Отзывы


Шопен, если вы не возражаете Актер Даниил Страхов сыграл безвольного человека

6 февраля 2016
Газета В минувшую пятницу в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Варшавская мелодия». В конце 60-х эту пьесу Леонида Зорина считали историей о том, как сталинская система разрушила счастье двух влюбленных — польской девушки и советского парня. Пост... [ развернуть ]

Газета

В минувшую пятницу в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Варшавская мелодия». В конце 60-х эту пьесу Леонида Зорина считали историей о том, как сталинская система разрушила счастье двух влюбленных — польской девушки и советского парня. Поставив ее, режиссер Сергей Голомазов обнаружил в «Мелодии» новые ноты.

Пьесу Зорина большинство из нас помнит по телеспектаклю театра имени Вахтангова, в котором Гелю и Виктора играли Юлия Борисова и Михаил Ульянов.

В нем счастью героев мешал только политический режим. Взаимная симпатия возникала между ними с первого момента. Ироничная польская панна, студентка консерватории и будущая певица, кокетничала с недавним фронтовиком и будущим виноделом-технологом. Но их счастье разрушал указ 1947 года, запрещающий браки с иностранцами. Герои снова встречались через 10 лет, когда обоих связывали семьи, и еще через 10, когда семей уже не было, но время было упущено.

Сергей Голомазов трактует эту историю иначе. В его спектакле в расставании Виктора и Гели виноваты вовсе не государственная машина и не конкретный политический режим, а слабость и трусость Виктора (Даниил Страхов). Его готовность к компромиссам и уверенность в том, что «человек не волен в своих поступках».

И еще это история о людях из разных миров — тоталитарного и свободного. Геля (Юлия Пересильд), приехавшая учиться в Москву, всего боится и воспринимает этот город как враждебный. Ей здесь холодно и страшно. страшно, потому что она, недавно пережившая фашизм, снова оказалась в авторитарном государстве. Гелю пугают вопросы «Вы наша или не наша?», «А что вы у нас делаете?» и поначалу пугает Виктор, который вроде бы в шутку задает эти самые вопросы с интонацией Гэбиста, изловившего шпионку. Узнав его получше, геля ненадолго оттаивает, чтобы позже осознать: она боялась не напрасно и надеяться в жизни можно только на себя.

Спектакль наполнен музыкой Шопена. Ее подолгу слушают, она звучит в паузах, даже декорации состоят из множества струн. Перебирая по ним пальцами, герои извлекают музыкальные звуки (художник Вера Никольская). Но чем прекраснее музыка, тем безысходнее ситуация, в которой они оказались. Оба молодых актера рисуют точные и богатые оттенками психологические портреты. Но на первый план выходит героиня.

Жизненный путь героев напоминает график с двумя линиями: одна направлена вверх, другая — вниз. Вверх движется геля. Она, хоть ее жизнь после расставания с Виктором явно не сахар, становится известной певицей. Встречаясь с ним в последний раз, геля похожа на настоящую примадонну. Она слишком сильна духом, чтобы позволить себе проявление чувств. И очень красива: в 40 с небольшим Геля выглядит гораздо элегантнее и эффектнее, чем в юности.

Чего не скажешь о Викторе. Он постарел, как-то потяжелел и кажется таким же безвольным и расплывшимся, как его мешковатый шерстяной кардиган. Страхов удивительно точно передает это почти старческое безволие и неспособность на поступок.

Режиссер Сергей Голомазов: «Мне хотелось поговорить о теме насилия, в котором мы выросли»

Я не согласен с теми, кто считает пьесу Леонида Зорина «Варшавская мелодия» устаревшей. Действительно, указ 1947 года, который запрещал жениться и выходить замуж за граждан других стран, разлучивший героев этой пьесы, в наши дни уже отменили.

но мы сейчас становимся свидетелями того, как разъединяют целые народности, когда разлучают дочь и мать, и они не могут встретиться, поскольку живут в сопредельных государствах, когда буквально через огород проходит граница. Еще мне хотелось в этом спектакле поговорить о теме насилия, в котором мы выросли, которое является приметой чего-то очень нам знакомого. Оно и лежит в основе пьесы «Варшавская мелодия».

Ольга Романцова, 7.12.2009

[ свернуть ]


Сон от первого брака «Канкун» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
«Коммерсантъ» Лучшие пьесы Барселонца Жорди Гальсерана (его «Метод Гренхольма» уже по достоинству оценен нашими театрами, теперь вот очередь дошла и до «Канкуна») можно считать подарком для опытных режиссеров, которые, с одной стороны, не чураются запросов демократи... [ развернуть ]

«Коммерсантъ»

Лучшие пьесы Барселонца Жорди Гальсерана (его «Метод Гренхольма» уже по достоинству оценен нашими театрами, теперь вот очередь дошла и до «Канкуна») можно считать подарком для опытных режиссеров, которые, с одной стороны, не чураются запросов демократической публики, а с другой — не желают опускаться до «слишком женатых таксистов» и «приехал муж из командировки». Аккуратно выводящий Малую Бронную из тупика Сергей Голомазов принадлежит к числу именно таких режиссеров. Он не забывает о том, что руководство не самым счастливым репертуарным театром — это искусство возможного. 

В своей умной комедии Гальсеран использует вроде бы весьма банальную на первый взгляд комедийную расстановку персонажей: супружеские пары на отдыхе выясняют отношения. Но предлагает весьма небанальное развитие ситуации и интересные выводы. По 20 лет уже прожили вместе Рене с Винсентом и Лаура с Пабло. Одна пара побогаче, другая победнее, у одной двое детей, вторая бездетна, но дружат они все эти годы верно и соблюдают традицию отдыхать вместе. И вот посреди отдыха на прекрасных пляжах мексиканского Канкуна Рене, находясь в изрядном подпитии, вызванном, видимо, семейным кризисом, вдруг признается, что 20 лет назад, когда двое молодых людей и две девушки еще просто дружили, она, спрятав ключи от машины, оставила рядом с собой того, кто больше нравился, а не того, кто должен был остаться по логике вечера. В эту-то ночь обе семьи, как мы понимаем, фактически и сложились. То есть открывается, что в фундамент счастья обеих пар была положена ложь, вернее, удавшаяся попытка манипуляции. Реакция на сообщение у всех оказывается разной, но важной будет одна: недалекий Пабло вдруг предлагает в оставшиеся дни отдыха смоделировать упущенное давным-давно, то есть попросту поменяться мужьями-женами и посмотреть, как бы все могло быть, если развивалось бы по правде. 

В сущности Жорди Гальсеран в своей пьесе объясняет, что по правде у людей получается так же скверно, как по лжи, а то и хуже. Не хочется писать спойлеры по отношению к спектаклю, которому, будем надеяться, еще жить и жить. Но одно сказать все-таки надо: когда, выспавшись на пляжном лежаке, Рене просыпается, все случается так, как предложил накануне вечером Пабло. Вот только для всех, кроме Рене, статус-кво оказывается вполне естественным, а она все-таки живет реальностью, кончившейся накануне вечером. Впрочем, Гальсеран потом еще дает возможность усомниться, что было реальностью, вчерашнее или сегодняшнее, а что следует считать сном. Не нужно объяснять, что парадоксальная коллизия — жена гонит своего мужа как чужого, а мужа подруги считает собственным супругом — открывает простор для всевозможных комических ситуаций. Гальсеран использует их сполна. 

Актеры не отстают от драматурга. Очевидно, что это происходит с разрешения режиссера. Конечно, комедию и нужно так играть — не упуская возможностей взять огонь на себя. Татьяна Тимакова, Надежда Беребеня, Владимир Яворский и Иван Шабалтас делают все, чтобы публика запомнила их героев, и, возможно, именно для этого иногда превращаются из испанских туристов в отдыхающих россиян. У мужчин, кстати, роли выигрышнее: меняясь женами, их герои словно меняются и психофизическими свойствами. Но самая сложная роль все-таки досталась Татьяне Тимаковой: у Рене не предусмотрено явных превращений, но противоречивых состояний много, и есть все основания считать, что актриса с ними скоро справится. 

Временами, кстати, подкрадывается волнение, а не пренебрегают ли актеры какими-то тонкостями, которые можно было бы найти в «Канкуне» (кстати, отдельных похвал заслуживает переводчик Владимир Подгусков). Но тут нужно сказать о той «рамке», в которую они помещены. Художник Михаил Краменко поселил их между двумя прозрачными витринами, словно между пляжем и небесами. А вместо горизонта — видеоэкран. На нем несколько раз мелькают вроде бы бессвязные обрывки изображений, точно обломки цивилизации. А температуры воздуха и воды в Канкуне, которую сообщает экран, кажутся объективными данными про приговоренную к смерти жертву — потому что, точно планета меланхолия из фильма Ларса фон Триера, к земле в спектакле «Канкун» так же медленно, но неотвратимо приближаются небесные тела — солнце в дневных сценах и луна в вечерних. Поначалу ассоциация предстает слишком уж произвольной — где фон триер, а где Гальсеран. Но постепенно режиссерским решением проникаешься: в конце концов каждый из героев, понимает он это или нет, уже наскочил на свою меланхолию, и жизнь каждого разбита. Тем более что и Гальсеран предупреждает: ведь нам это только кажется, что можно изменить траекторию и избежать столкновения. 

Роман Должанский, 14.01.2014

[ свернуть ]


Король-нос

6 февраля 2016
vashdosug.ru На Малой Бронной — премьера. Молодой режиссер Павел Сафонов поставил героическую комедию Эдмона Ростана о длинноносом поэте и его безнадежном чувстве к кузине. Поклонники романтического театра и лично актера Григория Антипенко, готовьтесь стоять в очере... [ развернуть ]

vashdosug.ru

На Малой Бронной — премьера. Молодой режиссер Павел Сафонов поставил героическую комедию Эдмона Ростана о длинноносом поэте и его безнадежном чувстве к кузине. Поклонники романтического театра и лично актера Григория Антипенко, готовьтесь стоять в очереди за билетом.

После того как режиссер Сафонов пришел в Театр на Малой Бронной, за ним закрепилась репутация «мастера кассы», — его «Тартюф» спустя три года после премьеры собирает аншлаги. «сирано» сработан по той же схеме — беспроигрышная классика без радикальных интерпретаций, стильные костюмы Евгении Панфиловой, космическая музыка Фаустаса Латенаса и звездные актеры в главных ролях. А еще в спектакле есть все, за что мы традиционно любим пьесу Ростана, — геройская Love story, мушкетерский антураж, несовременное торжество понятий о чести и долге.

Смотрится все стильно, ярко, почти что празднично. Ругать абсолютно не за что, спектакль — беспроигрышный вариант для похода в театр с родственниками. Дальше логично было бы написать, что, при всех плюсах, продвинутые театралы вряд ли найдут в нем что-то интересное. Но…

Пьеса Ростана — произведение бенефисное, не получится герой — не получится спектакль. Тем неожиданнее кажется выбор Сафонова, режиссер отдал роль некрасивого поэта Григорию Антипенко, которого зрители знают по работам в сериалах и кино. Артист с намертво приклеенным амплуа героя-любовника, как выяснилось, способен удивить даже больших скептиков. Антипенко убедителен в трагической роли.

Разумеется, его Сирано — и отважный дуэлянт, и непревзойденный остроумец, и преданный друг, но всего важнее в нем — большая любовь и фатальное одиночество. Он — странный, угрюмый человек «без кожи», сердце его разбивается каждую минуту. А нежность не находит выхода. Такой накал трагизма нечасто встречается на современной сцене, — без единой фальшивой ноты, «пережима», сентиментальности. В Сирано–Антипенко зал влюбляется сразу и навсегда. А критики? Для них это редкий случай, когда ожидания не оправдываются. Театры не из числа главных ньюсмейкеров могут иногда радовать, а сериальные артисты — превозмогать свои амплуа.

Наталья Витвицкая, 23.10.2014

[ свернуть ]


«Сирано де Бержерак» — гимн любви и настоящему театру

6 февраля 2016
Вечером.ру Премьера в Театре на Малой Бронной о любви и о том, как важно вовремя в ней признаваться. Пьеса Ростана, написанная еще в XIX, зазвучала в наши дни с особой силой. Первое, что хочется сделать после спектакля «Сирано де Бержерак» — пойти и сказать своим бл... [ развернуть ]

Вечером.ру

Премьера в Театре на Малой Бронной о любви и о том, как важно вовремя в ней признаваться. Пьеса Ростана, написанная еще в XIX, зазвучала в наши дни с особой силой. Первое, что хочется сделать после спектакля «Сирано де Бержерак» — пойти и сказать своим близким, насколько они любимы и дороги. Пожалуй, не каждая постановка побуждает на такие действия, но эта буквально взывает к ним. 

На самом деле спектакль не только о любви. Он о нравах, о вечном споре между красотой внешней и красотой внутренней, о чести, об искусстве. Вот только любовь тут действительно все побеждает. Она буквально пронзает весь спектакль, наполняет его и заставляет зрителей в зале ощущать себя сопричастными к великому чувству. В центре сюжета — поэт Сирано (Григорий Антипенко), который ненавидит свой огромный нос, и обожает кузину Роксану (Ольга Ломоносова). Он уверен, что никогда не сможет понравиться ей, поэтому идет на хитрость: находит внешне прекрасного юношу, готового произносить ей пылкие речи, которые на самом деле пишет де Бержерак.

Спектакль, начинающийся как комедия, благодаря выдумке Сирано обращается в фарс и в итоге завершается трагедией. Режиссер Павел Сафонов блестяще выстраивает темпо-ритм спектакля. Если в начале действие бежит, развивается, то в конце замедляется. Трагическая развязка совершается при помощи длинных монологов и бесконечных признаний. 

«Театр на Малой Бронной» радует вдумчивыми и серьезными работами. В том сезоне это были «Канкун» и «Ретро», теперь «Сирано». Постановка «Сирано де Бержерак» — тот редкий случай, когда одинаково хороши и главные персонажи, и второстепенные.

Прекрасные, огромные по своей силе речи произносит главный герой. Но не менее интересны и монашки или стихи о миндальном печенье в исполнении кондитера. Актерские работы сделаны в спектакле замечательно, и это не преувеличение. 

Не менее удачны и декорации. Литовский мастер Мариус Яцовскис минимально нагрузил сцену. И кондитерскую, и казарму, и монастырь он показал весьма условно, не перегружая площадку лишними предметами. Единственно по-настоящему крупный объект на сцене — огромная каменная ступня, которой произносит свои монологи Сирано. Расшифровать этот символ можно по-разному. Кто-то увидит в этом параллель с огромным носом главного героя, а кто-то решит, что это нога кого-то большего, кто следит за происходящим сверху. В любом случае — зрителям есть о чем подумать.

Хороши и костюмы, созданные Евгенией Панфиловой. Они подчеркивают двойственное начало пьесы — трагическое и комическое. Производит сильное впечатление и музыка Фаустаса Латенаса. С каждым актом она нагнетается все больше и больше, показывается, что действие закручивается все сильнее и сильнее.

Ну и отдельная похвала, конечно же, блистательному режиссеру: Павел Сафонов имеет огромный послужной список, и в «Театре на Малой Бронной» можно увидеть его «тартюфа». Прошлое его творение на этой сцене стало настоящим хитом. Что касается «Сирано» — то это еще более мощная работа. Новое творение Сафонова — гимн любви и настоящему театру. Такому, который заставляет зрителей испытывать чувства и не бояться признаваться в них. 

Алина Артес, 18.10.2014

[ свернуть ]


Прогноз погоды двадцатилетней давности На Малой Бронной представили «Канкун»

6 февраля 2016
teatrall.ru Приятно зайти в холодный зимний вечер на Малую Бронную и насладиться солнечными видами популярного мексиканского курорта Канкун. Действие спектакля с географическим названием («Канкун») так чудесно разворачивается на теплой гальке (художник-постановщик М... [ развернуть ]

teatrall.ru

Приятно зайти в холодный зимний вечер на Малую Бронную и насладиться солнечными видами популярного мексиканского курорта Канкун. Действие спектакля с географическим названием («Канкун») так чудесно разворачивается на теплой гальке (художник-постановщик Михаил Краменко, художник по свету Андрей Абрамов), что хочется сразу забыться и расслабиться, и даже подумать о поездке именно на этот курорт, но… Дальнейшие события оказываются столь непредсказуемыми и такими странными, что мысли об отдыхе испаряются, зато приходят другие, например, о смысле жизни. 

В остроумной пьесе Жорди Гальсерана«Канкун» режиссер Сергей Голомазов нашел столько волнующих тем, что кажется странным, что пьеса написана испанским, а не отечественным драматургом. Спектакль актуален для российской публики и вполне отвечает духу последней театральной моды: теперь и у интеллигентного режиссера Голомазова (кажется, впервые) со сцены доносится мат, что абсолютно не обескураживает привычную ко всему московскую публику. К мату в театре у нас давно привыкли, и, несмотря на запрет госдумы, люди продолжают нецензурно выражаться. Но ведь бывает, что иначе никак не выразить сильное раздражение или недовольство, а тут по ходу действия такое творится, что реакция персонажей вполне обоснована. Вначале уверенно считываются знакомые коды, когда и поведение, и ситуация — все банально узнаваемо. Если бы режиссер с драматургом просто поиграли со своими героями в перевертыши, то спектакль остался бы на уровне заурядной комедии положений, но «Канкун» — не комедия, а трагикомедия, и здесь вам — не розыгрыш, а ловушка (для зрителей, в том числе).

Интрига девушки по имени реме — спрятать ключи от машины, чтобы нравящийся ей парень не поехал провожать подругу, а подруга в результате уехала с другим приятелем (так образовались две семейные пары) — через двадцать лет оборачивается для четверки друзей невероятным испытанием. В прекрасный курортный вечер та же реме (Татьяна Тимакова) напивается и проговаривается о том своем давнем поступке. Все вдруг понимают, что жизнь могла пойти по иному сценарию, и на следующее утро буквально впадают в безумие, пытаясь все начать сначала, вернуться в прошлое.

На долю молодой актрисы, ученицы Сергея Голомазова Татьяны Тимаковой выпали самые большие испытания, и, хотя роль ей явно на вырост (она написана на куда более взрослую и опытную женщину), Тимакова выкладывается по полной, не жалея себя. Почти весь спектакль актрисе приходится реально сходить с ума — сначала на пьяную, потом на трезвую голову, рыдать, истерически смеяться, и при всем при этом — удерживаться В жанре трагикомедии, избегая пошлости в двусмысленных ситуациях. Честно говоря, за героиню Татьяны Тимаковой переживаешь больше всего и ее чувства принимаешь к сердцу ближе.

Добротный, качественно поставленный, литературный материал не отпускает и после спектакля. В нем — не только проблемы семейной рутины, человеческой порядочности, но и вопросы, вопросы, вопросы: «Зачем иметь три машины, если на них некуда ездить…», «Зачем заниматься нелюбимым музыкальным инструментом, если можно взять в руки любимый», «Зачем нужна семья, если на нее совершенно нет времени и даже нет желания его находить?»…

Если бы пьеса не была написана, а спектакль не был поставлен мужскими руками, можно было бы заподозрить авторов спектакля в феминизме. Но в том-то и дело, что сегодня формулу сherchezlafemme (шерше ля фамм) честней заменить на сherchez l`homme (шерше ль’омм) — ищите мужчину! Ведь вокруг одни женщины: они работают, заседают, принимают решения, а мужчины томятся (отдыхают) в ожидании. Кто окружает мальчиков с рождения и всю жизнь? Кто воспитывает и учит их в детских садах и школах? И чью же модель поведения мальчику принимать за образец? Откуда ему знать, что такое мужской поступок, мужской характер, если папы никогда нет рядом (в лучшем случае, он на работе)? 

Каковы мужские персонажи этого спектакля? Висенте (Владимир Яворский) — поначалу выглядит этаким мачо, успешным харизматичным мужчиной, которого боготворит жена, но стоит ему столкнуться с коварством судьбы, перевернувшей его привычный уклад, оказывается, что вся его жизнь — образование, карьера, барские привычки и дорогой прикид (художник по костюмам Наталия Каневская) – все было в женских руках. Он удобно опирался на женские плечи, при этом постоянно ворча и жалуясь на несвободу. И вот ему дается шанс: быть, наконец, рядом с любимой женщиной, — а он не может решиться и снова скулит, что ему подрезали крылья, не дают жить так, как он хочет. Он всерьез пытается договориться с любимой (чужой женой) о двадцатиминутных встречах по средам в обеденное время. Целых двадцать минут сомнительной радости – вот что наш «герой» готов сложить к ногам любимой. Артист Владимир Яворский смачно, не скупясь на комические краски, рисует своего Висенте — подкаблучника, безхребетника, неудачника, глупца. 

Второй мужской персонаж Пабло (Иван Шабалтас) – мужчина, на протяжении всего действия сохраняющий спокойствие (не путать в данном случае с достоинством). Его поведение также легко объясняется тем, что нынешние мужчины более не способны на поступки. Пабло так и не выходит из себя, невзирая на фантасмагорическую смену жен, пребывая в некоей прострации. Хотя нет, Ивану Шабалтасу удается пару раз все же оправдать своего Пабло, показав его преданность жене (которой из?). Он готов драться из-за нее с другом, готов бежать за врачом, за помощью, при этом, разумеется, готов терпеливо ждать, когда все само решится, и любимая сама вернется к себе прежней. А еще, с его мужественного лица скатывается-таки скупая слеза – кульминация мужского поведения. 

В спектакле есть еще одна героиня — Лаура (Надежда бБребеня), которой в этом стремительном водовороте событий никакой любви вообще не досталось, зато досталось много потрясений. Она, бедная, вышла замуж за того, кого случай (в лице реме) послал, и живет с ним двадцать лет, терпя все глупости и выходки. Она судьбой также недовольна, но сердито (мужественно) принимает все, как есть. Молодой актрисе роль пока тоже на вырост (нужно, как минимум, с десяток лет понаблюдать мир вокруг и внутри себя), но в спектакле заложены возможности — расти прямо на сцене и получать удовольствие от собственной игры и от работы партнеров.

Магический видеоряд на экране наводит на мысль: как ни высока и таинственна вселенная, а человек умудрился все же приоткрыть хотя бы некоторые ее тайны, зато вот в собственной жизни люди разбираться до сих пор не научились. Никакие научные достижения не помогли людям стать совершеннее, мудрее, лучше понимать друг друга. На фоне вечного светила маленькие человечки неуклюже пытаются решить свои судьбы, наивно полагая, что можно переписать черновик жизни. Друзья, второй попытки, не будет, хотя…может еще раз посмотреть спектакль?

Лариса Каневская, 19.12.2013

[ свернуть ]


«Тартюф»: «Желтый» Мольер Павел Сафонов уговорил Виктора Сухорукова побыть развратником.

6 февраля 2016
vashdosug.ru Вечную историю о подлом обманщике с лицом праведника в театре рассказывали миллионы раз. На очередную версию решился молодой режиссер Павел Сафонов, с согласия худрука Сергея Голомазова обративший «в свою веру» актеров со стороны. Отныне в репертуаре Те... [ развернуть ]

vashdosug.ru

Вечную историю о подлом обманщике с лицом праведника в театре рассказывали миллионы раз. На очередную версию решился молодой режиссер Павел Сафонов, с согласия худрука Сергея Голомазова обративший «в свою веру» актеров со стороны. Отныне в репертуаре Театра на Малой Бронной появился кассовый спектакль с участием медийных звезд — Виктора Сухорукова, Ольги Ломоносовой, Александра Самойленко и Агриппины Стекловой.

«Массы» должны быть довольны, — спектакль смотрится как подарок в яркой упаковке, эдакая стильная безделица, тем не менее, смысла не растерявшая и мораль-таки пропагандирующая. Показывать следует и детям, и взрослым. И тем, и другим есть чему подивиться и над чем подумать. Слава богу, авторский текст здесь остался нетронутым, да и перемена места действия оказалась не столь существенной. Все происходит, пускай и не во времена Мольера, но, по крайней мере, не в космосе и не на кладбище. Приметы времени размыты, и это правильно: история будет повторяться, пока живут люди со всеми своими слабостями и пороками.

Кстати, пороки выведены Сафоновым на сцену один за одним, — в лицах героев бессмертной комедии. Оргон — олицетворение честолюбия, его мать — властности, сын Дамис — пустозвонства, дочь Мариана — женской глупости. Клеант символизирует слабую волю, супруга Эльвира — пустое кокетство, а горничная Дорина — хамство.

Справедливости ради стоит заметить, что все вышеназванные пороки не вызывают чувства брезгливости, скорее зритель испытывает к героям, ими обладающим, симпатию. Узнаваемое семейство, каких много, попало в просак из-за глупой влюбленности отца. Ну а если учесть, что основных персонажей играют знакомые все лица (знакомые по сериалам и кинофильмам, идущих в прайм-тайм), то и вовсе удовольствие гарантировано.

Грех не купить билет, если Дорину играет признанная клоунесса Агриппина Стеклова, а растерянного дурака-Оргона — большой друг «папиных дочек» Александр Самойленко. Про Виктора Сухорукова говорить не приходится. Что-что, а отрицательные персонажи популярному актеру удается как никому другому. Его Тартюф омерзителен, знаменитая сцена соблазнения Эльмиры выглядит гаже гадкого.

И все же, для театралов со стажем этот спектакль — очевидное заигрывание с публикой. Аналог качественной антрепризы, за которую не стыдно. Но не более того. Яркой режиссерской мысли здесь не наблюдается, впрочем, и явных провалов тоже. Все ровно и зрелищно.

Отдельное спасибо стоит сказать художнику по костюмам Евгении Панфиловой, ее стараниями все герои не смотрятся тяжеловесно или старомодно. Затейливые шляпки с вуалью, немного массивные каркасы для платьев, полупрозрачные боди и воротники-стойки… Во всем этом великолепии актерам явно проще играть героев-марионеток, управляемых тартюфом. Главный герой также одет со смыслом.

В первом действии на нем серое тряпье, в которое он завернут таким образом, что напоминает жука-навозника. В финале же на нем ярко-желтый плащ, наподобие тех, в которых в средневековой Испании сжигали на кострах еретиков. Желтый — символ греха и предательства, намек таким образом не просто толстый, но прозрачный.

Дом Оргона, «выстроенный» художником-постановщиком Николаем Симоновым — также находка. Он не достроен, а потому пустынен. И это очень точно «отзеркаливает» всеобщий неуют и тревогу.

Из неожиданных «приятностей» — небольшая, но заметная роль Валера, жениха Марианы. Его сыграл молодой актер Театра на Малой Бронной Дмитрий Сердюк. Комическое дарование артиста очевидно и доставляет пару минут истинного театрального удовольствия, никак несвязанного ни с кассовым успехом нового «Тартюфа», ни с популярностью исполнителей главных ролей.

Наталья Витвицкая, 8.11.2011

[ свернуть ]


Девять маленьких чудес «Почтигород» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
http://www.teatral-online.ru Худрук Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов сделал новогодний подарок зрителям: спектакль «Почтигород» по пьесе Джона Кариани — почти сказка, почти сон. Эта пьеса, которая в России еще не ставилась, складывается из девяти историй. Ка... [ развернуть ]

http://www.teatral-online.ru

Худрук Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов сделал новогодний подарок зрителям: спектакль «Почтигород» по пьесе Джона Кариани — почти сказка, почти сон. Эта пьеса, которая в России еще не ставилась, складывается из девяти историй. Как матрешки, они открываются одна за другой.

Сказка это или сон, но душа завзятого театрала, которого заботливые родители с малых лет водили на спектакли, непременно отзовется на множество сказочных ассоциаций. Об этом спектакле хочется рассказывать. В его кружевной ткани, как на морозном стекле, каждый сможет разглядеть свое. Кто-то — прозрачный силуэт «Маленького принца», а кто-то — замерзшее сердце кая. Многое можно увидеть в девяти историях, которые разворачиваются на фоне волшебных декораций Николая Симонова.

Начинается сказка с задумчивого Пита (Дмитрий Сердюк): он сидит на скамейке, равнодушно созерцая пустоту и не замечая улыбки Джинетт (Ольга Николаева). Потеряв любимую, пит отправляется на поиски, и с каждым шагом ему мерещится, что они становятся ближе друг другу. он бродит по «Почтипланете», пытаясь сквозь падающий снег разглядеть дорогое лицо. Со снежком, сжатым в руках, он похож на замерзшего кая, и немного на «Маленького принца», спешащего вернуться к своей любимой розе. пит семенит, как кукла (или маленький клоун), коротенькими быстрыми шажками. И никто в «Почтигороде» не замечает, как его тоненькая фигурка проходит мимо их историй. 

В спектакле, как в жизни, комедия и драма перемешаны. У смеющихся зрителей начинают блестеть глаза, а слезы тут же стираются улыбками. Сюжеты легко перетекают один в другой: у кого-то любовь теряется, у кого-то тут же находится. «Ист» — простодушный юноша (Егор сачков) распахивает свои объятия первой встречной, появившейся в его дворе. А она — смешная Глория (Татьяна Тимакова) — театрально курит длинную сигарету, выпуская тончайшие струйки дыма, картинно заламывает руки, прижимая к себе тяжелую сумочку, где хранится ее сердце, разбитое на девятнадцать кусочков. Ист уверен, что сможет склеить это сердце.

В истории «Отдай обратно» Гейл (Настасья Самбурская) возвращает любовь Лендала (Владимир Яворский) самому Лендалу. Эту любовь художник постановщик Николай Симонов остроумно поместил в подарочные пакеты красного цвета. И капризная Гейл, надув губки, сваливает эти пакеты в кучу к ногам любимого. Она охапками таскает их из автомобиля, не забывая нажать при этом на сигнализацию, а Лендал искренне удивляется: как много было этих подарков. Гейл всерьез требует вернуть ее любовь, и зрители понимающе хохочут, когда Лендал, смущаясь, протягивает возмущенной любимой красный крошечный пакетик («И это — все?!», — топает ножкой Гейл). Комический сюжет вдруг оказывается лирическим. 

В спектакле «Почтигород» на каждом шагу зрителя ждет удивление, и в большинстве случаев радостное. В истории «Больно!» Марвелин (Надежда Беребеня) помогает Стиву (Леонид Тележинский) понять и почувствовать чужую боль. Этот странный парень (почти что «Человек дождя», а может, «Форест Гамп»), живущий по указке брата, на глазах становится нормальным парнем, способным любить и даже объяснять другому, что такое любовь. В истории «Тату» Сандрин (Екатерина Дубакина) случайно встречается со своим бывшим парнем на собственном девичнике и не решается присесть рядом с оторопевшим Джимми (Александр Бобров). Она пытается натянуть коротенькое платьице, смешно пряча то руки, то ноги, но он не замечает неловкости. Он просто любит ее по-прежнему.

История с «падением» очень деликатно рассказывает о «мужской» любви. У Рэнди и Чеда (Петр Баранчеев и Александр Голубков) в буквальном смысле подкашиваются ноги, когда они понимают, что их тянет друг к другу. История трагикомическая и суперсовременная, хотя этот диалог мог состояться и тысячу лет назад. В истории «увидеть» Дэйв (Дмитрий Гурьянов) преподносит суровой Ронде (Дарья Грачева) собственноручно написанную картину. Грубоватая байкерша, неуклюже пытаясь разобраться в подарке, силой искусства превращается в прекрасную хрупкую девушку. Сказочному преображению способствуют и костюмы Евгении Панфиловой: огромные надутые куклы, внутри которых бьются горячие сердца маленьких людей. В финале все герои находят друг друга и в свадебных нарядах радостно валятся на снег, игриво притаптывая его мягкими валенками.

Молодые актеры, почти все — ученики Сергея Голомазова, так увлеченно проживает на сцене каждую историю, а их ровесники в зале с такой готовностью откликаются на них. Каждый вечер на спектакле происходит маленькое чудо: несуществующий город к финалу становится старым знакомым, а его странные обитатели — почти родными. К чуду привыкнуть невозможно, но главное — его не пропустить.

Лариса Каневская, 21.12.2012

[ свернуть ]


Почтигород — полное счастье

6 февраля 2016
Благонравно планировала — дотерплю до завтра, пусть уляжется впечатление от спектакля, превратится в стройный текст, чувства отстоятся, улягутся, дадут место размышлению, взвешенной оценке.  Нет, не утерпела — завтра будет завтра и взвешенную оценку со стройной конце... [ развернуть ]

Благонравно планировала — дотерплю до завтра, пусть уляжется впечатление от спектакля, превратится в стройный текст, чувства отстоятся, улягутся, дадут место размышлению, взвешенной оценке. 
Нет, не утерпела — завтра будет завтра и взвешенную оценку со стройной концепцией до кучи я смогу написать когда угодно, а торопливое и захлебывающееся счастье есть только сейчас и бог весть, повторится ли когда-нибудь.

Театр на Малой Бронной — на него я махнула рукой еще семь лет назад — его великое прошлое, его былая слава не помогли мне высидеть тогда какую-то тягучую премьеру, на которой зевалось так, что челюсть норовила вывихнуться и слезы наворачивались на глаза. Досидев в мучительном полусне-полубреду до финала, тогда (о, то были счастливые времена работы в театральном журнале!) я впервые в жизни категорически отказалась писать о спектакле. Что ж, возможно, этот театр — то место, где со мной происходит что-то непредставимое, плохое и хорошее, под этой рубрикой — впервые в жизни. Сейчас я думаю, если бы тогда, в декабре 2005 года мне сказали, что ровно через семь лет в том же самом зале я буду впервые в жизни плакать от счастья на премьере спектакля — я бы ни при каком усилии не смогла поверить в такое обещание. 

Когда подруга позвала меня на предпремьерный показ «Почтигород» в постановке Сергея Голомазова, я шла без особых ожиданий. Да, да - мой вечный снобизм — много чего посмотрено в этой жизни, много очарований и разочарований, чего может ждать от театра искушенный зритель, да еще не раз и не два оскоромившийся профессиональными отношениями с театром и влетавший без страховки в административные распри и закулисные интриги? 

Итак, женщина сильно в бальзаковской поре, в отсутствие любви и смерти, с багажом разочарований, рассеянно твердившая с утра цитату из Бабеля про очки на носу и осень на душе, потолкавшись в метро в час пик, промерзнув до стеклянного состояния на въедливом московском ветру, убедившаяся к 19.00, что предпремьерная публика по-прежнему суетлива, бестолкова и в сущности невыносима, что кресла в театре не стали удобнее, уселась в 11-м ряду на третье кресло с краю, обнаружила прямо перед собой рослого широкоплечего мужчину, чей дивный силуэт перекрывал сцену ровно на 99 процентов и приготовилась терпеть и смиряться, смиряться и терпеть следующие два часа двадцать минут (с антрактом). В тоске зачекинилась на фейсбуке и в этот момент зазвучала музыка, погас свет (или в обратном порядке — погас свет и зазвучала музыка?) и случилось чудо. 

Со сцены зазвучал диалог, словно украденный из моих любовных писем. Та же самая — такая сладкая и такая горестная идея о близости и отдаленности друг от друга. Другими словами, другими голосами — но с теми же растерянными полудетскими интонациями — а впрочем, с какими еще интонациями об этом можно говорить, писать и думать? Да-да картинка из моих писем о любви — именно тогда, когда мы так близко, под одним одеялом — между нами весь мир со всеми его материками и океанами. Но диалог на сцене развивается, и вот уже девушка Джиннет делает шаг прочь от своего возлюбленного пита и тот радостно говорит: «Ты ближе!» а я думаю о том, что сейчас та же самая беда у нас с любимым человеком — как только расстояние между нами сокращается — мы с трудом выносим эту близость, но стоит ему улететь на другой материк, как слова любви и нежности беспрепятственно заполняют это пространство и так лкгко говорить и договариваться о чем угодно. Может быть, мне нужно, как той Джиннет обойти земной шар, весело и непринужденно — дыша на стекла, балуясь с елочными лампочками, улыбаясь снегу — чтобы в финале прийти наконец к любимому и больше уже ничего не искать и никуда не бежать? Но это совпадение редкое, точечное, уникальное — я готова была аплодировать после первой же новеллы, однако зал разогрелся лишь к третьей.

Потом сюжеты перекликались с моей жизнью не больше и не меньше, чем у остальных зрителей — на уровне архетипа все на все похоже, и не в этом чудо спектакля «Почтигород». Увы, увы, я так и не поняла как это сделано. В какой момент и из чего вдруг возникает ощущение совершенного, абсолютного счастья? Да-да, того самого, которое на 3/4 — физиология и гормоны и только на 1/4 — деятельность высшей нервной системы. Счастье, к которому мы порой так безуспешно стремимся, которое так бездарно упускаем, отвлекаясь на чепуховые неудовольствия и обиды. 

Понимаете ли какое дело, человека проще всего загрузить трагедией и этого добра на театре — хоть отбавляй; человека довольно просто напугать, но это прерогатива телевидения и кино; человека можно вполне технологично смешить и тут выбор велик и разнообразен — от щекотки, до комедии и Петросяна — на все вкусы, на любой карман, на всякий уровень развития. Но сложнее всего человека сделать счастливым, вернее даже — создать такое произведение искусства, чтобы контактируя с ним человек испытывал чувство счастья. До сегодняшнего дня я была убеждена, что если музыкальные жанры при редчайшем стечении обстоятельств могут производить такой эффект, то драматический театр просто «не заточен» под такую задачу.

Если продолжать писать о спектакле, то ключевым словом будет — безупречный. Безупречная сценография, достойная отдельного поста с картинками. Безупречные образы всех героев. безупречное использование реквизита. Безупречное музыкальное сопровождение. Безупречная речь актеров — это редкость нынче! 

А еще — это уникальный рождественский спектакль. За все годы я впервые готова поклясться правой — пишущей — рукой: этот спектакль надо смотреть 31 декабря, чтобы войти в новый год с огромным багажом — с опытом счастья в любви — с осознанием незаслуженности и благодати любви, с верой в то, что в любой момент колесо мироздания может совершить ничтожно малый поворот, но его будет довольно, чтобы на месте одиночества и отчаянья появилась радость и начался совершенно новый жизненный сюжет.

Мне хочется сейчас хватать за рукав каждого своего друга, приятеля, шапошного знакомца и уговаривать: идите на «Почтигород» прямо сейчас, в декабре, и в январе и в феврале! Дарите этот праздник женам, невестам, былым возлюбленным и просто подружкам и друзьям на 14 февраля, на годовщину свадьбы, в честь великой даты — месяц-как-мы-встретились-в-пабе-и-поняли-что-это-судьба, просто так, от полноты сердца в любой день. 

А самое прекрасное, что этот спектакль из тех редких и редчайших, которые можно прописывать неискушенному взрослому или юному зрителю, которого тянут в театр по разным причинам, а он никак не может полюбить его и покорно отбывает срок заточения среди бархатных кресел во имя любви и семейного мира. 

Нас обещают сделать счастливее каждый день по тысяче раз — с помощью зубной пасты и нового автомобиля, духов, крема от морщин, таблеток для похудения, белья, ботинок и памперсов для взрослых. И все обманывают, и мы привыкли быть обманутыми и мы практически перестаем понимать, что есть счастье и каково оно на вкус и цвет. Сергей голомазов и его актеры ничего такого не обещают. Они выходят на сцену и творят волшебство, которое позволяет зрителю испытать то самое чувство счастья, и унести его с собой, как в детстве уносил подарок после елки с Дедом Морозом и Снегурочкой.

Мы такие взрослые и разумные, не верим в Деда Мороза, да и Снегурочку видали во всяких видах, мы научились не ждать милостей от природы и выгрызать свое благополучие у жизни в поте чела, мы не верим в бесплатный сыр и точно знаем сколько стоит подарок судьбы, и только под новый год порой тоскуем в неясном ожидании, томимся, беспокойно перебираем в голове все запланированное на праздничные дни и тщетно силимся вспомнить что-то важное. Это и есть тоска по детской радости, ожидание счастья, необъяснимая и неистребимая вера в чудо. 

Нам всем ужасно повезло — у нас теперь есть ёлка для взрослых — Почтигород на Малой Бронной. В трех шагах от метро.

Жанна Карлова, 14.12.2012

[ свернуть ]


«Ревизор»: неожиданная версия гоголевской комедии

6 февраля 2016
vashdosug.ru Режиссер Сергей Голомазов опрокинул действие комедии Гоголя в 30-е годы ХХ века и… не прогадал. Так очевиднее — парализующий страх перед самосозданным мифом намного опаснее реальности. Новый спектакль Сергея Голомазова — несомненная удача для театра, к... [ развернуть ]

vashdosug.ru

Режиссер Сергей Голомазов опрокинул действие комедии Гоголя в 30-е годы ХХ века и… не прогадал. Так очевиднее — парализующий страх перед самосозданным мифом намного опаснее реальности.

Новый спектакль Сергея Голомазова — несомненная удача для театра, который пытается идти в ногу со временем и чаще развлекает, чем заставляет думать своего зрителя. В «Ревизоре» Голомазов нашел золотую середину — смеются в зале остервенело, почти с отчаянием, после развязки задумываются. В общем, ведут себя ровно так, как хотел того великий русский писатель.

Голомазов разрушил «Ревизору» репутацию школьного сочинения, которое ставить можно только двумя способами — по старинке, а значит — скучно, или уйдя в необъяснимый гламурный отрыв, осовременивая то, что осовременивать не нужно. Нет, режиссер отдал дань новым методам, — место действия он перенес, но не ради принципа, а ради смысла. В 30-х годах XX века в России приезд человека с правом вынесения вердикта означал опасность реальную. Могла погибнуть не только репутация. Таким образом, в голомазовской версии «Ревизора» парализующий страх перед разоблачением вырисован выпуклее, яснее, а герои не только карикатурно, но отталкивающе безобразны в своем унижении. То, на что Гоголь только намекал, голомазов сделал главным моралите, — ничего нет хуже, чем придумать карателя и бояться того, кого нет.

Впрочем, страна советов маячит в этом спектакле только призраком, — о ней намекают белый мундир Хлестакова и опустившиеся плечи городничего, оказавшегося кабинете НКВД сразу по приезде настоящего ревизора. Все основное происходит в каком-то неведомом пространстве без четких признаков места. Художник-постановщик Вера Никольская оформила сцену как деревню на воде. Персонажи без конца перекидывают мостики через топи и пытаются не свалиться с лесов недостроенных сараев и изб.

Хлестаков в Театре на Малой Бронной — отнюдь не подарок поклонницам Страхова-мачо.Голомазов заставил актера примерить образ человека некрасивого и неумного. Надеть личину фитюльки и ничтожества, вдруг оказавшегося в эпицентре интересов сглупившей общественности. Хлестаков по его версии — это некий безвольный и безмозглый мальчик, находящийся на попечении у богатого родителя. Гоголевская гипербола превратилась у Страхова в достоверный образ, уродливо комичный и остросоциальный. Внешне герой страхов суетлив и деятелен, внутренне давно окостенел. Хлестаковский характер страхов решил верно, но стопроцентно убедительным его сделать не смог. Как ни прискорбно, дал о себе знать типаж, — внешность актера в данном случае сыграла с ним злую шутку, — оказалась эффектнее, чем нужно его герою.

В остальном спектакль удался. Зритель с горечью приходится признать: российские закономерности, с любовью выписанные гоголем еще в царские времена, не потеряли свою актуальность ни в веке XX, ни в XXI и, скорее всего, не потеряют никогда. Ложь, скудоумие и скаредность повсеместны, хлестаковщина цветет пышным цветом, а страхи, большие и маленькие, правят человеческими судьбами на раз-два.

Наталья Витвицкая,

[ свернуть ]


Радость не только для пенсионеров «Ретро» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
«Независимая газета» «Ретро» – вторая премьера Театра на Малой Бронной в этом сезоне. И так сложилось, кажется, не нарочно, что оба спектакля, и прежде вышедший «Канкун», и теперешнее «Ретро», – истории о любви, два разных взгляда. «Канкун» – сегодняшняя европейская... [ развернуть ]

«Независимая газета»

«Ретро» – вторая премьера Театра на Малой Бронной в этом сезоне. И так сложилось, кажется, не нарочно, что оба спектакля, и прежде вышедший «Канкун», и теперешнее «Ретро», – истории о любви, два разных взгляда. «Канкун» – сегодняшняя европейская драма, учитывающая опыт театра абсурда и интеллектуальные запросы тамошней публики, которой в удовольствие решать сложные ребусы запутанных семейных отношений. «Ретро» – пьеса Александра Галина, написанная в конце 70-х, тогда же прошедшая бурной волной по театрам советского союза, в последние годы она переживает новый всплеск интереса, хотя трудно сказать, что ее успели забыть. 

«Ретро» – из тех пьес, которые в театре ценят за возможность распределить роли среди хороших, но по объективным причинам не сильно занятых в репертуаре зрелых актрис. Галин – мастер писать такие пьесы, в которых есть что сыграть, а в «Ретро» у него на одного «старичка» – целых три претендентки из тех, кому «за 30…». В истории о том, как зять придумал «за-ради» бытового удобства, чтобы тот всегда под боком был, женить своего беспокойного свекра на старости лет на одной из столичных вдовушек, и у Галина-то много всего накручено и наверчено, а режиссер Юрий Иоффе расцвечивает ее еще и выходами ансамбля брачного агентства «Дивные дали» с русскими плясками и задорными песнями. Но и этого ему показалось мало, и Иоффе переселяет героев в наши дни. Ну, что поделать, режиссерам часто кажется, что их работа останется незамеченной, если не перепахать сюжет вдоль и поперек.

Галин – не Шекспир в том смысле, что его сочинения еще не успели привыкнуть к тому, что героев таскают туда-сюда, из одного века в другой, чаще всего бросая на произвол судьбы в среднестатистических 30–40-х XX века. Кроме того, события и какие-то детали той жизни, которую запечатлел Галин в «Ретро», с одной стороны, еще не стерлись из памяти, а с другой – безнадежно остались в прошлом, и невозможно соединить айпад и мобильные телефоны в руках «Молодых» Леонида (Андрей Рогожин) и Татьяны (Татьяна Лозовая) со словами балерины на пенсии Розы Александровны (Анна Антоненко-Луконина), что она выступала во фронтовой бригаде, пела там, а питается сегодня – в молочном буфете. Не складывается, трещит сюжет, тем более что в нем Леонид, скупающий старинную мебель у сердобольных и часто не знающих цену антиквариату старушек, был очевидно отрицательным героем, а сегодня он, наоборот, – молодец, бизнесмен с хорошей деловой хваткой. И непонятно, с чего он так суетится, зачем так много мелких и лишних движений. Тесть, Николай Михайлович (Виктор Лакирев), ему под стать. Он, правда, не носится колбасой по сцене, он с чувством, с толком, с расстановкой произносит положенные ему слова, демонстрирует постоянное раздражение от Москвы, от всех затей его родственников. Очень много кричит. И время от времени бегает на крышу, где – чтоб душа радовалась – оборудовал голубятню. 

У Галина история простая, безо всяких претензий, едва диалог готов уже запнуться или застрять в том или другом тупичке, ситуация меняется, три грации, визиты которых предусмотрительный Леонид вставил в жесткое расписание, путаются в часах и, естественно, являются все разом… Галин – мастер, он все разложил в своей пьесе по полочкам. И там, где режиссер дает возможность актерам, и прежде всего актрисам, проявить себя, появляется наконец возможность получить удовольствие от их игры. Больше всего свободы – у Антоненко-Лукониной, которой досталась, наверное, самая выигрышная в этой истории роль балерины в отставке, не потерявшей, впрочем, вкуса к жизни во всех ее проявлениях. Даже процесс закуривания в ее исполнении превращается в танец, в адажио – в дуэте, разумеется, с Николаем Михайловичем. Нюансов в ее игре, пожалуй, больше, чем у всех остальных. Впрочем, несколько слов стоит сказать и о бывшей медсестре Нине Ивановне, которую играет Людмила хмельницкая. Актриса когда-то уехала в Израиль, провела там 10 лет, вернулась и до того, как вернуться на Бронную, играла в антрепризе. В «Ретро» она приглушила шумную и яркую антрепризную подачу реплик, и в этой «растушевке» – в мягкости игры – сумела сыграть очень трогательную историю одиночества, к чему, собственно говоря, всех их так настойчиво подталкивает автор.

Григорий Заславский, 30.04.2014

[ свернуть ]