Полина Чернышова
Полина Чернышова

Родилась 11 октября. В 2014 году окончила ВТУ им.Щукина (курс В.В.Иванова). Дипломные работы: "Поздняя любовь" (Варвара Харитоновна Лебёдкина), "Сон в летнюю ночь" (Елена). Занята в спектаклях Театра им.Вахтангова: "Безумный день, или Женитьба Фигаро" (Фаншетта), реж. В.Мирзоев; "В Париже" (Официантка), реж. Г.Баллеисова; "Возьмите зонт, мадам Готье!" (Анна-Мария), реж. В.Иванов; "Мадемуазель Нитуш" (Сильвия), реж. В.Иванов; "Медея" (Жрица), реж. М.Цитриняк; "Ричард III" (леди Анна), реж. А.Варсимашвили; "Мнимый больной", реж. С.Пуркарете; "Отелло", реж.-хореограф А.Холина; "Сергеев и городок", реж. С.Землякова.

Приз IX Международного театрального конкурса (2013) "Лучшая женская роль" за роль Елены в спектакле "Сон в летнюю ночь".

Театральная премия "Золотой лист" за роль Варвары Харитоновны в спектакле "Поздняя любовь" (сезон 2013/2014).

Работы в театре

Театр им.Вахтангова:
"Кот в сапогах" (Статс-дама), реж. В.Иванов

Работы в кино

"Доктор Рихтер" (Ольга Ходасевич), реж. А.Прошкин, 2017

"Легенда о Коловрате", реж. Д.Файзиев, 2017

"Тихий Дон" (Аксинья Астахова), реж. С.Урсуляк, 2015

Участие в спектаклях


ОТЗЫВЫ

Разве Это «Горе»?

19 января 2018
Павел Сафонов представил в Театре на Малой Бронной, пожалуй, самое известное и цитируемое произведение русской классики, «Горе от ума». В поисках нового прочтения хрестоматийной драмы режиссер зашел довольно далеко и перенес героев Грибоедова в XXI век.Каждый год теа... [ развернуть ]


Павел Сафонов представил в Театре на Малой Бронной, пожалуй, самое известное и цитируемое произведение русской классики, «Горе от ума». В поисках нового прочтения хрестоматийной драмы режиссер зашел довольно далеко и перенес героев Грибоедова в XXI век.

Каждый год театральная Москва ждет приезда очередного Чацкого в дом Фамусова. И всякий раз режиссеры ищут в легендарной пьесе иные, созвучные сегодняшнему дню нюансы и краски. Так, например, Римас Туминас поставил в «Современнике» спектакль о том, что в нынешней России уже нет борьбы убеждений, как было при дедах. Скорее, полное их отсутствие, вызванное кашей в головах. Сафонов в некотором роде продолжает тему Туминаса и пытается поговорить со зрителем об омертвении общества. По его мнению, сейчас вместо любви — комфорт, вместо идеалов — карьера и подхалимство, вместо души — кривлянье и манерность. Живым и верным своим принципам остается лишь Чацкий. И тут вскрывается еще один интересный пласт — рассуждение о герое, опередившем по мысли и духу свое время. Оставшийся неприятным, непонятым, в некотором роде враждебным обществу, герой сравним с Тарковским, Бродским и прочими выдающимися личностями, отвергнутыми своей эпохой.

Фото: mbronnaya.ru

Чацкий в исполнении Дмитрия Сердюка едкий, остроумный, злословящий молодой человек, за внешним сарказмом которого скрывается неисправимый романтик и идеалист. Черная накидка, шапочка с отворотом да небольшой чемодан — вот, кажется, и все его пожитки. Главное он хранит внутри.

Молчалин в исполнении Евгения Пронина представляет собирательный образ мужчины нашего времени. То ли менеджер, то ли клерк. В очках и с портфелем. Не уверен в себе, инфантилен, замкнут и боязлив. А все откуда? Правильно, из детства. В общем, дедушка Фрейд остался бы доволен. «Мне завещал отец: во-первых, угождать всем людям без изъятья; хозяину, где доведется жить, начальнику, с кем буду я служить. Слуге его, который чистит платья...» — сообщает герой в финале пьесы. Зацепившись за эти строчки, режиссер и актер нашли сегодняшнего Молчалина.

Фамусов Михаила Горевого — выходец из 90-х, живущий по понятиям, увешанный цепями и считающий, что связи и правильный круг общения — главное в жизни. Софья (Полина Чернышова) — дитя эпохи. Избалованна, кокетлива, легка на подъем, жизни толком не знает, но жаждет любви и потому парит, наслаждаясь вниманием Молчалина.

Фото: mbronnaya.ru

Интересно наблюдать за тем, как работают со стихотворным текстом молодые артисты. Например, Дмитрий Сердюк пытается осмыслить каждую строчку и паузу, вложить в них определенный посыл. Для Полины Чернышовой и Михаила Горевого главным становится не форма, а содержание, так что декларируемый ими текст порой превращается из поэзии в прозу. Евгений Пронин произносит фразы неспешно, словно придумывает их по ходу действия.

Апогеем спектакля становится бал, ради которого, кажется, режиссер и взялся за «Горе от ума». Все маски сброшены, точнее, артисты на сцене как раз в них, а вот зритель по поведению и поступкам героев наконец-то понимает, что это за люди перед ним. Тут нужно отдать должное сценографу Мариусу Яцовскису и художнику по костюмам Евгении Панфиловой, создавшим сюрреалистический черно-белый мир. Этот бал правит эпатаж и откровенность. У кого разрез глубже или наряд причудливее, тот и центр внимания. К удивлению, обнаруживаешь, что шпиц, пользующийся популярностью у привилегированных особ времен Грибоедова, сегодня вновь в моде. «Звезда» тусовок — старуха Хлестова (Дмитрий Гурьянов) появляется с ним под мышкой под всеобщее восхищение. Каждая фраза артиста вызывает молниеносный отклик в зале. Еще бы! Тут ведь вам и корона, и исполинский рост, и вьющиеся локоны.

Фото: mbronnaya.ru

В сцене бала режиссер как будто проверяет своего Чацкого на прочность, окуная его с головой в светский абсурд ночной Москвы. И хотя пожевали героя как следует, проглотить так и не удалось: уже больно крепок он в своих принципах и идеалах.

Впрочем, в трактовке Сафонова есть и изъяны. Классическая драматургия подчас сопротивляется режиссерскому замыслу и оставляет затяжки. Не до конца, скажем, понятно, с чего современный Фамусов так страдает и негодует по поводу вечерней встречи дочери и Чацкого. Понять чувства отца времен Грибоедова можно, но зачем в наши дни так убиваться из-за простой беседы молодых людей? Особенно если учесть, что буквально десять минут назад Софья вернулась из настоящего вертепа.

Денис СУТЫКА

[ свернуть ]


Классика На Балу Современности

15 января 2018
Газета «Мой район»29.12.2017«Горе от ума» — третий спектакль Павла Сафонова в Театре на Малой Бронной. Его предыдущие работы — «Тартюф» и «Сирано де Бержерак» — публика запомнила по ярким и смелым образам, оригинальной и смелой сценографии. А также бережному отношен... [ развернуть ]

Газета «Мой район»

«Горе от ума» — третий спектакль Павла Сафонова в Театре на Малой Бронной. Его предыдущие работы — «Тартюф» и «Сирано де Бержерак» — публика запомнила по ярким и смелым образам, оригинальной и смелой сценографии. А также бережному отношению к авторскому тексту.

В своей новой постановке молодой режиссер придерживается избранных принципов и предлагает современную трактовку хорошо всем знакомой со школьной скамьи пьесы под весьма своеобразным углом…

…наклонным — классическая итальянская сцена-коробка здесь сведена к перспективе. Это усеченная пирамида, чье белое широкое основание открыто публике, а вершина упирается в черный квадрат. Тут можно усмотреть и привет современному искусству, и ответ на вопрос про свет в конце тоннеля.

Но все‑таки Александр Андреевич Чацкий, как отметили еще современники драматурга Грибоедова, — российский Гамлет, и такое сценографическое решение к тому же зримая метафора «шекспировского тупика умного, несчастного, глубоко и тонко чувствующего человека» (художник-постановщик Мариус Яцовскис).

И своеобразный рупор общественного мнения, а также усилитель голоса для бессловесного вначале протагониста: спектакль начинается с решенной в кинематографической стилистике интермедии, в которой Чацкий (актер Дмитрий Сердюк) беззвучно и безуспешно пытается докричаться до окружающих. Те же, влекомые потоком — кордебалет в матросских костюмах изображает качку, — его не слышат, а возлюбленная Софья (актриса Полина Чернышова) ему, как раненому, перебинтовывает рот. Плывущий против течения герой — кость в горле общества: недаром сцену пронзает столб в обхват шириной.

По сути точный и мизансценически отточенный спектакль Сафонова — это развернутая и всесторонне обыгранная фраза антагониста Молчалина (Евгений Пронин): «Ведь нынче любят бессловесных». Поэтому в общей бледной и безликой массе любой, сумевший «сметь свое суждение иметь», выглядит чужаком — пьеса двухсотлетней давности и сегодня не теряет своей актуальности.

Для большей выразительности вся постановка решена преимущественно в черно-белой гамме, и в кульминации — на балу у Фамусова (Михаил Горевой), все персонажи, стремясь перещеголять друг друга в «изощренной продвинутости», постепенно оголяются, оставаясь в исподнем (художник по костюмам Евгения Панфилова). Лишь Чацкий в черном посреди этой карикатуры на светскую тусовку маячит словно бы немым укором — в обществе, где мода на «белых ворон», уже норма считается отклонением.

«Мы попытались, сохраняя авторский юмор, взглянуть на наше странное, искаженное время, когда в жизни остается все меньше настоящего, любая ситуация обрастает как снежный ком слухами, и люди все больше делаются похожими на призраков, выбирая вместо любви комфорт и карьеру», — говорит об идее постановки режиссер.

Как снежный ком в ней нарастает и музыкальное сопровождение — в качестве лейтмотива композитор Фаустас Латенас предложил простую, как упражнение, пьеску, которая по мере действия набирает глубины и грусти, отражая душевное смятение непонятого и отвергнутого влюбленного. Он под сурдинку и уходит «искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок»…

[ свернуть ]


«Горе от ума» в Театре на Малой Бронной. Доброе утро. Фрагмент выпуска от 22.12.2017

28 декабря 2017
https://www.1tv.ru/shows/dobroe-utro/pro-kulturu/g... Большая премьера в театре на Малой Бронной – «Горе от ума» XXI века. О своем новом спектакле рассказывает режиссер Павел Сафонов. В главных ролях – Чацкого и Софьи - Дмитрий Сердюк и Полина Чернышова.

https://www.1tv.ru/shows/dobroe-utro/pro-kulturu/g...

Большая премьера в театре на Малой Бронной – «Горе от ума» XXI века. О своем новом спектакле рассказывает режиссер Павел Сафонов. В главных ролях – Чацкого и Софьи - Дмитрий Сердюк и Полина Чернышова.

[ свернуть ]


ПАВЕЛ САФОНОВ: «ЧАЦКИЙ МНЕ НУЖЕН СЕГОДНЯ»

28 декабря 2017
ПАВЕЛ САФОНОВ: «ЧАЦКИЙ МНЕ НУЖЕН СЕГОДНЯ»17 ДЕКАБРЯ 2017 http://www.teatral-online.ru/news/20438/ В преддверии премьеры спектакля «Горе от ума», которая состоится в Театре на Малой Бронной 22 декабря, режиссер Павел Сафонов ответил на несколько вопросов «Театрала». ... [ развернуть ]

ПАВЕЛ САФОНОВ: «ЧАЦКИЙ МНЕ НУЖЕН СЕГОДНЯ»

17 ДЕКАБРЯ 2017

http://www.teatral-online.ru/news/20438/

В преддверии премьеры спектакля «Горе от ума», которая состоится в Театре на Малой Бронной 22 декабря, режиссер Павел Сафонов ответил на несколько вопросов «Театрала».

- Павел, почему именно сейчас вы взялись за комедию Грибоедова?
- Я «Горе от ума» давно хотел поставить. Пару лет назад в другом театре я уже мечтал ставить эту вещь, но тогда не случилось. А потом я Сергею Анатольевичу (Голомазову. – «Т») про свою мечту рассказал, и ему эта идея понравилась.
Почему сейчас? Наверное, потому, что жизнь вокруг слишком безумная и агрессивная, и часто зашкаливающая в своей нормальной ненормальности. Это связано с тем, чего человек должен добиться в жизни или чего добивается, и какими путями, - в смысле карьеры, успеха, и в смысле своего внешнего вида, и вообще, своего места в этой жизни. Все эти искажения, эта деформация уже приобретает такие масштабы! А мы этого даже не замечаем и принимаем это за реальность. На самом деле, это – пустое, какое-то «норковое» пространство, в котором люди закрываются.

Безусловно, есть в людях душа, есть какая-то точка отсчета, есть желание любви и счастья, но люди об этом совершенно забывают и стремятся в замкнутое пространство, связанное с какими-то совсем другими приоритетами, другими ценностями…

- В свое время с Чацким сравнивали людей, противостоящих обществу – Чаадаева, декабристов…
- В данном случае, мне не хотелось какого-то особенного политического акцента. Мне больше интересно делать спектакль про вот эту, не изменяемую за более чем 200 лет, ужасную закономерность. Когда такой человек, как Чацкий, - который остался в чем-то чист и наивен, хотя в чем-то очень самолюбив, и тоже, наверное, не идеален, но все-таки пытающийся разбудить общество, - протестует как раз против этой ужасной подмены каких-то понятий, которые ему дороги. Особенно ему больно видеть эти изменения в Софье, которая является, была и есть для него единственный источник вдохновения и чистоты. Они ведь с ней были заодно, и это стало в их юности некоей точкой отсчета, из-за которой он двинулся в свое путешествие, как Дон Кихот. А ее это пространство тоже «перекоммутировало», съело постепенно. Хотя они, в общем-то, друг другу были предназначены. Она это помнила, но постепенно забыла. И Чацкий, возвращаясь за ней, обнаруживает, что возвращаться, в общем-то, некуда.
Так что спектакль и об этом – как сохранить себя, как воспрянуть от этого сна, как удержаться от множества соблазнов, которые предлагают ему и Молчалин, и Фамусов.
Чацкий остается верен себе, и в этом смысле, мне кажется, это ценно сегодня. И своей любви остается верен, которая у него была и есть.

- Насколько вам близок этот персонаж?
- Чацкий мне нужен сегодня, в этой жизни, я хочу, чтобы такие люди были. Чтоб остальные задумались о том, что действительно возможны какие-то изменения и в этой среде, в которую он попал, что перемены могут произойти. Но пока он только их заставил вздрогнуть и как-то опустошиться. Бессмысленно низвергнувшись на него, они выбросили свой яд, и, может быть, место этого яда займет что-то другое. Может, они в дальнейшем что-то изменят в своих жизнях.
А что касается современности… Современность, она там, в принципе, налицо – в самом материале. Просто не хотелось на этот раз делать акцент на конкретном месте. Когда ставишь Мольера или Ростана, - то, что я делал на Бронной, - пространства были немного условные. Какой-то Париж, какого-то времени. А тут Москва…

- И какое вы нашли сценическое решение?
- Мне совсем не хотелось заставлять зрителя погружаться в этот старинный московский быт, который бы отягощал. И художник Мариус Яцовскис, с которым я много работаю, предложил очень условное, лаконичное черно-белое пространство, и никакой конкретной Москвы.
Это помогает мне рассказать историю о людях, о какой-то нашей современной психофизике, о жизни, которую мы не буквально осовременили. Я не люблю ни телевизоры, ни телефоны - я люблю театр в его условности. Поэтому мы стараемся явить всю нашу безумную и иногда страшную жизнь в рамках очень условной декорации этого дома, этого сжатого, и отчасти даже безвоздушного пространства.

Женя Панфилова, которая делала костюмы, тоже сделала их достаточно современными и очень гротесковыми, очень театральными, особенно на балу. Гляди на них, мы понимаем, что это может происходить и в современном клубе, и на тематической вечеринке, где люди оделись в старинные, и в чем-то даже параноидальные, костюмы, чтобы показать, насколько они свободны, насколько они в тренде-бренде и во всем, в чем только можно. Поэтому мы понимаем, что это могло бы быть и на современной вечеринке. В этом смысле спектакль современный, в нем нет той Руси, которая нам сейчас уже неведома, но есть Россия, которую мы сейчас чувствуем в воздухе, в пространстве, в поведении людей, в их опустошенности.

- А кто пишет музыку к спектаклю?
- Музыка Фаустаса Латенаса. Очень интересная партитура, даже для Фаустаса в чем-то это достаточно новый подход, но как всегда музыка очень пронзительно светлая и чистая. Он всегда очень помогает отыскать эту верную ноту, он очень чувствует эту «надсюжетность», то, за что должна отвечать музыка. Куда-то всегда подвигает нас подняться чуть-чуть повыше, в небо, куда все устремляется.

- Участвуют только актеры Театра на Бронной?
- Нет, у нас есть там интересные сюрпризы. На роль Софьи я пригласил Полину Чернышеву. Мне кажется, это восходящая театральная звезда. (Она у Урсуляка сыграла Аксинью в «Тихом Доне», и в сериале «Доктор Рихтер», но дело не в кино). Она сейчас в Вахтанговском театре, я с ней когда-то делал дипломный спектакль, а сейчас позвал в этот спектакль. Мне кажется, такой Софьи еще никогда не было. Женя Пронин, который играет у нас Молчалина, тоже приглашенный артист и Михаил Горевой - в роли Фамусова. А в роли Чацкого – актер Бронной Дима Сердюк.

МАРИЯ МИХАЙЛОВА

[ свернуть ]


Москва XXI века. В Театре на Малой Бронной показывают премьеру постановки "Горе от ума"

28 декабря 2017
https://tvkultura.ru/article/show/article_id/20846... В Театре на Малой Бронной – премьера. Павел Сафонов поставил «Горе от ума». Он считает, что хрестоматийная пьеса Грибоедова ‒ находка для любого режиссера. У нее сильная энергетика и современное звучание. Наверное... [ развернуть ]

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/20846...

В Театре на Малой Бронной – премьера. Павел Сафонов поставил «Горе от ума». Он считает, что хрестоматийная пьеса Грибоедова ‒ находка для любого режиссера. У нее сильная энергетика и современное звучание. Наверное, это позволило Сафонову перенести действие комедии в Москву XXI века. Валерия Кудрявцева делится впечатлениями от нового спектакля.

«Горе от ума» – пьеса, пусть и знакомая со школьной скамьи, но раз в сезон она обязательно появляется на столичных афишах. Каждый следующий режиссер ищет в ней современной звучание и находит свое. И вот теперь – Павел Сафонов. Он объяснил: «Для меня темой, наверное, все равно сегодня в этой пьесе было: как сегодня человеку сохранить себя, чистоту своего восприятия, свой голос, остаться свободным, когда вокруг столько соблазнов».

Вместо московских печек и княгинь в чепцах на сцене – стильные, графичные, эпатажные, подчас карнавальные персонажи – московский свет XXI века. Сценограф Мариус Яцовскис и художник по костюмам Евгения Панфилова создали поэтический, лаконичный мир, полный ярких, невероятно объемных, фантастических персонажей. Столкновение этих странных людей, говорящих реплики Грибоедова почти 200-летней выдержки, рождает сюрреалистическое ощущение.

Михаил Горевой отказался играть Молчалина, зато в роли Фамусова получил от режиссера полную свободу в работе над образом. Он объяснил: «Текст настолько актуален,он настолько сегодняшний! “С тех пор дороги, тротуары, дома и все на новый лад” – пишет Грибоедов. Про кого он пишет? Не про нас ли с вами?! Мне не нужно было ничего придумывать».

Для молодых актеров «Горе от ума» стало своего рода открытием. Полина Чернышова, Софья, говорит, пьеса не была ей близка. «Мне не нравилось, что Чацкий почему-то приходит и всех начинает хаять. Оказалось, это только самый верхний пласт. Там все гораздо глубже и интереснее. Интересно было раскрывать пьесу, она становилась все ближе, ближе. И, в итоге, становилась про тебя», ‒ поделилась Полина Чернышова.

Чацкий на Малой Бронной вовсе не кажется влюбленным романтическим персонажем. Дмитрий Сердюк играет его хлестким, амбициозным, надменным, слегка агрессивным. Главное качество этого Чацкого – обостренное чувство справедливости.

«Таких людей нет. Ведь нет больше Солженицына, Высоцкого. Такой памятник справедливости, как Чацкий, нет, я таких не встречал. А если и появится, то, к сожалению, наше общество, мне кажется, не готово принять их. И они никогда не будут услышаны», ‒ подчеркнул актер Дмитрий Сердюк.

О том, куда сегодня отправляется человек, непринятый обществом и непринимающий его законы, каждый размышляет в меру своей фантазии. Хрестоматийный монолог – на своем месте.

[ свернуть ]


«Взглянуть на наше странное, искажённое время»

28 декабря 2017
Славно смахнули пыль с комедии Грибоедова «Горе от ума» в Театре на Малой Бронной! Грибоедов как русский Нострадамус провидчески предрёк будущность. Сегодняшний день накладывается на комедию как калька, остаётся лишь обвести контуры фигур.О, если бы от комедии XIX в... [ развернуть ]

Славно смахнули пыль с комедии Грибоедова «Горе от ума» в Театре на Малой Бронной! Грибоедов как русский Нострадамус провидчески предрёк будущность. Сегодняшний день накладывается на комедию как калька, остаётся лишь обвести контуры фигур.

О, если бы от комедии XIX века осталась только карикатурность, но нет, нас наотмашь бьют - позорная актуальность, абсолютная точность, невыносимая реалистичность. Ничуть не устарело «Горе от ума», ни на грош, ни на йоту!

Школьная программа так мощно раскатала героев в плоскость, что даже сейчас, на премьере, постоянно уплываешь в школьное восприятие, которое поначалу требовало осуждения внешнего вида героев, перемещенных в современные обстоятельства. Но первоначальный ступор, растерянность, связанные с внутренним напряжением от ощущения опасности режиссерской вольницы очень быстро растаяли, а дивный язык помог втянуться в действие с головой. Попытка осовременить, приблизить героев к сегодняшнему зрителю, обыграть старое литературное произведение через призму дней нынешних не нова, но зачастую режиссёры спотыкаются о камень чересчур вольного и порой неумного отношения к первоисточнику, считая себя равными автору.

В той модели, которую задумал Сафонов, так легко было скатиться в китч, но актёры даже не скользили, а и близко не приближались к этой опасной границе. Должны бы быть модные чрезмерные перегибы на злобу дня, можно было ожидать многозначительной тяжеловесной пафосности в отполированных до блеска всем известных цитатных фразах – их не было. Всё к месту. Тонкая режиссура и превосходные актёрские работы.

Спектакль очеловечил всех персонажей, в буквальном смысле оживил c 3D эффектом. Режиссёр Павел Сафонов не искал новых смыслов, не предпринял ничего экстраординарного, лишь взял Чацкого, Софью, Молчалина, Фамусова, Скалозуба, переодел да и поселил их в 21 веке, развернув лицом к нам. Всё остальное нетленное грибоедовское.

Характеры очень хорошо актёрски прописаны, точно вылеплены, правильно угаданы. Все себе что-то выгадывают, кто крошку с барского стола, кто милостивый взгляд власть имущего, кто выгодный брак. Наслаждение доставляет безбрежная афористичность текста, когда смакуется каждая фраза, снайперская меткость каждой строки. Красиво играли, шокирующим было узнавание современных реалий бытия.

Удачно найденный Чацкий – Дмитрий Сердюк, несомненная удача спектакля, ведь в его образе нельзя было ошибиться и на миллиметр! В комедии Грибоедова фигура Чацкого достаточно двусмысленна. Умник или гордец, эгоист или ранимая тонко чувствующая душа? У Грибоедова всё, что говорит Чацкий, кажется не к месту, воспринимается как высокомерный вызов. Сафонов же, дал возможность увидеть, что Чацкий – эстет, умница, зубоскал, уже не романтик, но ещё и не циник, человек, созданный для высоких целей, высокого полёта, которому свобода необходима как кислород. Ум Чацкого не ищет мишени, дразня словесно, он лишь предпринимает попытку быть понятым, быть услышанным, желает достучаться, пробить стену, ищет достойного собеседника, чтобы поговорить на равных.

Обладая философским складом ума, он постоянно анализирует, рассуждает. Для Чацкого невыносима бездуховность, которая большинством понимается как практичная приспособленность к жизни. Мало того, в спектакле ещё неожиданно выясняется и то, что за сатирой стихотворных строк была наглухо запрятана пронзительная линия любви Чацкого к Софье. Чацкий совсем не сухарь – пылает любовью к Софье, живет воспоминаниями, надеждами на встречу.

На Софью (Полина Чернышова) наведено увеличительное стекло. Как странно, что Софья не видит, не ценит, рядом с собой такого человека как Чацкий. Что заставляет Софью избрать предметом своей сердечной привязанности Молчалина с его лакейской душой? В её чувстве к Молчалину кроется не жизненная неопытность, напротив, она бессознательно зеркалит поведение властного предприимчивого отца, и как яблочко от яблони, она следует не зову сердца, но интуитивному, неосознанному разумом расчёту в поиске партнёра удобного для светской жизни.

Молчалин Евгения Пронина – тихий омут с чертями! Мнимой безобидностью он вводит всех в заблуждение, на самом деле персонаж зубастый, опасный. Интересное решение внешнего облика – каблуки, юбка, обтягивающее трико – одежда подчеркивает отсутствие мужского начала. И тем любопытнее разгадывать увлечение Молчалина Лизой (Полина Некрасова), чем же она подогрела его рыбью кровь?

Михаил Горевой великолепно сыграл Фамусова, показав, как лицемерие скручивает его в бараний рог, как он суетится, чтобы приспособиться, встроить себя в узкий мир сильных мира сего, закрепиться в нём. Перед ним была очень сложная задача, ведь нужно полностью разорвать шаблон в восприятии весьма занафталиненного персонажа. Горевой проделал это легко и мастерски. Такой Фамусов, боюсь, и до 22 века доживёт.

В образе быковатого полковника Скалозуба предстал Александр Голубков. Скалозуб в спектакле всем Скалозубам Скалозуб! Сцена в бане, загул, припадок патриотического танца - на отлично, немеешь от соответствия реалиям бытия.

От старухи Хлестовой (Дмитрий Гурьянов) до сих пор нахожусь в шоке. Неожиданная какая старуха! Хороши все актёры, занятые в сцене бала, мрачная эстетика которого чем-то напоминает вакханальную вечеринку Тёмных из Дневного Дозора у Завулона. Удивительно то, что при всей нарочитой порочной утрированности фантасмагорического облика и поведения гостей, к горлу подкатывает тошнотворное чувство вовсе не книжного и не абстрактного дежа вю.

Что же получается в итоге? Чацкий - явление сугубо русское, герой того и нашего времени? Его трудно представить в системе координат другого государства, кроме как нашего. Скольким ещё поколениям нашего общества предстоит оценить жизненность его и других героев воистину бессмертной комедии Грибоедова? В сегодняшнем восприятии текста и спектакля гораздо больше слёз, чем смеха… Так когда же от ума будет не горе, а радость?..

«Да, вот мы такие. А вы?» - обращается Фамусов к залу.

«А что мы? Мы как вы»

Наталья Анисимова

[ свернуть ]


Надежда Хаустова

25 декабря 2017
Спектакль произвёл сильное впечатление. Контраст между нормальностью Чацкого и сумасшедшим домом вокруг него - запределен!! Восхищена мощью актерского слова. Искренностью Чацкого, голосом Софии, удивительной верностью созданного образа Молчалина, вот уж воистину "н... [ развернуть ]

Спектакль произвёл сильное впечатление. Контраст между нормальностью Чацкого и сумасшедшим домом вокруг него - запределен!! Восхищена мощью актерского слова. Искренностью Чацкого, голосом Софии, удивительной верностью созданного образа Молчалина, вот уж воистину "на цыпочках и не богат словами"! Кто придумал этот образ - просто молодец!!

Надежда Хаустова

[ свернуть ]