Виктор Шилькрот
Виктор Шилькрот

Шилькрот Виктор Ильич родился 11 апреля 1979 года в Москве. Окончил постановочный факультет Школы-студии им. Вл.И. Немировича-Данченко при МХАТ им. А.П. Чехова (мастера курса - Олег Шейнцис и Алексей Кондратьев) в 2001 году.

В 2003 году под руководством Олега Шейнциса окончил аспирантуру.

 

Как художник-постановщик с 2002 года выпускал спектакли в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Ярославля, Екатеринбурга и других городов России.

Окончил постановочный факультет Школы-студии МХАТ в 2001 году и аспирантуру в 2003 году (руководитель Олег Шейнцис). С 2002 года преподает на факультете сценографии и театральной технологии Школы-студии МХАТ, с 2006 года — совместно с Алексеем Кондратьевым ведет мастерскую художников-сценографов. Как художник-постановщик работал в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Ярославля, Екатеринбурга и других российских городов.

Среди постановок: «Славянские безумства» Б. Нушича, «Адриенна Лекуврер» Э. Скриба, «Кавалер роз» И. Нестроя, «Горячее сердце» А. Островского в Театре на Малой Бронной; «Бескорыстный убийца» Э. Ионеско в РАМТе; “Figaro” В. А. Моцарта и П. О. Бомарше в Екатеринбургском театре музыкальной комедии; «Последние страницы из дневника женщины» по В. Брюсову, «На дне» М. Горького, «Дракон» Е. Шварца, «О вреде табака» по А. Чехову, «Княжна Марья. Война и мир» по Л. Толстому в Театре на Покровке; «Трое» по М. Горькому, «Зойкина квартира» М. Булгакова в Ярославском театре драмы им. Ф. Волкова; «Развод по-мужски» Н. Саймона в Театре им. Вл. Маяковского; «Кавалер-призрак» П. Кальдерона в МТЮЗе; «Олеся» по А. Куприну в театре “Et Cetera”; «Дзинрикися» А. Галина в театре «Современник»; «Алые паруса» М. Дунаевского в Пермском Театре-Театре; «Франциск» С. Невского, «Опергруппа» и Большой театр.

Премия «Дебют» (2005) за лучшую работу художника (спектакль «Бескорыстный убийца» Э. Ионеско, РАМТ, реж. К. Богомолов). Премия «Музыкальное сердце театра (2012) за лучшую сценографию (мюзикл „Алые паруса“ М. Дунаевский, Пермский Театр-Театр, реж. Б. Мильграм). Национальная театральная премия России „Золотая Маска“ (2015) за лучшую работу художника в музыкальном театре (мюзикл „8 женщин“ по Р. Тома, Пермский Театр-Театр, реж. Б. Мильграм). Участник российских и международных выставок театрально-декорационного искусства.

Участие в спектаклях


ОТЗЫВЫ

ТОМ, война и любовь

11 мая 2017
Премьера спектакля «Княжна Марья» (Сцены из романа «Война и мир») в Московском театре на Малой Бронной.История создания спектакля «Княжна Марья», премьера которого состоялась 14 декабря нынешнего года в Московском Театре на Малой Бронной, не совсем обычна. Работа на... [ развернуть ]

Премьера спектакля «Княжна Марья» (Сцены из романа «Война и мир») в Московском театре на Малой Бронной.

История создания спектакля «Княжна Марья», премьера которого состоялась 14 декабря нынешнего года в Московском Театре на Малой Бронной, не совсем обычна. Работа над ним была начата еще в 2013 году молодым режиссером и педагогом Сергеем Посельским в ГИТИСе в Мастерской Сергея Голомазова. А когда в 2014 году выпускниками четырех мастерских (2002, 2006, 2010 и 2014 годов) был создан коллектив под названием ТОМ (Творческое объединение мастерских Сергея Голомазова), спектакль наряду с несколькими другими названиями выпускных работ был включен в афишу этой творческой команды.

Тем, кто хочет узнать подробнее о том, что представляет собой ТОМ (простите за игривый каламбур) и какова программа этого объединения, советую зайти на их сайт. Между тем, вынужден с грустью отметить, что замечательный коллектив, кстати, недавно ставший лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший социальный проект» за свой потрясающий спектакль «Особые люди», к сожалению, своего помещения не имеет. Поэтому включение в афишу известного театра спектакля ТОМа - радость для всех, кто успел полюбить этот юный коллектив. Но, конечно, обретя свой новый небольшой дом, а именно - Малую сцену Театра на Малой Бронной, спектакль Сергея Посельского (тоже, кстати, ученика Сергея Голомазова) был в определенной степени трансформирован с учетом новых условий и приобрел новые черты. Так что это, безусловно, премьера в самом полном и радостном смысле этого слова!

Я, конечно, не могу отвечать за всё театральное пространство, но, как мне кажется, со времени создания Петром Наумовичем Фоменко в 2001 году легендарного спектакля «Война и мир». Начало романа» попытки инсценировок романа в театрах России были не часты. Поэтому надо отдать должное отваге молодых голомазовцев, которые решились взяться за такую громадину, как эпопея Л.Н. Толстого. Автор этих строк, имея некоторое представление о спектакле благодаря краткому пресс-релизу на сайте ТОМа, пытался представить себе то, что ему предстоит увидеть. При всей очарованности молодыми актерами ТОМа и Театра на Малой Бронной возникало некоторое сомнение в том, что им удастся затмить в сердцах зрителей легендарные образы героев «Войны и мира», созданные великими советскими актерами в фильме Сергея Бондарчука. А самое главное - убедить зрителя, что в наш сумасшедший век в свои юные годы они способны подняться до высоты помыслов и благородства души толстовских героев. «И каков же результат? - спросит читатель, - затмили?» Буду откровенен: не затмили. Потому что и не ставили перед собой такую задачу. Но убедили вполне! Но, самое главное, благодаря какой-то неведомой машине времени сумели перенести зрителей в тот загадочный мир, когда русские люди почему-то считали хорошим тоном говорить по-французски, но, при этом, воспитывали своих детей в духе преданности Отечеству и почитали за честь отправляться на войну с ненавистным «Буонапарте», даже если их никто под ружье не призывал…

Остается загадкой, каким способом, по мановению какой волшебной палочки сегодняшние девушки и парни в джинсах и футболках: Юля, Даша, Полина, Олег, Марк, Дмитрий, etc., - вдруг стали Марьей, Наташей, Лизой, Андреем?! Причем, не используя никаких особых внешних приемов - грима, толщинок, буклей, характерной пластики и даже костюмов! Можно, конечно, попытаться поверить алгеброй гармонию и попробовать проанализировать своеобразную театральную стилистку, которую исповедует Сергей Посельский, скрупулезно разобрать режиссерские и сценографические приемы и актерские приспособления, темпоритмы, музыкальное и световое решение спектакля, но ответа на поставленный вопрос все равно не найти. Потому что дело не только и не столько в объективных обстоятельствах, а в том «магическом кристалле» под названием Театр, который способен превратить небольшой зал во дворец, джинсы и толстовку - в княжеские панталоны и кафтан, а футболку - в роскошный гусарский мундир. А самое главное - в том общем порыве юных, «для чести живых» сердец этих ребят, у которых «из-под кожи сочится душа». И ты, смеясь сквозь слезы и наслаждаясь ярким, талантливым, остроумным театром, вдруг с удивлением понимаешь, что Лев Николаевич Толстой превратился для тебя из забронзовевшего классика в простого, теплого, близкого и очень сегодняшнего человека.

«Картинка», встречающая входящих в зал зрителей, проста и, на первый взгляд незатейлива. Сценография Виктора Шилькрота, как всегда, лапидарна, функциональна и - на этот раз - немного мрачна (ничего не поделаешь - война!). В «построенной» художником небольшой, скромно обставленной комнате произойдут события, которые свяжут в один тугой узел судьбы многих персонажей великого романа Л.Н. Толстого. В обстановке нет ничего эффектного и поражающего взгляд: справа - самый обычный стол, который при необходимости будет периодически перемещаться в центр событий. За ним будут трапезничать, философствовать, выяснять отношения, заниматься геометрией. Чуть левее - пианино, на котором княжна Марья однажды сыграет для своих высокопоставленных сватов. (Музыкальный инструмент, кстати, выполнит не только свою непосредственную функцию, но и станет ширмой, скрывающей пикантную любовную интрижку). Доминантой сценографического решения становятся поначалу наглухо задраенные мощными деревянными ставнями черные ниши задника, которые впоследствии станут символическими вратами в мир иной.

Однако, несмотря на некоторую мрачность и сдержанность сценографии и серьезность темы, театральная атмосфера, в которую окунают тебя режиссер и его подопечные, легка и непринужденна. С первых же секунд спектакля тебе дают понять, что это будет игровой, образный, порой даже парадоксальный театр. На авансцене (если так можно назвать узкую полоску пола, разделяющую сценическое пространство и зрительный зал) появляются два «человека из народа» в простых рубахах и джинсовых портках, которые, немного смущаясь и комкая в больших мозолистых ладонях картузы (впрочем, вполне возможно, что мозолистые ладони и картузы - это фантазия чересчур впечатлительного рецензента), просят уважаемых зрителей выключить мобильные телефоны. Этого оказывается достаточно, чтобы ты тотчас «зажёгся» и принял условия игры. И тогда вполне оправданным становится уморительно смешной почти клоунский выход на утреннюю зарядку старого князя Болконского с «огромными» (наверное, не менее 500 граммов весом!) гантелями в руках, одетого в легкую толстовку и джинсы и меряющего пространство сцены своими «семимильными» шагами. (Позже грохот этих почти детских гирек, падающих на пол из безжизненных рук старого князя, станет поминальным салютом этому славному русскому воину, которому, говоря словами похожего на него великого кинематографического героя, всегда было «за державу обидно»…

Перечислять театральные находки режиссера можно долго. Чего стОит, например, виртуозно сыгранный урок, который проводит с дочерью упертый старый князь, стараясь научить ее основам геометрии! Или трапеза, в ходе которой домочадцы потихоньку прячут от разъяренного князя дорогую посуду, которую он, неровен час, может расколотить в порыве благородного гнева! Или «концертный номер» сватовства Анатоля Курагина, учиненного его батюшкой - князем Василием - и успешно дезавуированного стариком Болконским! Или история измены Наташи Ростовой, когда во время их разговора с Андреем откуда ни возьмись появляется Анатоль Курагин, приглашает Наташу на танец и, кружась в вальсе, уводит ее восвояси… Две минуты - и все ясно без слов! Таких «или» в этом спектакле немало. И это рождает не только чувство сопереживания героям повествования, но и радость ощущения настоящего театрального «изюма». Который может быть и вяжущим, и горьковатым, и сладким, но никогда не приторным. Надо отдать должное вкусу и чувству меры Сергея Посельского. Судя по всему, в его арсенале - изрядное количество таких ярких, остроумных театральных ходов. Но он ими не злоупотребляет, может быть, даже наступая себе при этом «на горло». И, тем самым, дает возможность артистам в полной мере проявить свои индивидуальности. Иначе говоря, гротеск, условность и игровая природа спектакля вовсе не противоречат глубочайшей психологической простройке каждой роли, даже самой маленькой.

Читатель понимает, что пришло время сказать несколько слов о господах артистах. Принимаясь за этот раздел собственного повествования, автор осмеливается изменить традициям. Дело в том, что рецензенты в своих обзорах обычно упоминают трех-четырех главных исполнителей и ограничиваются одной поощрительной фразой обо всех других актерах. Мол, и остальные тоже неплохи. В данном случае автор решил поступить иначе и начать рассказ не с тех, кто указан в начале списка действующих лиц и исполнителей, а, наоборот, - с тех, кто сыграл маленькие и даже крошечные роли. Ибо, как известно, короля играет окружение.

Хотя назвать «окружением» то очаровательное существо, которое появляется в финале спектакля, не поворачивается язык. Потому что дивное создание по имени Наташа - дочь княжны Марьи и Николая Ростова, лихо и без запинки отвечающая на вопрос маменьки о подобных треугольниках, становится не просто центром мироздания для своих родителей, но светлым аккордом счастья, венчающим действо! Скажу абсолютно честно, без всякого преувеличения: актриса Ульяна Полякова, которой в апреле стукнет целых шесть лет, не просто умиляет до слез, как это часто бывает с детьми на сцене. Она буквально поражает своей потрясающей органикой, уверенностью и мощным драйвом (да простит меня читатель за употребление сленга применительно к ребенку) и озаряет все вокруг солнышком своей души!

Очень точно и забавно играет акушерку Марью Богдановну Алена Ибрагимова. Она появляется на сцене всего на минуту-другую, но создает очень узнаваемый образ деловой, целеустремленной и чрезвычайно доброй деревенской бабы. И, к тому же, как сказал во время спектакля юноша, сидящий в зале за моей спиной, «классной и прикольной».

Студент РАТИ Артем Губин, играя старосту Дрона, создает интересный образ, если хотите, архетип этакого мужичка «себе на уме». Его хата всегда «с краю», он не лезет на рожон, но может и «подпеть» толпе, а то и исподтишка учинить какую-нибудь подлость своим же господам. Но когда ощущает на своем горле железную руку, тотчас идет на попятный, покоряясь силе. Замечательно играет своего Тихона - слугу старого князя - актер Олег Полянцев! Не могу не вспомнить известную истину о том, что играть на сцене любовь труднее всего. Не знаю, какие приспособления использует молодой артист под руководством режиссера, но ты абсолютно не сомневаешься, что этот человек по-настоящему предан своему господину и его дочери, веришь, что господа для него - не просто хозяева, но, прежде всего, родные люди. Это проявляется не только в том, как он смотрит на них и отвечает на их вопросы, но даже в его неподдельной сыновней заботе, когда он вытирает полотенцем шею старому князю, вспотевшему после усиленной утренней зарядки.

Очень забавен и тоже архетипичен Анатоль Курагин в исполнении Дмитрия Гурьянова. Высоченный красавец - косая сажень в плечах - этот Анатоль привык к тому, что женщины при его появлении падают ниц и ложатся вокруг «штабелями». Однако вряд ли его можно назвать самодовольным самцом. Ему просто нравится эта игра с дамами, это и есть его жизнь! В сцене своего сватовства в Лысых горах, Анатоль пыжится, стремясь соблюсти правила приличия и пытаясь создать видимость собственной значительности и солидности. Но тут же стреляет глазами в служанку-француженку и, не мудрствуя лукаво, во время «музыкальной паузы» под прикрытием пианино лезет ей под юбку. И хотя у Толстого сцена описана чуть более целомудренно, ты прощаешь сие баловство режиссеру и актерам, потому что это сделано очень смешно, легко и со вкусом. А также потому, что они (и персонажи, и актеры) молоды и имеют полное право побалагурить. Лев Николаевич, кстати, по молодости лет тоже был не дурак по части женского пола.

Не знаю, с какого современного напыщенного чиновника «списал» образ министра князя Василия Андрей Терехов, но опять трудно обойтись без научного термина «архетип». Этот надутый, самоуверенный «гусь», которого интересуют только придворные интриги и собственные прибыли, приезжает в Лысые горы вовсе не для того, чтобы составить счастье сына. Марья для князя Василия - лишь шахматная фигура в его замысловатой партии, а сватовство - выгодный матримониальный проект, благодаря которому можно шагнуть по служебной лестнице вверх. Взор высокородного сановника строг, выражение лица чинное и озабоченное, как на парадном портрете. Причем, оно не меняется даже тогда, когда старый князь выгоняет папашу с его блудливым сынком чуть ли не взашей!

Достойно играет своего Ильина - друга Николая Ростова артист Александр Ткачев. Не уверен, следовали ли режиссер с актером характеристике, данной Ильину Львом Николаевичем: («Ильин старался во всем подражать Ростову, и, как женщина, был влюблен в него»), но то, что между ними существует настоящая дружба и военное братство, в облике и образе действий молодого вояки с гитарой наперевес читается вполне определенно.

Неожидан Дмитрий Варшавский в роли Николая Ростова. У Толстого это - «невысокий курчавый молодой человек с открытым выражением лица», который после ранения в руку начинает паниковать и с ужасом думать о смерти себя любимого, «которого все так любят». В спектакле Николай решен иначе. Это коренастый крепыш с жестким взором и железными мышцами, для которого понятие чести всегда стоит на первом месте. Но, наверное, самое главное в Николае - то, что он настоящий рыцарь. Именно такого могла полюбить такая княжна Марья, которая явлена зрителю в спектакле. Но если интерпретация образа Николая Ростова в определенной степени отличается от канонического варианта, то в случае с Пьером Безуховым режиссер, судя по всему, абсолютно солидарен с Львом Толстым.

Пьер Александра Шульгина мягок, добр, щедр, восторжен, готов любить и носить на руках всех окружающих его дам. Но он слабохарактерен, и не по годам мудрая Наташа запросто скручивает его в бараний рог, превращая в добряка-подкаблучника. Что, впрочем, вовсе не печалит Пьера. В этом месте не могу не сделать «лирическое отступление». В спектакле есть сцена, действующими лицами которой становятся Марья, Наташа и Пьер. Замечательный художник по костюмам Вера Никольская одевает их в этот момент в серые шинели, и это, я полагаю, у всех любящих творчество ТОМа вызывает явные аллюзии с блистательным спектаклем «123 сестры» по чеховской пьесе. Не знаю, осознанно ли режиссером и художником передан «привет» сестрам Прозоровым и их брату, которого играет Александр Шульгин, но это рождает немало добрых чувств и мыслей о том, что дней связующая нить незримо скрепляет героев великой русской литературы.

Екатерина Дубакина в роли мадмуазель Бурьен являет собой наглядный пример того, как на деле следует применять известную актерскую истину: «играешь злого, ищи, где он добр». Впрочем, эта мамзель вовсе не злая. Кому-то она может показаться стервой и интриганкой, посягающей на руку и состояние старого князя. Но то ли в силу природного очарования актрисы, то ли вследствие своеобразной трактовки образа, Бурьен Екатерины Дубакиной не вызывает ни раздражения, ни отторжения. Честно скажу, что мне даже было жаль эту смешную, суетную и очень обаятельную француженку, которую судьба загнала в далекую, холодную и непонятную Россию. И которой, как и всем людям на Земле, хочется тепла и любви. И хотя бы иногда - мужского внимания и ласки.

Наташа Ростовазамечательной актрисы Дарьи Бондаренко тоже не очень-то совпадает с привычным толстовским образом милой, юной, восторженной «графинечки, воспитанной эмигранткой-француженкой». Она - вполне взрослая, умная девушка с твердым характером, хотя и не лишенная легкомыслия. С литературным прототипом сценическую героиню сближает еевысокая, чистая, красивая душа. И уверенность в грядущем счастье, которое не покидает Наташу в самых сложных жизненных перипетиях. Недавно прочитал в одном исследовании о том, что Толстому важно в Наташе всё: и то, что она говорит и как она смеется. По всей видимости, и Сергею Посельскому это было важно. Поэтому, наверное, дивная Даша и стала чУдной Наташей. Ибо такую озаряющую всё и всех вокруг своим светом улыбку, как у Дарьи, не встретишь больше нигде во всем подлунном мире! Об этой улыбке мне хотелось бы написать стихи. Но поскольку я лишен поэтического дара, то придется ограничиться скупым упоминанием о ней в этой вполне прозаической заметке.

Открытием для меня стала актриса Полина Некрасова, сыгравшая маленькую княгиню Лизу Болконскую. «Всем было весело смотреть на эту полную здоровья и живости, хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение" - пишет Л.Н. Толстой.Лиза Полины Некрасовой тоже полна здоровья и живости. Но актриса очень точно строит свою роль, понимая, что зритель в большинстве своем читал роман и знает судьбу ее героини. Поэтому при всей легкости и очаровании в глубине ее прекрасных, теплых и умных глаз скрыто какое-то печальное предощущение будущего страдания, которое ей придется испытать. Она вовсе не глупа и прекрасно понимает, что князь Андрей ее не любит. Но ничего с этим поделать не может. И ей остается только бить его кулачками в грудь, чтобы прорваться к его замкнувшейся от внешнего мира душе.

Князь Андрей, каким его видит режиссер и играет Марк Вдовин, похож на русского витязя - благородного, доброго, мужественного и чуточку печального. Мощь, огромный рост и богатырская стать иногда входят в противоречие с его мягкосердечием и ранимостью. Поэтому он внешне сдержан и порой преувеличенно жёсток: таким быть приучил его отец. Князь Андрей не позволяет ни себе, ни другим сантиментов и даже отвергает робкие, ласковые прикосновения сестры. И только пронзительные глаза и еле сдерживаемая слеза выдают его тоску по нежности и теплу и ту великую любовь к отцу и сестре, которую он носит в сердце. Князь Андрей, как и его жена, предугадывает, предчувствует свою судьбу. Но мужественно несет свой крест и верует. Может быть, не в Бога, а в то добро, которое все же непременно должно восторжествовать на Земле.

Громадной удачей режиссера и артиста Олега Кузнецова стал старый князь Николай Андреевич Болконский. Вот уж кто никоим образом не совпадает с теми внешними характеристиками, которые дал этому герою автор великого романа! Что вовсе не снижает не только очень яркого впечатления от актерской работы, но даже придает ей какой-то дополнительный шарм. Тощий, стремительный, проворный, вихревой он носится по своему огромному дому, как perpetuummobile, суя нос во все дела. Но если внешность паренька в джинсах и толстовке никак не вяжется с привычным литературным образом, то характер старого вояки актеру удалось передать очень точно и «вкусно».

В спектакле, как и в романе Л.Н. Толстого, Николай Андреевич Болконский, колюч, язвителен, самолюбив и непреклонен. Своей шальной энергией, твердостью духа и сокрушительной силой воли он напоминает смерч, который в состоянии смести на своем пути все преграды на пути к истине. Старый князь Олега Кузнецова на редкость смешон в самом хорошем, добром, театральном смысле этого слова и очень трогателен в своей комичной гротесковости. И, при этом, одинок и несчастен, несмотря на то, что у него двое прекрасных детей. Но он в силу противоречивости своей натуры отдалил их от себя, не допуская в их воспитании слюнтяйства и «телячьих нежностей». Теперь, наверное, и рад был бы что-то изменить, приголубить их, да и самому на старости лет не мешало бы чуточку разнежиться, но noblesseoblige: надо держать марку! Поэтому гипотетический участливый и добросердечный разговор с глазу на глаз с дочерью в воспитательных целях заменяется строгим уроком геометрии…

И, наконец, - о заглавной героине в исполнении Юлианы Сополёвой. Эта юная актриса после окончания РАТИ-ГИТИС служит в театре всего год с небольшим. Но уже успела сыграть несколько ролей, серди которых две такие «громадины», как Ольга в спектакле «123 сестры» и Княжна Марья. Вероятно как во внешнем облике, так и в духовной сущности актрисы режиссеры обнаруживают какие-то важные и значительные черты, отличающие ее от основной массы иногда легкомысленных коллег-сверстников. Юлиана в роли Марьи, так же, как и в чеховской пьесе, раскрывает колоссальную глубину души своей героини, нравственную цельность и гармоничность ее личности. Особая статья - это глаза толстовской княжны Марьи,большие, глубокие, лучистые: «как будто лучи теплого света иногда снопами выходили из них». Эти слова можно было бы без преувеличения отнести и к актрисе. Единственное, с чем автор этих срок категорически не согласен с режиссером, это не раз повторенные актрисой фразы о некрасивости своей героини. Считаю, что в этом смысле облик Юлианы никоим образом не вяжется с толстовским представлением о Марье. И режиссеру надлежало бы вымарать из текста своей инсценировки фразы, не имеющие ничего общего с реальностью!

Но если говорить серьезно, то главная черта княжны Марьи Юлианы Сополёвой, как и героини романа Л.Н. Толстого, - это огромная внутренняя сила и непоколебимые ценностные ориентиры. Но если читатель подумал, что ему предстоит увидеть в спектакле этакую идеальную, непогрешимую и гордую от осознания своей величественности молодую женщину, почти монашку, то он заблуждается. Этой Марье ничто человеческое не чуждо. Она очень проста, скромна, порой гипертрофированно сдержанна (такое уж воспитание!), но обладает изрядным чувством юмора и готова разделить с близкими людьми все их радости и огорчения. И, как любая женщина, Марья мечтает о человеке, которого она смогла бы полюбить. Поэтому она с такой надеждой, смешанной, правда, с некоторым ужасом, смотрит на заносчивого фата Анатоля, приехавшего свататься к ней в Лысые горы. Потом, потеряв отца и брата, княжна уже не считает возможным думать о личном счастье. Но, уже почти махнув на себя рукой, вдруг обретает любимого мужчину в лице Николая Ростова. И тогда у нее буквально из глубины сердца вырывается фраза: «Никогда, никогда не поверила бы, то можно быть такой счастливой»!» И ты в этот момент чувствуешь необыкновенный прилив нежности и любви и готов вместе с Марьей обнять весь мир…

Сергей Посельский на сайте ТОМа пишет, что его спектакль - об отношении женщин к войне. Осмелюсь дополнить режиссера, предположив, что спектакль, прежде всего, о торжестве любви в любых обстоятельствах, будь то война или мир. Этой любовью пронизана каждая секунда спектакля, каждый его сантиметр. Мне посчастливилось сидеть в первом ряду и видеть глаза этих удивительных артистов и их героев, которые буквально лучатся такой любовью, что от нее заходится твое сердце! Сыграть, сымитировать такое чувство невозможно. Оно должно быть в крови. Любовь, как пел великий русский поэт, «растворена в воздухе» этой маленькой сцены, и толстовские герои «вдыхают полной грудью эту смесь и ни наград не ждут, ни наказанья…»

Князь Андрей и Марья порой стесняются лишний раз демонстрировать свое братское чувство друг к другу, не обнимаются, не целуются при встречах и расставаниях, а лишь исподволь, в глубине сцены украдкой целуют руки друг другу, сплетя их в тугой «узел». Маленькая княгиня при прощании с князем Андреем, не позволяя себе картинных причитаний, публичных молитв и слез, бросается к нему и отчаянно лупит его кулачками по могучей груди. И в этом безмолвном монологе - и любовь, и отчаянье, и вера, и надежда, которой не суждено сбыться. Княжна Марья в финальной сцене металлическим голосом экзаменует дочь по геометрии. Но сколько же нежности в ее взгляде! Ты видишь, что все ее существо, каждая клетка ее организма пронизана любовью и жива только ею… И таких примеров можно привести множество! Но словами передать это невозможно. Это надо увидеть.

«Княжна Марья» Театра на Малой Бронной и ТОМа Голомазова спустя неделю после премьеры не отпускает, вызывая не только послевкусие, но и, если так можно сказать, «послечувствие и послемыслие». И ты, переживая произошедший в театре счастливый катарсис, наедине с собой еще долго вспоминаешь, осмысливаешь нахлынувшие на тебя чувства. И ко всему прочему понимаешь, что такие спектакли способствуют привлечению людей, причем, не только молодых, к великой русской литературе. После спектакля в гардеробе услышал негромкий диалог семейной пары средних лет: «А ты всю книгу прочел?» «Нет, в школе не осилил. А потом времени не было. Но теперь прочитаю. Мощная история». Автор этих строк, несмотря на то, что все же когда-то «осилил» «Войну и мир», тоже дал себе обещание перечитать роман. Хотя после двухчасового спектакля, пролетевшего как один миг, возникло впечатление, что авторам удалось передать в своем театральном сочинении то главное, что есть в этой «мощной истории». Думаю, что Лев Николаевич был бы доволен «копродукцией» двух замечательных театров: ТОМа и Театра на Малой Бронной.

http://www.mosoblpress.ru/43/201386/

[ свернуть ]


Илья Абель. Подлинный театральный концепт по Толстому

5 мая 2017
http://www.kontinent.org/ilia-abel-podlinnii-teatr...Просматривая афиши московских спектаклей в конце прошлого года, сразу обратил внимание на премьеру в Театре на Малой Бронной. Это постановка «Княжна Марья» по роману Льва Толстого «Война и мир». Объяснить магию тог... [ развернуть ]

http://www.kontinent.org/ilia-abel-podlinnii-teatr...

Просматривая афиши московских спектаклей в конце прошлого года, сразу обратил внимание на премьеру в Театре на Малой Бронной. Это постановка «Княжна Марья» по роману Льва Толстого «Война и мир». Объяснить магию того, что еще не видел вживе и узнаешь только по фотографиям некоторых сцен спектакля, практически невозможно, хотя, в общем-то, вероятно. Просто сразу и прочно все понравилось в том, что запечатлела камера: молодые актеры в возрастных ролях, практически отсутствие декораций, современные костюмы, а главное – особая сосредоточенность в каждой мизансцене, внутренняя собранность и цельность недавней выпускницы ГИТИСа Юлианы Сополёвой, исполнительницы заглавной роли. В фотографиях заметна была особая атмосфера спектакля, очевидная в буквальном смысле слова концентрация действия, то, что есть почтение к классике и внимательное прочитывание ее театральными средствами.

И потому захотелось обязательно посмотреть «Княжну Марью», чтобы постфактум убедиться, что интуиция не обманула, что спектакль вышел удивительно собранным, редким по отношению к роману Льва Толстого, достойным, выразительным. Но при этом, что немаловажно и, пожалуй, является одним из главных слагаемых его успеха, наряду с блистательной режиссурой и почти незаметной, внятной игрой актеров, той мерой близости к оригиналу и к нашему отношению к эпопее о войне 1812 года, что можно назвать исключительно современным прочтением четырех внушительных томов «Войны и мира».

В школьные годы казалось, что роман Толстого настолько объемен, что его вообще никогда не удастся прочитать до конца, что он старомоден, нравоучителен и в чем-то прямолинеен. А тут, настраиваясь на просмотр «Княжны Марьи» в Московском театре на Малой Бронной (замечу, по-своему близком в разные периоды его существования – и тогда, когда он был ГОСЕТом, и тогда, когда в нем шли спектакли Анатолия Эфроса), прочитал после перерыва в полувек все в нем, кроме описания военных эпизодов. И убедился, что текст Льва Толстого, казавшийся в юности архаичным, слишком литературным и подробным – прекрасное, отличное, и, прежде всего, современное чтение. По языку, по описанию героев и обстоятельств, поскольку это именно классика, где нет ничего лишнего, случайного, а есть хороший и ясный русский язык, узнаваемое в любой подробности, динамично развивающееся действие с его многофигурной и подвижной интригой, с настоящими переживаниями героев, с тем, что есть овеществленное в слове время.

И все это, даже больше, скажем справедливости ради, точно, с пиететом и в контексте театральных реалий наших дней, сохранилось и упрочилось в спектакле режиссера Сергея Посельского (он и автор инсценировки «Княжны Марьи»).

К слову, у спектакля этого интересная предыстория. Он возник как собрание студенческих этюдов на курсе Павла Хомского и Сергея Голомазова, который сейчас является художественным руководителем в Театре на Малой Бронной больше десяти лет назад. Потом Сергей Посельский поставил его в одном из столичных театров, судя по всему, в привычной театральной манере – костюмы, декорации и все такое. А студенческие работы тем временем стали складываться в законченную постановку, содержание которой приобретала более широкий разговор о героях романа Толстого. В 2013 году «Княжна Марья» показана была уже как дипломный спектакль. И после этого три года демонстрировалась в Москве как оконченная, но самостоятельная работа. 14 декабря 2016 года состоялась премьера «Княжны Марьи» на Малой сцене Театра на Малой Бронной. И с этого времени уже почти полгода спектакль стал афишным, обрел свое место в репертуаре столичного театра, будем надеяться, надолго.

(Заметим, поскольку это тоже важно. Малая сцена в Театре на Малой Бронной освоена была именно Эфросом, но долгое время не использовалась по назначению, будучи , как и до того, репетиционным залом. В 2016 году началась новая история Малой сцены в этом театре. И «Княжна Марья» – вторая постановка, идущая теперь здесь в теперешнем театральном сезоне).

Для того чтобы лучше понять специфику того, как Сергей Посельский поставил и как артисты сыграли эпизоды из «Войны и мира», надо обратить внимание именно на достоинства инсценировки, ее особенность: перед нами не просто пьеса с диалогами и монологами из романа девятнадцатого века, а прочтение литературного произведения с максимально возможным приближением к слову и мысли Толстого. Постоянно на протяжении действия реплики героев сопровождаются не апарт, в сторону, а будучи обращенными непосредственно к зрителю, строками-комментариями автора эпопеи, что придает увиденному в непосредственной близости от тех нескольких десятков людей разных возрастов (большей частью, молодых), пришедших ради знакомства с тем, как передано содержание того, что написал Лев Толстой. И в этом, кстати, также принципиальное отличие данного спектакля не только от того, как ставят произведения Толстого, в принципе, вообще любое хрестоматийно известное произведение. Задача тут состояла в том, чтобы сохранить ауру сказанного писателем, не просто со значительной мерой буквализма передать основные моменты романа, что традиционно для известных инсценировок на театре, а именно сделать классику живой, в хорошем смысле слова доступной восприятию зрителей, да-да, и популярной, но ни в коей мере не усредненной, не банально сокращенной и потому – практичной, как подсказка для урока или экзамена по литературе.

Спектакль начинается чуть раньше того, как артисты выходят на сцену и в зале гаснет дополнительный свет. В разговоры зрителей перед его началом вдруг все заметнее вмешивается ход часов, обращают на себя внимание накрытый на несколько персон стол как в ресторане, небольшой столик с токарным станком, лестницы в две ступеньки, которые стоят у каждого оконного проема в дальней части сценического пространства. Заметнее становится массивная деревянная дверь справа и проем, задрапированный черными в пол шторами (настоящие кулисы, из-за которых выходят и куда уходят артисты по мере действия) проем слева.

А потом звучит музыка (израильский композитор Ави Беньямин). И Старый князь Болконский (Олег Кузнецов) уверенно, любуясь собой, делает зарядку с гантелями в стиле аэробики, появляется напряженная, постоянно готовая к упрекам отца княжна Марья (Юлиана Сополёва) и начинается постоянно даваемый урок геометрии, который доставляет ей ежедневные мучения и кончающийся обычна упреками и обидами. Чуть позже приезжают в имение генерал-аншефа Болконского его сын князь Андрей (в тот день его играл Александр Бобров) с женой, ждущей ребенка, маленькой княгиней (Полина Некрасова). И все – начинается, продолжаясь до финальной реплики княжны Марьи магия театра, когда все со всем связано нерасторжимо, когда нет желание на секунду оторваться от того, что происходит рядом со зрительскими местами, вот тут и именно сейчас.

Потом будет все то, что есть у Толстого – разговоры за столом о войне и Бонапарте, приезд князя Василия (Андрей Терехов) и его сына, Анатоля Курагина (Дмитрий Гурьянов), несостоявшееся сватовство Анатоля и княжны Марьи, отъезд князя Андрея на войну, тяжелые роды маленькой княгини и ее смерть и возвращение Андрея Болконского (чем кончается первое действие спектакля). Ну, и дальше – все по тексту классика русской литературы.

Казалось бы, удача спектакля «Княжна Марья» именно в том состоит, что режиссеру и артистам удалось в нем передать интонацию произведения полуторавековой давности, прошлое сделать реальным и близким современному зрителю. Но только это указать, как причину успеха спектакля в Театре на Малой Бронной, мало. Как ни странно, преимущество его именно в театральности, той отстраненности от ходульности и банальности реплик, что выделяет его в ряду других постановок. Театральность здесь проявляется к размеренному вниманию к деталям (например, сразу же замечаешь, как на черной стене у печки начерканы мелом полоски, показывающие, как росли дети в имении старого князя Болконского на Лысой Горе, а потом к ним добавляется белая линия, показывающая, как выросла дочь княжны Марьи графа Николая Ростова – Наташа (маленькая актриса Ульяна Полякова). Или в том, как зарядка, которую постоянно по утрам делал князь Николай Андреевич Болконский в присутствии служанки-француженки мадмуазель Бурьен (в тот вечер ее играла Екатерина Дубакина), в какой-то момент, когда французы уже совсем близко от имения престарелого вояки, прерывается его параличом и смертью – его правая рука вдруг деревенеет в жесте, а гантеля с тупым звуком ударяется об пол сцены.

Или шинель, в которой князь Андрей уходит дважды на войну, которую потом мы увидим сначала на княжне Марье, а потом и на Наташе Ростовой, которые встретились в последние дни и часы жизни Андрея Болконского.

Здесь все сыграно логично и узнаваемо, каждое движение души персонажей, их характеры переданы понятно, ясно, пусть, и прямолинейно. Но во всем этом есть такая правда бытия, такая редкая и поистине профессиональная мера совершенства, искренности и достоверности, что в увиденное и услышанное веришь, как в действительно происходившее, не забывая все же, что перед нами – прекрасно озвученная, прожитая проза Льва Толстого, архивная запись с голосом которого звучит в начале первого и второго действия «Княжны Марьи».

Несомненно, что практически на протяжении почти всего спектакля княжна Марья на сцене. И потому поучительно замечать, как нюансами, жестами, мимикой изменяется ее характер, как в ее словах и поступках проявляется дочь генерала, преданная отцу и брату, любящая женщина, открывшая в себе способность любить не только близких, ощущение материнства. Интересна в этом смысле, например, финальная сцена спектакля. По той же тетради, что годами раньше учил ее отец геометрии (урок о подобии треугольников), она учит свою дочь Наташу, которая быстро и легко схватывает то, что когда-то так не давалось самой княжне Марье. Водя указкой по толстой тетради, повторяя вместе с дочерью старый, знакомый давно урок, она поднимает голову, с мягкой улыбкой, скромной и едва заметной смотрит в зрительный зал. И произносит известную всем школьную фразу: «Что и требовалось доказать!». Однако, как окончательная реплика продолжительного по времени, но емкого и содержательного до информативности в хорошем смысле слова спектакля, эта фраза становится и слоганом постановки. Режиссеру и актеру удалось доказать, что классика скучной бывает у неталантливых людей, тогда, когда она им нужна для того, чтобы выявить в ней не ее самое, а публицистику, так освежить ее, что уходит ощущение неординарности. Сергей Посельский и Юлиана Сополёва доказали, что классика может быть настоящей и животрепещущей само по себе, без котурнов и намеков на всем известные события, если прочитать ее внимательно, воссоздать ее честно и правильно, как написано было автором, без прикрас и излишеств вроде внушительных декораций и псевдоисторических костюмов.

Вот тот же лейтмотив, например, идущих под сурдинку часов. Узнав о том, что французы приблизившись к Лысым Горам, предлагают его обитателям понадеяться на их милость, княжна Марья в сильном возбуждении мечется от стены к стене, повторяя, что она дочь русского генерала и ей не пристало просить милости у врага ее отечества, ее близких. Когда она узнает, что брат ранен и доживает последние дни в Ярославле, она несколько раз, тоже в сильном возбуждении, против часовой стрелки (заметим это, как деталь!) проходит несколько кругов по сцене, настраиваясь не рискованную и трудную по всем обстоятельствам, с опасностью для жизни к умирающему князю Андрею. Здесь ее решимость, второй раз подтвержденная и деятельная, приобретает чуть иной оттенок, чем до того. И такие сопоставления перемен в ее состоянии, в ее поступках и мыслях, по-настоящему двигают спектакль. Но они, подобные подробности, связаны не только с тем, как показана в «Княжне Марье» заглавная героиня. Также уникально в заданной лаконичности представлены практически все герои названного тут спектакля.

(Думаю, к слову, что с заведомой долей юмора и некоторой игры в программке спектакля «Княжна Марья» помещена фотография Льва Толстого и даны сведения справочного рода о нем самом и романе «Война и мир». Вероятно, что есть молодые или взрослые люди, которые не помнят, что он автор этого романа или вообще не читали его. Хотя хочется надеяться, что на «Княжну Марью» все же ходят те, кто о Толстом и его романе имеет некоторые сведения. Но и в том случае, если и нет, то вряд ли останется равнодушным, посмотрев два с половиной часа за тем, как люди жили, любили, волновались, переживали, справлялись с трудностями, прощались с близкими, выдерживали выпавшие им испытания и, так сказать, вызовы.)

Если после отступления в духе русской классики вернуться к спектаклю «Княжна Марья», то важно отметить еще и то, что при всем как бы заведомом премьерстве заглавной героини, оно здесь номинально, не чувствуется, не педалируется. Есть ансамбль, есть артисты второго плана, есть артисты, играющие небольшие роли, порой в несколько реплик. Но все заметны, все на равных, каждому дано раскрыть особенность представляемого персонажа, не нарушая единства действия. И образ тикающих постоянно часов, с которого затактом, так сказать, входит зритель в эту удивительную постановку, здесь очень выразительно передает взаимосвязанность всех участников постановки в едином темпо-ритме.

Снова хочется указать на достоинства инсценировки и режиссуру Сергея Посельского. Из текста романа «Война и мир» выбрано то, что характеризует каждого героя спектакля в данный момент. И вместе с тем, имеет предисловие. Вот Пьер Безухов говорит о том, что пережил в Москве, попав в плен к французам, но в его интонациях заметна бравурность и легкомыслие начала романа. Вот мадмуазель Бурьен подает старому князю утренний стакан с водой, потом отвечает напору Анатоля Курагина, потом становится фавориткой старого князя и приносит в дом письмо французского генерала. И эти маленькие эпизоды, разнесенные в романе Толстого во времени, вдруг, возникшие в спектакле с небольшим перерывом, передают индивидуальность той, что была в доме на правах компаньонки княжны Марьи. Или Анатоль Курагин, ловелас и брутальный мужчина, не упускающий случая поволочиться за мадемуазель Бурьен, приехав свататься к княжне Марье. Или его отец, который три раза повторяет одну и ту же фразу, о том, что несколько лишних верст для него не крюк, зная, что все понимают, что он приехал устроить судьбу своего непутегого сына.

Несомненно, примечателен Андрей Болконский, скороговоркой говорящий, что не слишком счастлив в семейной жизни (в романе это сказано Пьеру Безухову, в спектакле – княжне Марье, но важнее тут суть того, что говорится, а не буквализм передачи классического текста). Он же, спорящий с отцом о Бонапарте, он же, убаюкивающий маленького сына, и ближе к концу спектакля, совсем другой, переживший боль и страх и перед уходом из жизни размышляющий о любви. Интересна и Полина Некрасова в роли маленькой княгини. Ее героиня наивна, непосредственна, простодушна, в ней есть особая пластика (особенно в ее проходе после сцены родов, когда она показывает маленькую героиню уходящей в небытие.)

Несомненен и точен Олег Кузнецов в роли старого князя Болконского. Он ершист, переживая свою отставку, он деятелен, когда ему поручили заниматься ополчением, ему ясно, что дочь надо выдавать замуж, но эгоизм или какая-то своя любовь мешают ему пойти на такой шаг, в чем-то это и большой ребенок, и жесткий, резкий человек, не лишенный чуткости (чего стоят его волнения и вопросы в сцены родов у маленькой княгини).

Не оставляют равнодушными зрителей и Дмитрий Варшавский в роли Николая Ростова, человека резкого, прямого и грубоватого, который полюбил княжну Марью и которого полюбила княжна Марья, как никого другого. И его друг, Ильин (Александр Ткачев), такой гусар с гитарой, в чем-то аналог героя и кумира начала девятнадцатого века Дениса Давыдова. (И тут снова хочется обратить внимание на деталь – военные молодые люди здесь не в шинелях, а в джинсах, как и остальные герои «Княжны Марьи, а Николай Ростов еще и в вязаном свитере, который потом будет знаком семейной жизни его с княжной Марьей. Эти смелые, напористые и не раздумывающие долги служаки, с гитарой, с дворовой почти поспешностью в решении любой проблемы чем-то единственным и определенным напоминают физиков, героев стихов и фильмов советских шестидесятых-семидесятых годов прошлого века. Именно тех лет, когда Сергей Бондарчук снял кинофильм «Война и мир». Бесполезно и странно было бы сравнивать тот великолепный в своем роде фильм и нынешний спектакль по страницам романа Толстого. Но упомянут фильм здесь для того, чтобы показать, что, как тогда воспринимался физиками и лириками фильм Бондарчука по Толстому, так сейчас мы воспринимаем Толстого. И самих этих физиков и лириков, что также заявлено органично и внешне непритязательно, как бы безыскусно в спектакле Сергея Посельского в том его удавшемся варианте, что теперь идет в столичном Театре на Малой Бронной. И поддержано Верой Никольской, художником по костюмам, которая одела всех персонажей спектакля в то, что носили, наверное, еще пару десятилетий назад, в конце двадцатого века в независимой России и где-то, несомненно, в подобную одежду одеты до сих пор. Образы персонажей «Княжны Марьи», в том числе, и визуально приближенные к восприятию сегодняшнего зрителя, включаются в тот сценический ряд, который определяет эстетику данного спектакля, его оригинальность и нетривиальность. Как и лаконичные декорации Виктора Шилькрота и работа со светом Евгения Виноградова.)

Особо стоит сказать об Олеге Полянцеве в роли Тихона, слуги старого князя. Это он вместе Артемом Губиным в роли старосты имения выходит после третьего звонка на сцену, чтобы попросить зрителей отключить звук в телефонах. И он, подобно хору в одном лице, но не в греческой трагедии, а в спектакле двадцать первого века, кратко комментирует происходящее на сцене, как и княжна Марья находят почти постоянно на сцене. И его присутствие, оправдано и содержательно, и сценически, что можно сказать практически по поводу каждого участника спектакля «Княжна Марья».

Даже небольшие роли, вроде акушерки Марьи Богдановны (в тот вечер – Лина Веселкина), с ее уверенностью в благополучном исходе дела, или старосты Дрона (студент Артем Губин) запоминаются, поскольку в них переданы истинные чувства и намерения.

Несколько неудачной все же кажется роль Наташи Ростовой у Дарьи Бондаренко, чей телевизионный опыт участия в ситкомам несколько упростил образ той, в которую был влюблен и Пьер Безухов, и Андрей Болконский.

Тем не менее, подводя итог размышлениям о спектакле «Княжна Марья», необходимо сказать, что он из того редкого и немногочисленного перечня постановок, которые можно пересматривать, как перечитывать хорошие и умные книги, не один раз. Можно наизусть, с первого раза запомнить надолго каждую его мизансцену, поскольку она практически впечатывается в сознание, остается в памяти, как кадр документального кино, но потом с удовольствием смотреть однажды виденное еще и еще раз, радуясь профессионализму всех, кто готовил этот спектакль, тому, что первоначально ученическая, прикладная по сути своей работа стала живым, интересным и сильным спектаклем, который поражает в целом и в деталях, став, на мой взгляд, событием театральной жизни российской столицы сезона 2016 – 2017 года. Вне зависимости от того, будет или нет он через год отмечен «Золотой маской», или через несколько месяцев – «Хрустальной Турандот».

Эта «Княжна Марья» дает возможность понять, как надо читать, ставить и играть классику. Она же учит и адекватно воспринимать классику на театральной сцене, впитывая находки режиссуры и игры актеров, сидя в зрительном зале.

Единственное, что между прочим и по поводу хотелось бы отметить, что масштаб Малой сцены уже в чем-то сковывает актеров, выходы их в фойе чуть мешают полному проникновению в сценическое действие. И что «Княжна Марья» определенно уже доказала необходимость чуть другого по сути формата, достойного того, чем стало в Театре на Малой Бронной почтительное прочтение классического романа Льва Толстого.

[ свернуть ]


Динара

3 апреля 2017
Моя любимая книга. Роман с размахом. Роман-эпопея «Война и мир». Лев Николаевич Толстой создал поистине литературный шедевр, являющийся, на мой взгляд, зеркальным отображением силы характера русского народа. Для меня лично самое главное - это сила характера, умение н... [ развернуть ]

Моя любимая книга. Роман с размахом. Роман-эпопея «Война и мир». Лев Николаевич Толстой создал поистине литературный шедевр, являющийся, на мой взгляд, зеркальным отображением силы характера русского народа. Для меня лично самое главное - это сила характера, умение никогда не сломаться. Несгибаемость духа... Всё это Лев Толстой прекрасно отобразил в романе-эпопее «Война и мир». Это касается и военных сцен, и сцен частной жизни героев. Такие разные судьбы героев объединяются наличием у них твердости характера и веры в прекрасное будущее. Произведение «Война и мир» имеет несколько экранизаций и театральных постановок. Все они разные и имеют право на существование. На одной из таких театральных постановок мне посчастливилось побывать совсем недавно.

Театр на Малой Бронной. Малая сцена. Спектакль «Княжна Марья». Вот что сам режиссер-постановщик Сергей Посельский говорит о спектакле: «Воплотить задуманное в стенах ГИТИСа удалось в 2013 году, когда состоялась премьера дипломного спектакля «Княжна Марья» в мастерской Павла Хомского и Сергея Голомазова. После премьеры спектакль продолжал развиваться, постепенно на первый план стала выходить тема войны (несмотря на то, что княжна Марья принимает участие только в «мирных» сценах). Взгляд на войну глазами женщин, как мне кажется, даёт множество интересных ответов, к которым зачастую неспособны прийти мужчины. Какая сила движет народами? Зачем десятки и сотни тысяч людей преодолевают гигантские расстояния, чтобы убивать себе подобных? Точный ответ на этот вопрос не могут дать ни историки, ни политики, ни деятели искусства. И сам Лев Николаевич, пройдя Крымскую войну, вновь и вновь возвращался к этой теме – и не находил ответа. Пожалуй, каждому поколению нужно ставить себе эти вопросы и пытаться находить решение этой задачи так же, как доказывают теорему о подобии треугольников разные поколения персонажей спектакля».

Отправляясь на этот спектакль, я недоумевала, как в два с половиной часа можно уместить четырехтомник? Но режиссер-постановщик Сергей Посельский взял из романа ключевые сцены, передающие весь драматизм судеб героев: рождение сына Андрея Болконского и смерть его жены, знакомство с Наташей Ростовой и её предательство, смерть старого князя, знакомство княжны Марьи с Николаем Ростовым, смертельное ранение князя Андрея, знакомство Наташи Ростовой с Пьером Безуховым. И сделать это так умело, будто одно событие перетекает в другое!

Эта постановка захватила меня с первых минут. Спектакль имеет кольцевую композицию и начинается со сцены урока геометрии и заканчивается тем же, но только разных поколений. Достаточно лаконичные декорации от начала до конца никак не портят впечатления, а наоборот – акцентируют внимание зрителя на героях, на их диалогах. Также и не отвлекает и не мешает факт современных костюмов, не вызывает недоумения: «А где же 19 век?» Всё это второстепенно. Главное – история. Текст романа не искажен и никуда не делся. Умелое обращение с классикой демонстрируют все актеры. Насколько молодой состав актеров! И вот здесь, наверное, разрушается стереотип многих о том, что талантливо играть могут только именитые опытные актеры. Это не так. Каждый из актеров рассказал историю своего героя так ярко и выразительно, что в конце спектакля трудно выделить кого-то одного. У каждого из них была своя сложная задача, с которой они справились. Появление персонажей на сцене одного за другим как вихрь чувств и переживаний! Поразила глубина игры многих актеров! Некоторые из них показывали свои эмоции не только с помощью повышения голоса, жестикуляции или изменения позы, но и с помощью слёз на глазах – настоящие искренние слёзы! Причем на протяжении всего спектакля! Всё это так захлестывало зрителя! А впечатление всё более усиливало камерность малой сцены: вот-вот и ты окажешься в 19 веке вместе с княжной Марьей, повествующей о коллизиях своей судьбы и судьбы своих близких. Такие широко распахнутые глаза актрисы Юлианы Сополёвой завораживают и заставляют сопереживать её проблемам. Казалось бы, такая едва заметная в книге княжна Марья здесь получилась такая чувствующая, эмоциональная и впечатлительная, принимающая каждый удар судьбы, с одной стороны, гордо и смиренно, с другой стороны, рефлексируя и переживая.

Все остальные герои тоже поразили своей игрой. Очень удачен подбор каждого: Дарья Бондаренко в роли Наташи Ростовой получилась такой же красивой, легкой и наивной, как и в романе. Ее полудетская улыбка согревала и умиляла.

Олег Кузнецов заслуживает отдельной похвалы: его старый князь получился эдаким солдафоном со скверным характером, пытающимся построить всех и вся. Олег Кузнецов очень талантливо демонстрировал изменение в настроении своего героя: то грозный взгляд с металлом в голосе, то безудержный смех с колкостями в адрес собеседника и, конечно, неожиданная демонстрация истинных чувств к своим детям. Олег Кузнецов очень глубокий актер и поражает такой разной игрой и отсутствием в ней штампов (также неповторим и индивидуален он в постановке «Ревизор» Сергея Голомазова).

А вот герои Андрея Болконского и Николая Ростова поразили. Андрей предстает таким гордым, нелюдимым и холодным в романе. А здесь он немного другой: к гордости и холодности добавляется такая чувственность. Актер Марк Вдовин во время спектакля несколько раз плакал, тем самым, желая показать, что князь Андрей тоже может чувствовать боль. Рождение сына и смерть жены, предательство Натальи – всё это вызывает в его душе смятение, катастрофу и его слезы как катарсис - как очищение души через слезы.

Николай Ростов казался мне более серьезным и скромным в романе. Здесь же Николай смелый парень с прекрасным чувством юмора! Актер Дмитрий Варшавский прекрасно справляется с этим: прищуренный взгляд, легкая полуулыбка, веселые нотки в голосе.

А вот Пьер Безухов лично для меня точно такой же, как и в романе Толстого. Благородный, добрый, скромный, несмелый, неуверенный в себе человек, но умеющий так сильно любить и сопереживать. Эта роль в спектакле как бальзам на душу: смотришь на героя Александра Шульгина и по-старомодному веришь в искреннее добро, честь и благородство.

Екатерина Дубакина в роли служанки мадмуазель Бурьен в доме Болконских вносит свой колорит: яркая помада, рыжая копна волос, соблазнительная походка делают свое дело: старый князь попадает под власть ее чар и сразу возникает вопрос: как такой умный человек, как старый князь, попадает в капкан мадмуазель Бурьен? И сразу напрашивается ответ: вот она сила женской красоты, обаяния и хитрости. Какое бы ни было время за окном, какая бы обстановка ни была вокруг (война или мир), но место чувствам и эмоциям есть всегда!

Огромное спасибо огромное всем актерам и создателям спектакля «Княжна Марья». На три часа я попала в историю русского народа, в его жизнь во время войны с Наполеоном.

Действие четырехтомника, умещенное в два с половиной часа, заканчивается очень трогательно: княжна Марья преподает урок геометрии уже своей дочке. Актриса Ульяна Полякова, которая появляется в финальной сцене спектакля, как луч надежды, как знак будущности и счастья. Её искренность, трогательность и нежная улыбка смягчает все тяготы, которые готов или не готов перенести человек. В итоге понимаешь, что «всё начинается с любви: и озаренье, и работа, глаза цветов, глаза ребенка - всё начинается с любви» (Роберт Рождественский).

Динара

[ свернуть ]


Александра

30 марта 2017
спасибо за замечательный спектакль!

спасибо за замечательный спектакль!

Александра

[ свернуть ]


Татьяна Алексеевна

19 января 2017
Была 18 января на этом замечательном спектакле. Отличный спектакль. Зал аплодировал практически весь спектакль, и было то редкое соединение: зритель-актер. Спасибо за хорошее настроение.

Была 18 января на этом замечательном спектакле. Отличный спектакль. Зал аплодировал практически весь спектакль, и было то редкое соединение: зритель-актер. Спасибо за хорошее настроение.

[ свернуть ]


Елизавета

25 декабря 2016
Побывав на этом спектакле, спустя неделю я решила написать отзыв, так как до сих пор нахожусь под впечатлением. Хочу отметить прекрасную игру актеров, безумно интересный сюжет и атмосферу , созданную на сцене. Этот спектакль заинтересует любого, даже не очень подгото... [ развернуть ]

Побывав на этом спектакле, спустя неделю я решила написать отзыв, так как до сих пор нахожусь под впечатлением. Хочу отметить прекрасную игру актеров, безумно интересный сюжет и атмосферу , созданную на сцене. Этот спектакль заинтересует любого, даже не очень подготовленного, зрителя и подойдёт для семейного просмотра. К тому же он помогает расслабиться и снять стресс. Очень советую сходить и увидеть все своим глазами.

[ свернуть ]


«Княжна Марья». Толстого играют молодые

16 декабря 2016
В среду, 14 декабря, в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Княжна Марья», поставленного по роману Льва Толстого «Война и мир». Режиссировал спектакль выпускник РАТИ Сергей Посельский. Прототипом княжны Марьи с «лучистыми глазами» в роман... [ развернуть ]
В среду, 14 декабря, в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Княжна Марья», поставленного по роману Льва Толстого «Война и мир». Режиссировал спектакль выпускник РАТИ Сергей Посельский.

Прототипом княжны Марьи с «лучистыми глазами» в романе «Война и мир» была мать Льва Николаевича Толстого — Мария Волконская. Она умерла, когда будущему писателю не было и двух лет. Толстой помнил теплоту ее рук, мелодичный голос всю жизнь. И именно это попытался передать режиссер в своей постановке.

Спектакль «Княжна Марья» поставлен так, что все красавицы из романа «Война и мир» — Наташа Ростова, француженка Бурьен, Маленькая княгиня ни в какое сравнение не идут с доброй, умной и отважной княжной Марьей. В ее образе Лев Толстой воспел и духовную силу, и красоту русской женщины.

Закончил «Войну и мир» ее автор семейной идиллией. Но тема сиротства проходит и через роман, и через новый спектакль. А начинается и заканчивается он с записи голоса самого автора «Войны и мира». Благодаря фонографу мы можем услышать этот голос.

В спектакле княжну Марью играет молодая актриса Юлиана Сополева. Мы можем, конечно, лишь предполагать, что подразумевал великий писатель под определением «лучистые глаза». Но то, что на сцене от главной героини исходит некий внутренний свет, — вне всякого сомнения.

Испытаний на пути к женскому счастью княжне Марье выпало немало. Приходилось несладко с беспощадным отцом, называвшим ее некрасивой, глупой и никчемной (но при этом отец позволил дочери самой решать, за кого выходить замуж). Старый князь Болконский воспитывал дочь не как кисейную барышню, а как личность, отвечающую за свои поступки.

Внимательному зрителю предоставляется шанс представить, сколько мужества и терпения потребовалось княжне Марье, чтобы во время войны добраться на лошадях до Ярославля к умирающему брату. Или выйти к толпе голодных бунтующих крестьян...

Образ княжны Марьи Толстой создавал, используя «Дневники» своей матери. А также рассказы о ней. Мало сказать, что она была для него идеалом, он на нее молился — даже тогда, когда был отлучен от церкви. Мать стала для Льва Николаевича той силой, что сделала из него писателя. И его первое произведение, повесть «Детство. Отрочество. Юность», — оно тоже о ней.

Возможно, и трагедия семейной жизни Толстого с Софьей Андреевной, о которой немало написано и поставлено, заключалась в том, что черт матери Лев Николаевич в ней не нашел. Софья Андреевна была милой, домашней, хозяйственной Кити из романа «Анна Каренина», и вовсе не такой, какой была его мать — дочь боевого генерала Николая Волконского. Решительная и удивительно щедрая душой. И все это можно прочувствовать, глядя на действо, происходящее на сцене.

После спектакля многие зрители несколько минут сидели в глубокой задумчивости. Словно пытались «переварить» увиденное.

— Спектакль понравился. Хотя были моменты, которые я не поняла. Почему молодые люди играли пожилых героев? — рассказала после премьеры одна из них, писательница Юлия Басова. — Так, в роли старого князя Болконского — совсем молодой артист. Признаюсь, я — поклонница классического театра.

Хотя бывает, что за такой классической формой скрывается пустота. Но спектакль «Княжна Марья» — талантливый. Всем сердцем переживаешь и за княжну Марью, и за других героев романа. В спектакле немало интересных находок: лаконизм декораций нисколько не мешает зрителю ощутить дух дома в Лысых Горах.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Посельский, режиссер:

— Почему я акцентировал внимание именно на Марье Болконской? Потому что Марья Болконская — любимый образ Льва Толстого, в котором, безусловно, отразились многие черты его матери Марии Николаевны Волконской.

СПРАВКА

Посельский Сергей Николаевич — российский театральный режиссер, актер. Родился в 1979 году в Одессе. Окончил с красными дипломами режиссерский факультет РАТИ (ГИТИС) — Мастерская С. Голомазова — и магистратуру РАТИ (ГИТИС) по квалификации «Режиссура». Работает в Театре на Малой Бронной.

Автор



Подробнее: http://www.vm.ru/news/2016/12/15/knyazhna-marya-tolstogo-igrayut-molodie-343814.html

 

 

 

[ свернуть ]


«Княжна Марья» в Театре на Малой Бронной - современный взгляд на классику

16 декабря 2016
14 декабря в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Княжна Марья», представляющий избранные сцены романа «Война и мир» глазами княжны Марьи Болконской.     Меня многие, наверное, не поймут и не поверят, если я напишу, что «Война и мир» это не только... [ развернуть ]

14 декабря в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Княжна Марья», представляющий избранные сцены романа «Война и мир» глазами княжны Марьи Болконской.  

 

Меня многие, наверное, не поймут и не поверят, если я напишу, что «Война и мир» это не только моё любимое произведение у Толстого, но и часто мною перечитываемое. Мои любимые отрывки – всё, что связано с княжной Марьей Болконской, их я знаю почти наизусть. Поэтому я не могла пропустить премьеру спектакля «Княжна Марья» в Театре на Малой Бронной в постановке Сергея Посельского. 

Конечно, волновалась. Возможно ли перенести события из романа на сцену, не упростят ли их, останется ли в спектакле Толстой, не спрячут ли писателя за словосочетание «по мотивам», какие сцены выберут из жизни княжны, не будет ли скучно и какая, какая будет Марья!?

Когда спектакль начался, я внутренне напряглась. Прежде всего, из-за костюмов, вернее их несоответствия эпохе. Старый князь Болконский в джинсах, княжна в длинной юбке, но в джинсовой жилетке, мадемуазель Бурьен на шпильках. Но действие началось, затянуло мощной воронкой, и я мгновенно и без колебаний уплыла в другую реальность – в Россию начала 19 века, в жизнь дворян, их взаимоотношения. И в буквальном смысле услышала шелест страниц любимого романа. Через пять минут я совершенно абстрагировалась, освободилась от беспокойства насчет того, кто во что одет. Главное здесь в том, что игры с внешним видом, благодаря яркому актерскому мастерству, не главенствуют в спектакле. Моё внимание целиком и полностью сконцентрировалось на игре актеров. 

Какая мне разница, в чем одета княжна Марья - когда передо мной именно княжна Марья! Какая мне разница, что старого князя Болконского играет молодой актёр – когда передо мной настоящий князь Болконский! Какая мне разница, что князь Андрей в пиджаке, а не в мундире с эполетами, а Анатоль Курагин в байкерской косухе и военных ботинках – когда передо мной именно князь Андрей и Анатоль Курагин! То, как играли молодые актёры – было прекрасно, интересно, сильно. Чуть позже станет понятно, что и столь контрастный микс одежды в этом спектакле не просто вынужденно уместен, а необходим, потому что с его помощью зрителя будоражат и держат в состоянии готовности мгновенно переключить, перетянуть из той эпохи в нашу реальность.

Поразительное ощущение правильности. 

Чувство благодарности переполняет – вон он бережно воспроизведённый текст Толстого, необыкновенно удачно подобранные актёры, великолепные полные достоинства русские характеры. Очень тонко соблюден баланс. Во всей цепочке: писатель – режиссер - актёры. Оригинальные нестандартные режиссёрские идеи не разрушают блистательность толстовской основы, не робко извинительно оттеняют, а гармонично по-партнерски дополняют органику актерских перевоплощений. Мощная первооснова спектакля – Толстой, но Марья Болконская, Андрей Болконский, старый князь, молодая княгиня, Наташа Ростова, Пьер Безухов, Николай Ростов сыграны так, что они есть часть нас.

Спектакль навёл внутренний фокус внимания на мысли о том, что меняется время, но русский характер, русская культура, русская душа, ощущение мира, своей ценности и места в нём, гениально описанные Толстым, не истреблены метаморфозами времени, не исчезли, сохранились – в нас! Князь Андрей Болконский со своими понятиями о чести – воевал и в Аустерлицком сражении, и на Бородинском поле, и в Первой мировой, и в других войнах. Княжна Марья со своим безграничным терпением и смиренно принимающая волю Божию в одних ситуациях и принимающая волевые решения в других – типично русская женщина. Наташа Ростова и Пьер Безухов могли встретиться после всех испытаний судьбы не только в уцелевшем от пожара московском особняке, но и в полуразрушенном бомбёжкой ленинградском доме. 

Очень хороши монологи героев от себя, начинающиеся с «я в это время подумал, сказал, сделал...»

Почти в каждой сцене есть незаметные мгновенные переходы в настоящее время. И в финале уже происходит полное стирание условных временных границ.

Актёры были ювелирно точны в эмоциональных образах своих героев.

Они безупречно провели нас по натянутому над бездной толстовского романа канату.

Актёрам, каждому, отдельное браво!

Столичный информационный портал

Фото - Евгений Чесноков

Текст: Наталья Анисимова

 

http://www.yamoskva.com/node/53975 

[ свернуть ]


Театр на Малой Бронной представит спектакль "Княжна Марья"

14 декабря 2016
Московский театр на Малой Бронной представит спектакль "Княжна Марья" (сцены из романа Льва Толстого "Война и мир"), сообщила пресс-служба театра.Автор инсценировки и режиссер — Сергей Посельский. Вместе с режиссером над постановкой работали: сценограф Виктор Шилькро... [ развернуть ]
Московский театр на Малой Бронной представит спектакль "Княжна Марья" (сцены из романа Льва Толстого "Война и мир"), сообщила пресс-служба театра.
Автор инсценировки и режиссер — Сергей Посельский. Вместе с режиссером над постановкой работали: сценограф Виктор Шилькрот, художник по костюмам Вера Никольская. В спектакле заняты молодые артисты театра. Роль княжны Марьи исполняет Юлиана Сополева.
Спектакль "Княжна Марья" продолжает обращение Театра на Малой Бронной к русской классике, спектакль Посельского — это взгляд на события романа Толстого "Война и мир" глазами Марьи Болконской, скромной доброй девушки, посвятившей свою жизнь заботам о близких, говорится в сообщении.
Постановка "Княжна Марья" возникла в 2014 году как дипломная работа актерского курса мастерской Павла Хомского и Сергея Голомазова в ГИТИСе. Спектакль участвовал в международном арт-фестивале "Сад Гениев" в Ясной поляне", а также в Международном молодежном театральной фестивале "Апарт" в Санкт-Петербурге. Исполнительница главной роли Юлиана Сополева была отмечена премией "Золотой лист" за лучшую женскую роль, а также премией им. Царева "За успешное постижение актерской профессии".


"Еще в институте мы подготовили отрывок "Урок геометрии княжны Марьи", который всем понравился, после чего и возникла идея создать спектакль про княжну Марью, которая была проводником идей Толстого и через нее рассказать о романе "Война и мир. Княжну Марью Лев Николаевич писал со своей матери, образ которой был для него идеалом женской жертвенности, любви, понимания", — сказал РИА Новости Посельский.
По словам режиссера, молодые артисты, которым сегодня чуть больше 20, не прибегая к гриму и другим приспособлениям, достойно справились с задачей и сумели воплотить героев из той далекой жизни, о которой рассказал Толстой в своем романе "Война и мир".
 https://news.rambler.ru/moscow_city/35577194/?utm_content=news&utm_medium=read_more&utm_source=copylink 
 
РИА Новости, 14.12.2016

[ свернуть ]


РИА Новости - самые обсуждаемые спектакли недели

14 декабря 2016
Доброе понедельничное утро любителям театральных премьер! На этой неделе три самые обсуждаемые — это «Княжна Марья» в Театре на Малой Бронной, «Пациент» в Et Cetera и «Варвары» в МХТ им. Горького. О них в понедельничной колонке Lisa Lerner (лидера театрального проект... [ развернуть ]

Доброе понедельничное утро любителям театральных премьер! На этой неделе три самые обсуждаемые — это «Княжна Марья» в Театре на Малой Бронной, «Пациент» в Et Cetera и «Варвары» в МХТ им. Горького. О них в понедельничной колонке Lisa Lerner (лидера театрального проекта «Сила Культуры»).

14 (Ср), 17 (Сб) декабря — «Княжна Марья» в Театре на Малой Бронной. Спектакль станет приятным сюрпризом для любителей «Войны и мира», ведь именно о Княжне Марье из романа-эпопеи пойдет речь. Точнее ее глазами, от лица ее второстепенного персонажа будет рассказана эта история жизни, любви и войны. Княжну Марью с ее, как писал Л.Н.Толстой, глазами «большими, глубокими и лучистыми», которые «были так хороши, что очень часто, несмотря на некрасивость всего лица, глаза эти делались привлекательнее красоты», сыграет Юлиана Сополева, впрочем, как и все остальные роли, в том числе роль Старого князя, тоже достанутся молодым талантливым артистам Театра на Малой Бронной. Княжна Мария Болконская— скромная девушка, чей хрупкий душевный мир постоянно подвергается испытаниям: жених Курагин влюбляется в компаньонку, отец угнетает своим характером, маленькому Николеньке, сыну брата, Андрея Болконского, ей приходится заменить мать. Придет ли к ней настоящая любовь и вознаградятся ли ее благодетели, покорство и жизнелюбие? Об этом в спектакле Сергея Посельского.

 

Петр Лидов

[ свернуть ]


Вера

6 ноября 2016
Примитивно. Актеры визжат, орут, кривляются. Отвратительно скучно. Ушла в антракте, смотреть было невозможно.

Примитивно. Актеры визжат, орут, кривляются. Отвратительно скучно. Ушла в антракте, смотреть было невозможно.

[ свернуть ]


Жанна

21 марта 2016
Были на спектакле 08.03.16г Хороший,добрый,смешной спектакль. В духе фильма Э.Кустурицы "Черная кошка-белый кот". Неплохая постановка,юмор,игра актеров-все очень достойно.Вышли с хорошим настроением.Спасибо актерам и режиссеру. Рекомендую.

Были на спектакле 08.03.16г Хороший,добрый,смешной спектакль. В духе фильма Э.Кустурицы "Черная кошка-белый кот". Неплохая постановка,юмор,игра актеров-все очень достойно.Вышли с хорошим настроением.Спасибо актерам и режиссеру. Рекомендую.

[ свернуть ]


Елена Дюкарева

14 февраля 2016
Замечательный музыкальный спектакль, очень понравился. Юмор, костюмы и вообще все что происходило на сцене, было очень интересно и оставило только положительные эмоции после просмотра, данной постановки.
Замечательный музыкальный спектакль, очень понравился. Юмор, костюмы и вообще все что происходило на сцене, было очень интересно и оставило только положительные эмоции после просмотра, данной постановки.

[ свернуть ]


Комедия. Аншлаг. О, ужас! «Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
Комедия. Аншлаг. О, ужас!  «Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной Роман Самгин — тот самый, что был указан на ленкомовских афишах постановщиком «Города миллионеров» (на тех же афишах Захаров значился художественным руководителем спектакля). Он же, выпускник... [ развернуть ]

Комедия. Аншлаг. О, ужас! 
«Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной
Роман Самгин — тот самый, что был указан на ленкомовских афишах постановщиком «Города миллионеров» (на тех же афишах Захаров значился художественным руководителем спектакля). Он же, выпускник гитисовской мастерской Марка Захарова, два года спустя поставил в «Ленкоме» «Укрощение укротителей». Теперь наконец вырвался из-под отеческой опеки и в Театре на Малой Бронной выпустил комедию Бранислава Нушича «Доктор философии», вышедшей в прокат под названием «Славянские безумства». Решение правильное, в нем чувствуется знание нынешней конъюнктуры: сегодня в загоне не только физики, но и лирики, а вот безумства в цене как никогда. 

Нушича у нас любят, его политическая комедия «Госпожа министерша» до сих пор идет не только в Москве, в Театре имени Маяковского, ее можно встретить и на просторах бывшего СССР (не так давно можно было посмотреть украинскую версию этой комедии, в исполнении актеров Театра имени Леси Украинки; причем спектакль в определенном смысле продолжал описанный в пьесе комический сюжет, — в нем, среди прочих, была занята актриса Назарова, супруга украинского вице-премьера, некоторое время спустя получившая почетное звание народной артистки России). Но и «доктора философии» у нас тоже ставят: под оригинальным названием эта пьеса идет в Петербургском Театре Комедии. Там она веселит публику под музыку Кустурицы. В Театре на Малой Бронной подыскали другое, не менее подходящее музыкальное сопровождение — Горана Бреговича. Шутки ради всех героев сербской комедии постановщик чохом переименовал тоже в Бреговичей. Сербов, вероятно, эта шутка обрадует. Поскольку большинству неведомы подлинные имена героев пьесы Нушича, юмор, скорее всего, останется незамеченным. 

Безумства, конечно, безумствам рознь. В версии Самгина получается, что краеугольный камень комического безумствования — в не знающей удержу суете, беготне, какой-то бестолочи, в которое превращается в общем-то незамысловатый сюжет обыкновенной комедии положений. Но обыкновенной — не значит «простой», а иная простота, как известно, хуже воровства. Комедия положений на театре нуждается в легкости, а именно ее-то и недоставало как в предыдущей самостоятельной работе Самгина, в «Укрощении укротителей», так и в нынешней. В нынешней — с тем большей очевидностью, поскольку актеры на Бронной находятся в худшей форме, нежели тренированная труппа «Ленкома». Опыта легкости им не хватает. Всего, что бывает важно, когда какой-нибудь режиссер берется, к примеру, поставить «Ревизора». Водевильности, таланта дуракаваляния, простодушной веселости (Гоголю, правда, не нравилось водевильное решение его пьесы, но само это название вспомнилось кстати: Нушич находился под сильным влиянием этой русской комедии и одна из первых, а может и самая его первая пьеса была написана по мотивам «Ревизора»). Всего этого актерам недостает. Екатерина Дурова — пожалуй, единственная, кому удается справиться с маской, придуманной для ее роли то ли свахи, то ли сводницы, в обоих случаях — неудачливой в своем ремесле. 

Владимир Ершов играет грубо, Александр Голубков — грубо, остальные все — и грубо, и как-то незанимательно. Сценография Виктора Шилькрота, молодого ученика Олега Шейнциса, — пожалуй, единственное, что в течение спектакля находится в каком-то развитии: дело в том, что по сюжету, в доме богатого серба идет ремонт. И бескрайний ремонт, и многие другие обстоятельства пьесы, написанной в первой трети прошлого века (вроде фальшивого диплома, выправленного для своего непутевого сына простодушным, но амбициозным «олигархом», вокруг которого — диплома, а не олигарха — и крутится интрига с путаницей и «неузнаваниями») публика принимает как хорошо ей знакомые, с удовольствием и смехом. 

Вообще публике спектакль очень нравится. Зал Малой Бронной полон, чего не скажешь ни об одном другом спектакле театра. Хорошо это или плохо — это вопрос. Когда на Малой Бронной работал Житинкин, то, после всех недостатков, обыкновенно приписываемых этому постановщику и его спектаклям, своей обязанностью критики полагали сказать, что зал тем не менее был полон, двери на премьере срывали с петель, а публика неистовствовала от восторга. 

В случае с Самгиным о неистовствах говорить не приходится. Вместе с безумствами они перекочевали на сцену. Но успех был. И, честно говоря, не знаю, радоваться этому или кричать «Караул!».

Григорий Заславский, 12.03.2004

[ свернуть ]


Скорая помощь из «Ленкома» приехала в Театр на Малой Мронной Театр на Малой Бронной показал премьеру спектакля «Славянские безумства». Под этим названием скрывается очень известная комедия сербского классика Бранислава Нушича «Д-р». Ученик Марка Заха

6 февраля 2016
Коммерсантъ Про Театр на Малой Бронной критики последний раз писали год назад, когда непотопляемый директор Илья Коган съел очередного главного режиссера, на этот раз оказавшегося Андреем Житинкиным. Горе-аналитики, в том числе и ваш покорный слуга, предсказывали ск... [ развернуть ]

Коммерсантъ

Про Театр на Малой Бронной критики последний раз писали год назад, когда непотопляемый директор Илья Коган съел очередного главного режиссера, на этот раз оказавшегося Андреем Житинкиным. Горе-аналитики, в том числе и ваш покорный слуга, предсказывали скорый закат бесконечной эпохи господина Когана, мотивируя сей радужный прогноз хотя бы тем, что ни один уважающий себя режиссер теперь не согласится лечь под хищного директора. Махнув рукой на Бронную, газетные наблюдатели почти не отреагировали на гениально изворотливый ход ц назначение главным режиссером Льва Дурова, самого популярного актера труппы, регулярно грешащего режиссурой. Спектакль «Дети!?», выпущенный господином Дуровым в новом качестве, тоже остался незамеченным: всем ясно, что разрешить ситуацию, варясь в собственном соку, театру не удастся.

Но вот нашлись наконец режиссеры со стороны, согласившиеся поработать на Бронной. Кидаться в них камнями нечего: жизнь есть жизнь, работа на дороге не валяется. Раз театр существует, актеры должны что-то играть, а зрители ц на что-то смотреть. режиссер Роман Самгин решил, что публике надо посмотреть пьесу знаменитого сербского драматурга Бранислава Нушича. В оригинале она называется «Д-р», в развернутом варианте ц «Доктор философии». Комедии сербского классика грех жаловаться на невостребованность, ее охотно играли, в позднесоветские времена был удачный телефильм, а два года назад поставили в петербургском театре комедии. 

Можно считать, что история вернула написанной в 1936 году пьесе актуальность: главный герой Нушича живота Цвийович ц нувориш. Заработав денег, богач, подобно мольеровскому господину Журдену, озаботился общественным признанием и решил сначала сделать из своего сына доктора философии, а потом женить его на дочери министра. Поскольку родной сынок Милорад вырос недотепой и пропойцей, учиться в швейцарию под его именем послали способного к наукам бедняка, а тот имел неосторожность под чужим именем жениться. И вот теперь в Белград должны пожаловать не только швейцарский профессор, но и невестка с маленьким ребенком ц реальные свидетели подлога. Чужой ребенок к тому же по закону может стать наследником Цвийовичских миллионов. Бранислав Нушич не стал бы классиком, если из этой удачно придуманной завязки он не выжал бы максимум возможных комедийных ситуаций, не пересыпал бы сюжет забавными диалогами. И трудно представить себе актеров, которые отказались бы от написанных им ролей.

Молодой художник Виктор Шилькрот подчеркнул переходное состояние семейства: на сцене уместились и старый, рассохшийся деревянный домик животы, и недостроенный новый особняк. Режиссеру Самгину это позволило придумать важный добавочный персонаж ц строителя, который почти не разговаривает, но в действии активно участвует. Вообще у своего учителя Марка Захарова роман Самгин научился простому, но эффективному приему ц «раздувать» роли второстепенных действующих лиц, которые притягивают к себе внимание, постоянно откуда-то выскакивают, болтаются под ногами, создают добавочную комическую суету и танцуют в интермедиях. (В данном случае ц под музыку Горана Бреговича. Вряд ли кто-нибудь упрекнул бы господина Самгина за использование принципа «серб к сербу», но на всякий случай режиссер даже переименовал семью главного героя из Цвийовичей в Бреговичи.)

На Бронную с малой Дмитровки (господин Самгин поставил в «Ленкоме» под руководством Марка Захарова «Город миллионеров» и самостоятельно ц «Укрощение укротителя») режиссер импортировал стиль бодрый, активный, громкий, иногда доходящий до судорог. Первая заповедь этой науки: чтобы зритель не заснул, все средства хороши, даже самые нелепые и однообразные. Надо ли говорить, что у мастера Захарова острое блюдо всегда приправлено иронией, грустью, непременной «задней мыслью», которую интересно разгадывать. Роман Самгин полагается больше на гримасы, чем на усмешки. Один персонаж у него настырно заикается, другой дергается всеми конечностями, третий просто кричит, четвертая налегает на донельзя томный голосок, пятый (а также шестой и седьмой) вообще дебилы. Атмосфера нервного кривлянья поддержана даже неодушевленными предметами: стоящий в углу странный аппарат, то ли газонокосилка, то ли портативная бетономешалка, произвольно включается, когда его не просят, и пугает граждан, а один раз понадобился для дела ц так не врубается.

Поддержанная актерами режиссерская настырность поначалу вызывает сопротивление не только умученного жизнерадостностью антрепризных комедий критика, но и нормального зрителя. В какой-то момент, как в анекдоте, наступает такое состояние, что легче засмеяться, чем объяснить, почему несмешно. Ну ладно, раз вы так стараетесь, нате ц ха-ха-ха! Не звери же мы какие-то бессердечные, и Театру на Малой Бронной тоже желаем всего доброго. Тем более что в качестве скорой помощи господин Самгин больному организму помог вполне профессионально: вкатил в полумертвое театральное тело лошадиную дозу адреналина. Но ведь это мера экстраординарная, к тому же грозящая привыканием. Главное, что смерть вроде бы отступила. Теперь реаниматолог уехал, а запущенному пациенту требуется терапия и внимательный уход. Кто будет этим заниматься, по-прежнему неясно.

Роман Должанский, 3.02.2004

[ свернуть ]


Безумствуй, как обещал «Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
Известия Театр на Малой Бронной, которым руководит Лев Дуров, похоже, делает ставку на молодую режиссуру. «Славянские безумства» Бронислава Нушича поставил Роман Самгин, известный своими ленкомовскими постановками. Следом за ним должны выпустить премьеры Владимир Аг... [ развернуть ]

Известия

Театр на Малой Бронной, которым руководит Лев Дуров, похоже, делает ставку на молодую режиссуру. «Славянские безумства» Бронислава Нушича поставил Роман Самгин, известный своими ленкомовскими постановками. Следом за ним должны выпустить премьеры Владимир Агеев и Ольга Субботина.

Жанр в программке не определен: ни комедия, ни фарс, просто — безумства. А раз безумства, то герои выглядят милыми даунятами (многие похожи на персонажей «осп-студии»). Они прыгают, дерутся, танцуют и гарцуют. Сюжет пьесы сербского драматурга Нушича: тупой паренек из Белграда Милорад (Александр Голубков) учиться не хотел, а под его именем прошел обучение во Фрайбурге бедный умник Велимир (Никита Салопин). Этот самый Велимир хоть с виду и доходяга, а ребенка сделать во Фрайбурге одной Кларе успел, обвенчался с ней, диплом получил — и все под чужим именем. И вернулся в Белград. Заварушка начинается, когда становится известно, что Клара с сыном едут в Белград к мужу.

Как режиссер ни притворялся, что его увлекают коллизии пьесы, выглядеть увлеченным у него не получилось. Хотя если уж взялся за эту милую дребедень, не стесняйся, безумствуй, как пообещал в программке. Тем более что в позапрошлом сезоне Роман Самгин поставил, наверное, один из самых забойных спектаклей Москвы — «Укрощение укротителей» в «Ленкоме», а перед этим — «Город миллионеров» там же. Обе постановки были более чем успешными. Конечно, специалист по успеху Марк Захаров (учитель Романа Самгина) прикладывал к ним как минимум руку. И кажется, что «Славянские безумства» — что-то вроде предпоследней репетиции перед показом мастеру, который ускорит ритм, добавит блеска, наполнит сцену энергией. Но поскольку дело происходит в другом театре, мастер по понятным причинам так и не пришел.

Роман Самгин, похоже, не думал долго над образами: дал мальчику лошадку, европейцу — фирменную улыбку и стильную одежду, старой деве — томный взгляд и извивающееся от желания тело, дураку — замедленную речь, красотке — платье ей под стать. И это не стилизация, не ирония, даже не вера в то, что так и надо делать. Это, как говорил один почтмейстер, «ни то ни се, черт знает что».

Кажется, режиссер не ответил на простой вопрос: что делать со столь невинным созданием, пьесой Нушича? И как быть актерам — играть роль или играть с ролью, честно представлять текст или грациозно над ним иронизировать? И то и другое сразу — дело хорошее, но трудное. Лучше синица в руке, чем два зайца вдалеке.

Поэтому некоторые сцены воспринимаются с натугой: один серб разозлился на другого, полез этажом выше за ведром с краской, спустился и этой краской обидчику рожу намазал. А тот смиренно ждал, пока его покрасят. Но для того чтобы подобные эпизоды казались естественными, нужно было, чтобы стихия легкого абсурда владела всем спектаклем, а не врывалась «на минуточку». Была такая сцена у знаменитого театрального комика: рассвирепев, он снимал штаны и бил ими обидчика по лицу, а залпокатывался со смеху. И ни у кого вопроса не возникало, не сподручней ли было просто стукнуть по морде кулаком. В «Славянских безумствах» когда пытаются ударить по лицу штанами — это выглядит натужно, когда бьют сразу кулаком — скучно. Ситуация патовая.

Когда на сцене Театра на Малой Бронной царил Андрей Житинкин, которого с аппетитом съел вечный директор этого театра Илья Коган (а перед этим Эфроса, Дунаева, Женовача), было хотя бы колоритно: спектакли шли истерически-эротически-экстравагантные. Героев «Калигулы» награждали пластиковыми членами, упоенно демонстрировал обнаженное тело Дориан Грей. Как к Житинкину ни относись, но без работы он критиков не оставлял. И драйва у него было хоть отбавляй. А Самгин дает повод думать, что он уже устал. Студентом он поставил «Обломова» в ГИТИСе, где сыграл Илью Ильича, и задавался вопросом: почему куда-то стремиться, чего-то преобразовывать лучше, чем спокойно и мирно жить-поживать? Раньше мне казалось, что Самгин не напрягается и просто ставит спектакли в стиле того театра, в котором служит, в стиле «Ленкома» (что сможет далеко не каждый). Теперь очевидно, что он решил просто не напрягаться.

Артур Соломонов, 2.02.2004

[ свернуть ]


Много шума. И ничего! Или семейная кухня с славянским ароматом В Театре на Малой Бронной состоялась премьера комедии Б. Нушича «Славянские Безумства» в постановке Романа Самгина

6 февраля 2016
«Московская правда» Фраза, вынесенная в заголовок, может быть воспринята положительно или отрицательно, в зависимости от интонации, с которой произнесена. Это, наверное, особенности «великого и могучего», как принято выражаться. Не знаю, существуют ли подобные выска... [ развернуть ]

«Московская правда»

Фраза, вынесенная в заголовок, может быть воспринята положительно или отрицательно, в зависимости от интонации, с которой произнесена. Это, наверное, особенности «великого и могучего», как принято выражаться. Не знаю, существуют ли подобные высказывания в языке орогинала — сербском, но хочется чтобы на родном тебя поняли правильно. Так вот ее следует читать исключительно с подтекстом «надо же, здорово» очень даже, знаете ли…".
Шумная (по количеству громких реплик, задорных национальных танцев, уморительной мимики актеров и нелепых групповых мизансцен) постановка «Славянских безумств» — на самом деле комедия положений с классическим, «мольеровским», триединством места, времени и действия. Путаница, которая возникает, когда один выдает себя за другого, практически всегда рассчитана на то, чтобы развеселить публику. А. Хватов перевел пьесу Б. Нушича «Д-р философии», а режиссер Р. Самгин воплотил ее на сцене театра с явным намерением это сделать и уверенностью, что игра, в которую втянуты герои, будет развлекательной и поучительной одновременно. Если коротко, то богатый и представительный живота Брегович отправляет за дипломом об образовании учиться в Швейцарию некоего бедного, но умного хлопца Велимира под именем своего сына Милорада, оболтуса и прожигателя папиных денег. А когда он собирается выгодно женить сына, то оказывается, что в Женеве у него уже есть жена Клара. И даже сын.
Что, спросите, поучительного в этой истории? Выводы, которые делает глава семейства Бреговичей. Любимые его слова: «Человек должен много работать, мало спать, чаще шевелиться и иметь цель…» — чем не лозунг отца — воспитателя? Но, имея крепкую семью — жену, сына и дочь, живя во имя ее блага, думая, как преумножить собственные богатства, он делает все, как выясняется, небескорвстно и нечестно. Ради славы просит упоминания о себе в газетах об участии в благотворительности, ради уважения — поддельного диплома об учености отпрыска, ради выгоды — брака для сына по расчету. А потом еще копит расписки о проданных совести, чести, дружбы, которые ему оставляют прочие белградцы взамен на деньги, естественно. И вот этот человек, оказавшись «прижатым к стенке» ситуацией, когда обман вот-вот выплеснетсяфонтаном на его замороченную голову, произносит восторженно: « Оказывается, не все можно купить за деньги!..» развязка, прямо скажем, единственная часть спектакля, во время которой зал не надрывается от хохота. Но это не значит, что она грустная, просто справедливая, наверное, что бывает редко.

Оксана Мерзликина, 9.04.2004

[ свернуть ]


Безумный день, или женитьба «докторов» Комедия Бранислава Нушича на Малой Бронной

6 февраля 2016
Г- та «Культура» Маленькое и не лирическое отступление, не имеющее ровным счетом никакого отношения к премьерному спектаклю романа Самгина «Славянские безумства», поставленному по знаменитой пьесе сербского драматурга Бранислава Нушича «Д-р философии». С недавних по... [ развернуть ]

Г- та «Культура»

Маленькое и не лирическое отступление, не имеющее ровным счетом никакого отношения к премьерному спектаклю романа Самгина «Славянские безумства», поставленному по знаменитой пьесе сербского драматурга Бранислава Нушича «Д-р философии». С недавних пор явление критика в Театр на Малой Бронной стало делом нежелательным. Ссылаются на старые и свежие обиды. При этом газета «Культура», например, благополучно распространяется в фойе театра. Дело не в претензиях, критик вполне в состоянии раскошелиться на приобретение билета и даже каким-то образом пройти фейс-контроль. Обидно за артистов, за конкретный спектакль. Сужу по премьерному показу, на котором в зале зияло немало пустых мест.

А между тем спектакль «Славянские безумства» продемонстрировал все необходимые качества и умения, чтобы стать репертуарным хитом. А еще наконец-то появился долгожданный ответ на вопрос, куда пойти, чтобы пристойно развлечься, которым терзают критика многочисленные приятели. «Славянские безумства», извините за тавтологию, безумно смешны, причем смех этот не пошло-генитальный и не репризного уровня, но самый что ни на есть качественный, замешенный на совместном остроумии драматурга и молодого режиссера. Чему, кстати, весьма способствует виртуозность совсем не звездных актеров.


Актеров Бронной, между прочим, многие не принимают всерьез. Существует негласное мнение, что они там не больно-то хороши. Они же как-то умудряются уцелеть и работать при самых разных режиссерских режимах, влекущих, как правило, за собой смену сценических приоритетов и систем. Играли у Женовача, играли у Житинкина, играют у Дурова.

Роман Самгин еще не раскручен до бренда, подобно Кириллу Серебренникову или Нине Чусовой, но вынесен на театральную поверхность все той же «Новой волной» молодой режиссуры. Ученик Марка Захарова, педагог его курса в РАТИ, штатный режиссер Ленкома, автор ряда спектаклей, в том числе таких известных, как «Укрощение укротителей» в Ленкоме и «Свойства страсти» в «Театральном деле Гольданскихъ». Режиссер разноплановый, он все же больше тяготеет к комедийному жанру и, более того, весьма успешно с ним справляется. Как это ни парадоксально, но любимейший зрителями жанр мало кому поддается. Столь велико искушение нагрузить комедию метафизическими проблемами, осерьезнить, приподнять и т.п., в результате чего она становится элементарно несмешной.

У Самгина, к счастью, все наоборот. Хотя его задача была все-таки не из легких. Чужой театр, малознакомая труппа, с другой стороны, очень знакомый всем автор, чьи комедии «Д-р философии» и «Госпожа министерша» прокатились по десяткам отечественных театров, воплотились в ряд легендарных спектаклей, заимели телеверсии, с которыми трудно конкурировать. Правда, у всех виденных постановок имелась одна особенность: комические перипетии развивались в продвинуто-городской среде, в изящных интерьерах, с участием пусть не слишком умных, но хорошо одетых и умеющих вести себя «комильфо» людей. Самгин же в тандеме с молодым художником Виктором Шилькротом (дебют ученика О. Шейциса на столичной сцене) едва ли не впервые перенесли место действия в сонное царство балканской глубинки, откуда даже провинциальный швейцарский Фрейбург кажется «столицей мира».

А здесь, в жилище коммерсанта животы, получившего в спектакле новую фамилию Брегович (вероятно, в честь модного композитора Горана Бреговича), идет стройка. Потому и дома-то как такового нет. Везде шаткие лесенки, рискованно притулившиеся на них комнатки-скворечники, пристроечки-флигельки с вечно хлопающими дверьми и ставнями. Тут и там понавешаны коврики, половички, женские цветастые платки и прочие совсем не сопоставимые предметы. Все строится основательно и в то же время как-то бестолково. Впрочем, сразу понимаешь, вместе с домом проектируется и будущая жизнь. Но в проекты, как водится, сама жизнь вносит свои ироничные коррективы.

Вышеназванное безумие возникает внезапно, но неотвратимо. Оно катится как огромный снежный шар если не с горы, то с вершины оригинальной конструкции Шилькрота и в конце концов накрывает всех так, что не вздохнуть. Как спокойно-то все было поначалу. Полуодетый папаша Брегович (Владимир Ершов), лениво растянувшись на лежанке, посапывает и почесывается, добродушно заигрывает с такой же расхристанной супругой Марой (Татьяна Кречетова) в стареньком халате и шлепанцах (остроумные костюмы Натальи Войновой) и оживляется, разве что получив из ресторана счет за разбитые зеркала. Тут уж потрудился явно неудачный отпрыск Милорад (Александр Голубков), пребывающий поначалу в крайней стадии дебильности — опухший с перепоя, немытый, небритый, рыгающий и с трудом ворочающий языком. В общем, новоиспеченный «Д-р философии». Эта ленивая и сонная десятиминутная заставка успевает настроить публику на соответствующее продолжение, но Самгин вдруг делает резкий и неожиданный вираж.

И понеслось. Живота — Ершов заводится так, будто в него вставили свежие батарейки «Энерджайзер». Какой уж тут сон — глаза горят безумным блеском, обертоны интонаций мгновенно варьируются от полузадушенного хрипа до громогласного ора и рычания, руки машут, ноги пляшут. Эта мощная энергетика пульсирует и волнами накатывает на остальных. А как же, коль рушится «идея» — выйти в люди и утереть всем нос. Живота трясет, выворачивает наизнанку и складывает пополам незадачливого Велимира (Никита Салопин), «ученого» двойника сына. Он «строит» легкомысленного шурина благое (Владимир Яворский). Шикает на заполошную Мару — Кречетову. Попутно успевает приласкать безголосую дочь Славку (Дарья Грачева) и дать задание наемному строителю (Илья Ждаников), резво болтая притом на непонятном языке. И тут же, наливаясь гордостью, «щупает» воображаемые километры железнодорожной магистрали, которые с помощью уморительной и гротесково пластичной драги (Екатерина Дурова) намеревается получить в приданое за дочерью министра путей сообщения. 

При этом живота Ершова не такой уж бездушный автомат, запрограммированный на ловлю богатства и почестей. В минуты «энергетических» пауз он постоянно твердит о том, что надо мало спать и много работать, тогда что-нибудь да и выйдет. И уж совсем отчаянный всхлип: и пойдем все вместе гулять. Недостижимая мечта, но что поделать, коль мало спит и много работает лишь он один, волоча этот груз большого семейства и гримас судьбы.

А народ все прибывает. Вот некстати является профессор Райсер (Александр Макаров), одетый по-европейски, в шортах и с зонтиком. защебетали, томно прижимаясь к животе, кумушки из приюта (Елена Федорова и Александра Николаева). Романтическим облачком взлетела на сцену фальшивая невестка Клара (Марина Орел) с малышом Пепиком (Коля Клещев). Засуетились экстравагантные лжесвидетели (Лариса Богословская и Петр Баранчеев). Как тут и впрямь не сойти с ума?

Нагнетание комических страстей подается режиссером не только словесно, но и пластически-танцевально (пластика Игоря Агафончикова, хореография Олега Глушкова). И эти постоянные плясовые всплески в спектакле Самгина настолько органичны и необходимы, что не выглядят вставными номерами, а звучат как мощный эмоциональный выдох, разрядка при полном бессилии слов. Танцуют все — лихо, темпераментно, зажигательно. Самозабвенно пляшет гастарбайтер — Ждаников, несмотря на вывешенную табличку «пирерыв», и публика не рвется в буфет, но азартно аплодирует. Пляшут молодые, запутавшиеся в сложностях любовно-паспортных отношений и махнувшие в конце концов на все руками. Финал венчает общий согласный танец, средствами искусства примиряющий всех и вся.

«Славянские безумства» выстроены режиссером и его командой от первого до последнего гвоздя. Все трюки поставлены, все номера отрепетированы, а тебя, между тем, иногда посещает впечатление, что актеры абсолютно свободны и полагаются на волю импровизации. Для режиссера, по-моему, — высшая похвала. Как и для актеров. При том, что большинство из них отнюдь не обрели статус виртуозных марионеток. Самгин дает зазор для эмоциональных перепадов, душевных метаний — в общем, для всех проявлений живого, чувствующего и думающего существа. Зритель хохочет, то и дело перебивая действие аплодисментами, но ему подспудно подсовывают «информацию к размышлению». Может, хоть ты, маленький Пепик, вырастешь нормальным человеком, тихо бормочет в финале живота — Ершов. Но окинув взглядом безумное семейство, грустно поправляется: нет, ты не станешь, может, твои внуки?.. Может быть, хотя бы с разовыми приходами молодых постановщиков (вслед за Р. Самгиным приступает к репетициям В. Агеев) на Малой Бронной станет по-настоящему интересно и актерам и зрителям?

Ирина Алпатова, 5.02.2004

 

[ свернуть ]