле и "рубки" на мечах, которая обычно ничего кроме чувства неловкости и соболезнования бедным актерам не вызывает. Хотя победоносные возгласы и панегирики славным воинам присутствуют и здесь. Правда, их выкрикивают одетые в разношерстные шинели-пальто молодые люди с мрачными застывшими лицами - приближенные короля Дункана. Бойцы этой «бригады» накрепко повязаны между собой какой-то незримой нитью. Но, при этом, отношения между ними волчьи: каждый при случае может порвать другому глотку и, наверное, подобно Макбету, мечтает о короне. «Белая ворона» в этой компании - сам король Дункан. Его роль блистательно играет Владимир Яворский Владимир Яворский (Vladimir Yavorsky). Признаюсь: никогда раньше этот персонаж не вызывал такого сочувствия, не «стрелял в душу». Этот Дункан смешон, наивен и трогателен. Он восторгается природой и пытается привить своим подданным любовь к ней, в частности, к орнитологии. Но без всякого успеха. И ты понимаешь, что такой король «с приветом», конечно, не жилец в этом королевстве. Его сын Малькольм, в исполнении талантливого молодого артиста Олега Кузнецова - тоже немного с придурью, ибо яблоко от яблони… Но у него бзик другого рода. Он явно себе на уме, его, судя по всему, вовсе не печалит убийство отца, потому что самому давно хочется надеть корону.

Надо признать, что каждый персонаж из этой компании своеобразен и значителен: и добродушный, простец Банко Александра Голубкова, и воинственно настроенный, неустрашимый Макдуф Ильи Антоненко, у которого тоже явно «двойное дно», и злобный Росс Дмитрия Цурского, пронизывающий своим волчьим взглядом всех вокруг, etc. Интересен главный герой: мощный, страстный, мятущийся и Макбет, слабохарактерность которого диссонирует с его бравым видом. Мечта о короне, судя по всему, зрела в его душе задолго до кровавого «проекта» его милой женушки. Иначе он так быстро не уступил бы ей. Но, при этом, ты видишь, как нелегко дается этому простодушному вояке переход от тайных мечтаний к решительным действиям. А уж, перейдя Рубикон, он «без страха и упрека» пускается во все тяжкие. (Недаром ведь говорят, что для убийц жажда крови несоизмерима ни с какими другими наслаждениями!) И в финале погибает ужасной смертью, задушенный дьявольским пластиковым черным мешком.

Видно, что леди Макбет яркой, азартной и обворожительной Настасьи Самбурской тоже давно настраивалась на решительный поворот в своей судьбе. Не было только повода. И вот он настал! Она торжествует. Но вдруг червь сомнения начинает постепенно заползать к ней в душу. И, в конце концов, доводит ее до потери рассудка. Актриса очень точно и эмоционально, хотя и без экзальтации играет процесс осознания глубины своего преступления и неотвратимости Божьей кары.

Главным сюрпризом спектакля стало отсутствие в нем… троицы ведьм-вещуний. Вместо них на сцене появляется сущий ангел - юная белокурая девочка в белоснежных одеждах, которая в программке названа Призраком. Этот Призрак-ангел, однако, ничего не пророчит Макбету, а как бы намекает, что все названное им может случиться в его жизни. Но выбирать стезю придется самому Макбету… (От всей души поздравляю с дебютом дивную Евдокию Яворскую и ее замечательного отца, благословившего свою дщерь на непростую актерскую стезю!)

В целом, несмотря на мрачность атмосферы спектакля (оно и понятно - не «Двенадцатая ночь», чай!), он смотрится на одном дыхании, чему способствует сценическая редакция А. Яковлева. Зрелище точно выстроено темпоритмически (хотя изредка случаются и зависания), роли неплохо разобраны, хорошо воспринимается текст в непривычном переводе Михаила Лозинского, актеры играют достойно, не позволяя себе излишнего пафоса и ломания рук. Поэтому уверен, что очередная встреча с шекспировской трагедией станет для истинного театрала событием.

Фото с сайта театра и со страницы Владимира Яворского.

Павел Подкладов

[ свернуть ]


«Макбет». История Преступления И Наказания

20 декабря 2018
Театр на Малой Бронной представил зрителям «Макбета», одну из самых мистических трагедий Шекспира.Шекспировского «Макбета» никак не назовешь «одним из самых востребованных» его творений. Театры к нему обращаются не часто. Виной тому то ли слава самой мистической траг... [ развернуть ]

Театр на Малой Бронной представил зрителям «Макбета», одну из самых мистических трагедий Шекспира.

Шекспировского «Макбета» никак не назовешь «одним из самых востребованных» его творений. Театры к нему обращаются не часто. Виной тому то ли слава самой мистической трагедии Шекспира, то ли дурная слава «Макбета» в театральных кругах. Считается, что если режиссер берется за «Макбета» – жди неприятностей. И вдруг сразу два столичных театра обратились к этой трагедии о превращении благородного человека, жаждущего власти, в злодея. Явление это в наши дни весьма распространенное. Возможно, именно этим и вызван повышенный интерес к этой трагедии Шекспира.

В Театре Ермоловой трагедию поставил его художественный руководитель Олег Меньшиков, потратив на эту работу больше двух лет. Оценить этот труд не представляется возможным, поскольку Олег Евгеньевич журналистов на свой спектакль практически не допускает. А вот в Театре на Малой Бронной журналистам, напротив, очень рады. И премьерный показ «Макбета», надо признать, порадовал. Классическая, казалось бы, постановка, получилась невероятно современной, надо отдать должное ее создателям. Два часа без антракта смотришь на одном дыхании. Режиссер изначально задал темп, при котором зритель не расслабляется ни на минуту. Блестящая сценография художника-постановщика Николая Симонова, в которой преобладают два цвета – черный и серый – сразу же дает понять: это мир трагедии. Минимум декораций, в которых единственный движущийся элемент – стена-ширма, которая позволяет менять место действия. В общем, совершенство в деталях. Например, предвестником каждого убийства, совершенного Макбетом, стали черные пластиковые пакеты, которые в быту используют для мусора.

Фото: Владимир Кудрявцев

Стиль и элегантность придают постановке и работа художника по свету Антона Стихина, а также великолепное музыкальное оформление, автором которого стал сам режиссер-постановщик спектакля Антон Яковлев. Это его первая работа в Театре на Малой Бронной, хотя к Шекспиру он обращается не впервые. Чтобы обмануть судьбу-индейку, которая преследует всех постановщиков «Макбета», режиссер пошел на маленькую хитрость: ведьмы-пророчицы в его постановке так и не появились. Режиссер нашел им замену, признавшись: «Ведьм убрал на всякий случай, подстраховался». Пророчества Макбет слышит словно из вселенского пространства – звучит интригующий полушепот, нежный детский голосок. В какой-то момент на сцене появится и обладательница этого голоса – светловолосая девочка- тинэйджер в белом платьице, обозначенная в программке как Призрак (Евдокия Яворская). Впрочем, обо всем по порядку. У Шекспира действие трагедии начинается с грома и молнии на мрачном пустыре, где собрались три ведьмы. Неподалеку идет битва, и ведьмы договариваются сойтись на этом месте на рассвете, когда через пустырь будет проезжать главный герой сражения, шотландский полководец Макбет.

Фото: Владимир Кудрявцев

У Антона Яковлева ничего этого нет. Перед зрителями на сцене – шотландский король Дункан в окружении свиты. Все в строгих одеждах черного цвета. Короля Дункана выделяет лишь меховая накидка. При этом костюмы явно не из шекспировских времен, но и современными их не назовешь, за исключением разве что солдатских ботинок (художник по костюмам Мария Данилова). Современные театральные художники нередко прибегают к подобному приему при постановке на сцене классических произведений, подчеркивая таким образом их «вневременность». Сражение уже завершилось победой шотландцев. Все ждут возвращения Макбета, которого король намерен осыпать благами, званиями и наградами. А в глубине сцены – полуобнаженный усталый человек со множеством повязок на теле. Это Макбет. У Шекспира Макбет вначале – храбрый воин, верный вассал своего короля. Честолюбие и жажда власти закрадываются в его душу постепенно, под влиянием тех пророчеств, которые он услышал, и увещеваний жены. С течением времени эти чувства толкают его на преступление – убийство короля и узурпацию трона. Изначально Макбет никак не воплощение зла, зло воплотилось в его жене, Леди Макбет, которая в своем стремлении видеть мужа королем не знает никаких преград. Макбет долго сопротивляется искушению, но в итоге оказался не в силах его побороть. Мучимый угрызениями совести после совершения первого убийства, он, тем не менее, стремится расправиться со всеми, кто мог бы его разоблачить, постепенно превращаясь в кровавого тирана.

«Он устал убивать, устал умирать, устал от бесконечного чувства вины. У него больше нет сил оправдывать себя. Он устал жить. Впрочем, по сути, этот Макбет уже мертв. Жива только оболочка. На наших глазах рождается другой, новый Макбет, который пытается вновь обрести смысл своего существования. Он либо изменит мир вокруг него, или разрушит его до основания», — говорит Антон Яковлев. Эту трагедию можно рассматривать и как вечную историю борьбы светлого и темного начала в человеческой душе, и как историю преступления и наказания. Но все-таки именно анализ душевных переживаний Макбета – главная составляющая этой трагедии у Шекспира. И этот образ невольно заслоняет остальных персонажей пьесы, за исключением рокового образа его жены.

Фото: Владимир Кудрявцев

На роли главных действующих лиц режиссер выбрал Даниила Страхова (Макбет) и Настасью Самбурскую(Леди Макбет). Яркие, красивые, пластичные молодые артисты, чьи имена растиражированы кинематографом и телевидением, безусловно, привлекут зрителей на эту постановку. Хотя судя по премьере, Даниила Страхова буквально захлестывают эмоции. А для создания шекспировского образа Макбета требуется глубина. В театре некогда было даже такое амплуа — «трагик», которое со временем, увы, кануло в лету. Запоминается Владимир Яворский в роли Дункана, несмотря на свое недолгое присутствие. По воле режиссера, он предстал перед зрителями этаким романтично-поэтичным добрым королем, который слышит голоса птиц и искренне радуется жизни, словно предчувствуя, что радоваться ему суждено недолго. Хороши и представители молодого поколения артистов театра: и Олег Кузнецов (наследник короля Малькольм), и Илья Антоненко (Макдуф). Убедителен и Александр Голубков в роли Банко. Так что актерский ансамбль сложился – и в этом, несомненно, заслуга режиссера, который назвал свою постановку «сценической версией», позволив себе внести некоторые изменения в канонический текст трагедии Шекспира в переводе Михаила Лозинского. По словам Антона Яковлева, «Шекспир тем и хорош, что у него всегда несколько сценариев»

Эвелина Гурецкая

[ свернуть ]


​«Макбет»: Шекспир в мусорных мешках

18 декабря 2018
Театр на Малой Бронной открывает Год театра очередным прочтением классики — шекспировского «Макбета» в постановке Антона Яковлева, где заглавную роль играет Даниил Страхов. Уже давно «не модно» ставить Шекспира напрямую — в соответствующих эпохе костюмах. Да и меч... [ развернуть ]

Театр на Малой Бронной открывает Год театра очередным прочтением классики — шекспировского «Макбета» в постановке Антона Яковлева, где заглавную роль играет Даниил Страхов.

Уже давно «не модно» ставить Шекспира напрямую — в соответствующих эпохе костюмах. Да и мечи, которыми орудуют герои, далеко не всегда появляются на сцене. В том и есть искусство театра, чтобы один и тот же текст прочесть максимально по-разному. Кто-то превращает «Макбета» в рассказ о шутках потусторонних сил, кто-то анализирует мотивы и историю леди Макбет.

Антон Яковлев же сконцентрирован на личности героя. Не зря в программке спектакля стоит цитата именно о нем: «Макбет не создан для жизни. Он — Бог Войны. Он устал убивать, устал умирать, устал от бесконечного чувства вины. <…> Впрочем, по сути этот Макбет уже мертв. Жива только оболочка». Вот почему постановка начинается со смерти героя. А может быть, с его второго рождения, громкого, захлебывающегося вдоха, с которым он срывает с головы мусорный мешок, чтобы узнать пророчество: «Да здравствует Макбет, грядущий наш король».

Даниил Страхов внешне не очень похож на бога войны, особенно в понятии средневековья. И все же он, несомненно, хорош. В смятении, напряжении, принятии решения, но еще лучше — в притворном спокойствии в середине пьесы, когда, по режиссерской задумке, отдает приказ об убийстве Банко на глазах у него самого.

Наверное, именно по причине важности Макбета многое другое уведено на второй план, включая неясный, расплывчатый образ леди Макбет. Все, что можно, сокращено или пересказано, спектакль длится чуть меньше двух часов без антракта. Резня в замке Макдуфа осталась за кадром, три ведьмы превратились в одну достаточно демоническую девочку в белом платье. Но зато раз за разом герои нагнетают обстановку, повторяя ключевые слова: «Да здравствует Макбет…», «Земля рождает пузыри…» — или: «Слетайтесь, вы, смертельных мыслей духи…»

«Макбет» — спектакль-паутина. Он давит, стесняет, сковывает, не выпускает, и предметы, постоянно появляющиеся на сцене, подчеркивают этот образ. Это мусорные мешки, в которых лежат тела убитых, а еще — путы, которыми Макбет связывает сам себя или свою жену. Это ванна, в которой супруги пытаются утопить зарождающиеся злые помыслы, а затем — смыть оставшуюся на руках кровь. Это черно-серые одежды, приглушенный свет и постоянный музыкальный фон на низких тонах, который в финале завершается неожиданным, но очень подходящим пассажем — треком американского композитора Клиффа Мартинеса из саундтрека к сериалу «Больница Никербокер».

Но такая насыщенность и плотность играет со спектаклем злую шутку. Сложно пребывать в напряжении два часа подряд. Глаз и разум ищут, на чем бы отдохнуть, но не находят, потому что каждую секунду принимается важное решение или совершается убийство. Шекспировский текст в переводе Лозинского сам обладает магией и притягивает внимание, но в таком исполнении он слушается тяжело. И «Макбет» на Малой Бронной — это постановка, безусловно, для подготовленного зрителя, который хорошо знаком с оригиналом и может сполна насладиться еще одним видением великой пьесы.

Светлана Горло

[ свернуть ]


Жизнь - ускользающая тень, в которой от эволюции до деградации всего один шаг: премьера спектакля «Макбет» в Театре на Малой Бронной

17 декабря 2018
С самых древних времён существования человечества людьми движет жажда власти. Один из главных векторов и ориентиров, соблазнов и пороков, центральная причина всех войн и разрушений. Определение этого термина гласит: власть - это возможность управлять и оказыва... [ развернуть ]


С самых древних времён существования человечества людьми движет жажда власти. Один из главных векторов и ориентиров, соблазнов и пороков, центральная причина всех войн и разрушений. Определение этого термина гласит: власть - это возможность управлять и оказывать решающее воздействие на события и других людей, даже вопреки их воле. Как показывает история, власть является для многих гораздо более пленительным объектом желания, чем материальные блага.

Жажда власти способна превратить в безумца даже самого здравомыслящего и рассудительного человека, заставить его отказаться от морально-нравственных норм и законов чести, но вот способна ли абсолютная власть и могущество принести счастье и гармонию своему обладателю? Едва ли…

14 и 15 декабря в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Макбет» Уильяма Шекспира в постановке Антона Яковлева. Премьера по пьесе великого английского драматурга приурочена к открытию Года театра в России.

В роли Макбета - Даниил Страхов, его супругу воплощает Настасья Самбурская.

Мы неоднократно рассказывали о спектаклях с участием Даниила Страхова, каждый раз подчёркивая, что это очень думающий и интеллектуальный актёр, способный достоверно, до мельчайших деталей, воплощать многоликие образы в самой широкой амплитуде эмоций и мотиваций. Страхов не просто выполняет на сцене поставленные задачи, он проживает каждое мгновение действия, исследуя глубинную психологическую природу своих героев и транспонируя её на зрителя.

Настасья Самбурская знакома театралам по ярким, многогранным и очень характерным ролям в спектаклях «Салемские ведьмы» и «Кроличья нора» в Театре на Малой Бронной. Кроме того, Настасья – одна из самых популярных в России инстаграм-блогеров, что в данном случае очень хорошо – ведь популярность актрисы в интернете может стать тем мостиком, благодаря которому к великому искусству Театра приобщиться далёкая от лучей Мельпомены аудитория.

Антон Яковлев и Даниил Страхов уже работали вместе на спектакле «Драма на охоте»,поставленном по мотивам одноимённой пьесы Антона Павловича Чехова в театре « Et Cetera».

Правда термин работали логичнее заменить на определение, что актёр и режиссёр уже «творили» вместе - сотворчество талантливых людей, понимающих друг друга с полуслова мы наблюдаем и в спектакле «Макбет». Театр – это гораздо больше, чем работа, это жизнь всего человечества на примерах конкретных судеб и именно проекцию реальной жизни мы видим на сцене.

Режиссёр значительно сократил Шекспировскую пьесу и персонажей: в спектакле нет проходных ролей – каждый герой несёт определённую функциональную и смысловую нагрузку и вносит свою уникальную лепту в развитие действия.

В «Макбете» участвуют: Александр Голубков, Владимир Яворский, Илья Антоненко, Олег Кузнецов, Дмитрий Цурский, Дмитрий Варшавский, Сергей Кизас, Максим Шуткин.

Режиссер Антон Яковлев о спектакле: «Макбет не создан для жизни. Он - Бог Войны. Он устал убивать, устал умирать, устал от бесконечного чувства вины. У него больше нет сил оправдывать себя. Он устал жить. Впрочем, по сути этот Макбет уже мертв. Жива только оболочка. Будто выкопали античную скульптуру, и части мраморного тела откалываются кусками, еле держась на тонких гранях. На наших глазах рождается другой, новый Макбет, который пытается вновь обрести смысл своего существования. Он либо изменит мир вокруг него, или разрушит его до основания».

Спустя несколько столетий с момента написания пьесы, актуальность и острота Шекспира по-прежнему поражает, а ещё восхищает то, что в каждом произведении мудрого драматурга скрыто огромное количество смыслов, которые интерпретируются сквозь призму личностного восприятия.

«Макбет» - не исключение. Создатели нового спектакля в Театре на Малой Бронной ведут диалог со зрителями на вечные темы Личности и Власти и того, что происходит с человеком, достигнувшим эту абсолютную власть, которая иллюзорна и утопична.

Почему желание вершить историю и управлять судьбами одерживает верх над милосердием и состраданием, нивелирует любовь, нежность, заставляет предавать, а порой и физически уничтожать ближайших родственников и друзей?

Возможно ли найти баланс и компромисс между властью и совестью? Хочется надеяться и верить, что да, но, увы, пока сама жизнь доказывает обратное. Для человека, попавшего в сети власти и узнавшего её вкус, очень часто превращаются в пыль родственные и дружеские связи и нейтрализуются все другие аргументы.

Концептуальный рисунок спектакля выполнен в чёрно-белой цветовой гамме, символизирующей вечную борьбу добра и зла в каждом человеке.

Значительная часть действия происходит в кромешной тьме: весь свет сконцентрирован исключительно в сценическом пространстве и лишь в некоторых моментах его проблески попадают в зал. Художник по свету – Антон Стихин.

Мрачные декорации, звенящие цепи, призраки и потусторонние голоса усиливают магнетический эффект.

Каждая деталь несёт определённую смысловую нагрузку – например, очень зрелищны и эмоциональны сцены с водой, которая не в силах смыть кровь преступлений и жестокости с рук убийц и очистить их разум от угрызений совести.

Одна из деталей реквизита – мусорные мешки, где покоятся тела жертв, которых становится всё больше. В некоторых сцены пустые мешки надеты на голову героя, создавая удушающий эффект. Что это? Аллегория с фашизмом? Или олицетворение, что главная ценность гуманного общества - человеческая жизнь, словно мусор, обесценена в мире алчных игр, затейливых интриг и крупных возможностей? А может быть, это метафора, что власть и могущество душат личность?

Также, словно оковы, окутывают Макбета и его жену полотна ткани, так или иначе ограничивающие траекторию их движений, снова и снова подчёркивающие, что между понятиями абсолютной власти и свободы лежит непреодолимая пропасть.

Время и эпоха растворяются в сценическом пространстве – где реальность, а где галлюцинации Макбета? Что происходит наяву, а что является призраком воспаленного воображения тирана, разочаровавшегося во всём, в том числе и в себе?

Макбет в исполнении Страхова вызывает скорее сочувствие и сострадание, чем ярость и осуждение, ведь не может один властитель править всей Вселенной, как не способен один человек изменить весь мировой уклад.

Неслучайно жестокость, алчность, расчётливость, маниакальная подозрительность являются характерными чертами всех тиранов. И в конечном итоге, верным спутником для каждого из них является фатальное одиночество и полное разочарование, что Власть не принесла такого желанного счастья и не помогла обрести гармонию.

Финал всем известен: Шекспир не оставил ни одному из злодеев шанса на выживание и на искупление, умерщвляя в своих пьесах тиранов с разной степенью изощрённости.

Аннотация спектакля гласит: «Он смеет все, что можно человеку. Кто смеет больше, тот не человек».

Почему благородный и честный человек вдруг сбивается с пути и становится ведомым жестоким пророчеством?

Есть ли устойчивый алгоритм, позволяющий сохранить самого себя в море соблазнов, амбиций, страстей и пороков? Вряд ли мир, где от эволюции до деградации и от прогресса до регресса всего один шаг, когда-нибудь ответит на этот вопрос.

Следующие показы «Макбета» на сцене Театра на Малой Бронной: 21 декабря, 4,5 и 29 января.

​WORLD PODIUM

[ свернуть ]