Эдмон Ростан
Эдмон Ростан

Эдмон Ростан - французский поэт и драматург неоромантического направления.

Родился 1 апреля1868 года в Марселе.  Первый настоящий успех пришел к Эдмону Ростану в 1894 году после постановки его комедии «Романтики» на сцене парижского театра Комеди Франсез (Comedie Francaise). Еще большую славу и деньги принесла Ростану постановка пьесы «Сирано де Бержерак» в декабре 1897 года.  Умер Эдмон Ростан 2 декабря 1918 года в Париже.

Участие в спектаклях


ОТЗЫВЫ

Записки дилетанта. № 27.

4 сентября 2016
Записки дилетанта. № 27. Театр на Малой Бронной. Сирано де Бержерак (Эдмон Ростан). Реж. Павел Сафонов. Чудовище и красавица. «Сирано. … я бродил среди речных излучин И все не мог найти, где надлежащий путь. Я должен был избрать какой-нибудь. И что же? Опытом научен,... [ развернуть ]

Записки дилетанта. № 27. Театр на Малой Бронной. Сирано де Бержерак (Эдмон Ростан). Реж. Павел Сафонов. Чудовище и красавица. «Сирано. … я бродил среди речных излучин И все не мог найти, где надлежащий путь. Я должен был избрать какой-нибудь. И что же? Опытом научен, Я выбрал путь себе кратчайший и прямой. Ле Бре. Какой же?. Сирано. Быть самим собой». «Маргарита Поверьте мне, что он угоден богу: он в жизни избирал прямую лишь дорогу». Прототипом главного героя в комедии в стихах Эдмона Ростана стал французский драматург, философ, поэт и писатель Сирано де Бержерак. Некоторые события биографичны: «падение с луны» это реминисценция к самому знаменитому произведению реального Сирано о луне «Иной свет»; любовь к дуэлям и успешная битва с сотней противников тоже является частью мифологии связанной с ним же. Сирано, как персонаж, будучи предельно честным с самим собой и людьми, талантливым поэтом и вдобавок по происхождению гасконцем (что-то типа французского чеченца) имел непростые отношения с людьми и обществом. Намёк на серьёзный физический недостаток – большой нос тут же мог привести к очередной дуэли. В его присутствии слово «нос» было табуированным. Любопытно, что и для автора пьесы Эдмона Ростана и для исполнителя главной роли Григория Антипенко эта история во многом личная и даже автобиографичная: у первого был в наличии яркий талант, но весьма заурядная внешность, при красавице жене, второй от природы наделён крупным носом и испытывал в юности схожие со своим персонажем комплексы. Чтобы никто ничего не перепутал к лицу Григория Антипенко весь спектакль прикреплён большой бутафорский нос, а сам актёр выделяется белым гримом. Сирано многогранен. Один Сирано – это непримиримый правдоруб и вспыльчивый дуэлянт, пытающийся огласить правду и восстановить справедливость на расстоянии вытянутой шпаги от себя, а также надёжный друг, боевой товарищ, который выручит несмотря на любую опасность. Другой – это ранимый поэт, благородный человек готовый пожертвовать своим счастьем ради возлюбленной. Третий Сирано – мудрый аскет, искренне презирающий деньги и власть, отказывающийся от службы у богатого и влиятельного покровителя. Он не боится бедности, если речь идёт о собственной независимости: «Пусть лучше беден я, пускай я буду нищим, довольствуюсь своим убогим я жилищем, я в нем не уступлю, поверь, и королю, в нем я дышу, живу, пишу, творю, люблю!». Голод для него лишь повод к изучению неизведанного: «Ле Бре: Ты будешь голодать? Сирано: Что ж! Надо все изведать». К тому же всегда можно питаться пищей невещественной, духовной: «Не страдает тело лишь потому, что пищу я найду всегда в душе своей». Первое действие, происходящее в Бургундском отеле, где Сирано отчаянно и остроумно прогоняет бездарного актёра со сцены показано режиссёром пунктиром, а неуместность актёра, вызвавшего ярость поэта передана лишь нелепым костюмом, в который тот одет. Автор произведения уделил этому много больше внимания. Но история Сирано де Бержерака всё-таки история о трагической любви чудовища и красавицы. Большое количество событий, вошедших в пьесу передать за три с небольшим часа непросто, поэтому текст заметно сокращён режиссёром, особенно в части не касающейся любовных перипетий. И если у Эдмона Ростана пьеса называется героической комедией, то у Павла Сафонова происходящее зовётся романтической драмой. Храбрый гасконец раз и навсегда противопоставляет себя несовершенному человеческому миру, олицетворяя борьбу правды с ложью, добра со злом. Он бескомпромиссен: «А что же? Всех, как вы, друзьями называть. И, профанируя те чувства дорогие, считать десятками иль сотнями друзей? Нет! Эти нежности не по душе моей! Не выношу я лжи, и мне сказать приятно: «Сегодня я нашел себе еще врага»! И эта ненависть – одна мне дорога». Режиссёр экранизирует лишь самые ключевые сцены, «лучшие места» и достаточно подробно – непосредственно историю любви. Часть сцен показана уж слишком доходчиво для зрителя: сцена с «Докучным», или нытьё плаксивого подкаблучника Рагно от грубостей своей злюки-жены, или исповедь, когда Сирано рыдает, свернувшись калачиком. Всё это выглядит не слишком естественно. «Дефектом» для людей помимо большого носа оказываются и чужой талант, и смелость, и независимость. Неординарный человек остаётся в толпе неприкаянным одиночкой. Но выбора нет: «Забыть об истине, звучащей благородно, не смелым быть орлом, но низким червяком, и пробираться хитростью, ползком. Там, где хотел бы вверх лететь свободно? О нет!». Но герой не лишён и самоиронии, как противовеса к излишне серьёзному отношению к действительности – свой нос он, утирая нос очередному противнику, высмеивает так, как никто другой, сравнивая его с пиком, утёсом, полуостровом, вешалкой для шляп, трубой, фамильной башней, репой, дыней» - здесь автор упражняется в остроумии как только может. Сирано блестяще выходит победителем из многочисленных конфликтных ситуаций. Если надо, то без раздумий достаёт шпагу, которой мастерски владеет, одновременно «протыкая» оппонента и шпагой и оскорбительно-остроумными стихами. Парадокс заключается в том, что чем честнее человек, тем он беззащитнее перед окружающими, и защитить его честь может лишь оружие из металла да слов. Гордый гасконец признаёт над собой власть только одного человека: «Нет покровителя, его я не желаю. Но покровительница – есть»! В любви к женщине он раскрывается, уродливая оболочка оказывается содержит в себя драгоценное, ранимое и прекрасное содержание, источающее душевную красоту. Но Роксана признаётся, что любит другого, к тому же писаного красавца, полную противоположность Сирано. В этом треугольнике у одного оказывается форма, у другого – содержание: «О, если б все мои горячие мечты в такую форму мог облечь я». Сирано решает сделать «коктейль», предлагая сопернику сделку: «Ты дашь всю прелесть мне твоих наружных чар, я дам тебе иной, глубокий, высший дар», «я буду разум твой, ты – красота моя» или «душою буду я, а ты – ты будешь телом». В итоге: «и победим ее – вдвоем!». Ведь одной красоты или ума женщине недостаточно, нужен «набор»: «мне глупость не была по вкусу никогда, и красотой одной своею вы не могли б меня пленить, сознаюсь в том, как и без красоты – одним своим умом. Даете вы бурьян взамен душистой розы». Но красоту видимую проще заметить, поэтому Кристиан сперва получает преимущество перед обладающим внутренней красотой Сирано. Декорации спектакля условны и мрачны: абстрактные кубы, обитые железными листами, превращающиеся в шкафы, набитые рукописями. Простые грубые необрезные доски, поставленные вертикально и прислонённые к стенам превращают сцену в суровый военный лагерь. В углу возвышается гигантская античная ступня на которую лишь несколько раз за спектакль взбираются актёры. На сцене мрачно. Лучами света в этом тёмном царстве от художника-постановщика Мариуса Яцовскиса выступает лишь энергичная игра актёров произносящих яркий, искромётный текст. Костюмы, не принадлежащие к определённой эпохе вторят царящему аскетизму, оставаясь преимущественно в чёрно-белых тонах, небольшое исключение сделано лишь для Роксаны, да для ярко-красной шинели Де Гиша. Встречаются удачные визуальные находки, к примеру, падающие листы бумаги, подбрасываемые вверх, а также музыка от Фаустаса Латенаса, звучащая в унисон со стихами, подчёркивающая красоту и силу слова. Весь поэтический дар, чувства и страсть Сирано находят выход в письмах, которые он пишет Кристиану для Роксаны. Та постепенно пленяется любовной лирикой всё сильнее, влюбляясь в настоящего автора: «Да, прости меня, прости, но я привлечена их непонятной силой». «Ведь каждая из этих милых строк - твоей души – слетевший лепесток». В итоге Кристиан слышит от Роксаны: «Прости ж меня в великий этот час, что в легкомыслии своем я полюбила тебя за красоту твою сперва!.. теперь, о мой любимый, увлечена я красотой незримой! Тебя люблю я, страстью вся дыша, но мне мила одна твоя душа»! Это трагическое признание фактически убивает Кристиана. Роксана погружается в траур, проходит пятнадцать лет, но Сирано сохраняет их общую с погибшим другом тайну, продолжая навещать любимую в монастыре. Выглядит он неважно, но себе не изменяет: «В последний раз не ел он ничего два дня… он страшно беден»; «так жалок в стареньком кафтанчике своем… Де Гиш. Да! Неудачник он»! Но позже Де Гиш сознаётся: «Я позавидовать готов ему порою…». На неуступчивого Сирано совершается покушение, он еле держится на ногах, но остаётся критичен к себе: «О, как обманут я насмешницей судьбой!.. Я смерти не хотел такой! …всю жизнь терпел лишенья я. Мне все не удалось – и даже смерть моя»! «Всю жизнь судьбой гонимый злобной; любовник неудачный и бедняк — ну, словом, Сирано де Бержерак. Почтим его мы надписью надгробной: он интересен тем, что всем он был – и не был он ничем!…». Но, наконец, тайна настоящего автора любовных посланий вскрывается: «Зачем молчали вы пятнадцать долгих лет? Зачем скрывали вы так гордо ваш секрет?». Лишь перед самой смерть Сирано слышит заветные слова от Роксаны: «Клянусь тебе, – мой дорогой, поверь, — что я люблю тебя»! Герой умирает на глазах любимой женщины со шпагой в руке, продолжая сражаться до последнего вздоха с человеческими пороками: ложью, подлостью, клеветой, глупостью… Но сердце его спокойно и совесть чиста: «Сегодня вечером, да, да, в гостях у бога я у лазурного остановлюсь порога...». История о Сирано - одно из самых популярных произведений для сцены в мире и заслуженно пользуется большим успехом у публики. История, рассказанная Павлом Сафоновым – история в первую очередь любовная и получившаяся, судя по полному залу и продолжительным аплодисментам весьма неплохо.

Шуваев Николай

[ свернуть ]


Ольга

29 августа 2016
Спектакль потрясающий.Григорий (Сирано) -только слова восхищения.Браво всем актерам Музыка подобрана так,что пробивало в сочетании со словами и игрой главного героя до слез.А где уместно-смех.Режиссер-умничка!Огромное спасибо за такое чудо.

Спектакль потрясающий.Григорий (Сирано) -только слова восхищения.Браво всем актерам Музыка подобрана так,что пробивало в сочетании со словами и игрой главного героя до слез.А где уместно-смех.Режиссер-умничка!Огромное спасибо за такое чудо.

[ свернуть ]


Кузьмина Светлана

28 августа 2016
Потрясающий спектакль! С огромной отдачей играют все артисты, но Антипенко!... Он поражает. После его ролей в сериалах героев - любовников с трудом верится, что это одно и то же лицо. Полное преображение. Жесты, взгляды уверяют нас, что это и есть тот самый забияка с... [ развернуть ]

Потрясающий спектакль! С огромной отдачей играют все артисты, но Антипенко!... Он поражает. После его ролей в сериалах героев - любовников с трудом верится, что это одно и то же лицо. Полное преображение. Жесты, взгляды уверяют нас, что это и есть тот самый забияка с большим носом. Зритель не может не поверить актёру. Все 3 часа от артиста невозможно оторвать взгляд. И овации... Зал был восхищён и поражён. И конечно же нужно отметить отличную режиссёрскую работу.

[ свернуть ]


ирина молот

27 августа 2016
Игра Антипенко - это боль любви, боль преодоления. боль самопожертвования во имя любви , миг отчаяния , вызвавший слёзы жалости и понимания, и эта нежность. нежность. нежность... Браво! Актёры все восхитительны! Энергетика необыкновенная! Жаль, что сверкающие телефон... [ развернуть ]

Игра Антипенко - это боль любви, боль преодоления. боль самопожертвования во имя любви , миг отчаяния , вызвавший слёзы жалости и понимания, и эта нежность. нежность. нежность... Браво! Актёры все восхитительны! Энергетика необыкновенная! Жаль, что сверкающие телефоны зрителей говорили о неуважении к театру

[ свернуть ]


Ирина Владимировна Никитина

8 апреля 2016
Замечательный спектакль! Великолепная игра ВСЕХ актеров! За те три часа, которые идет спектакль, я успела и посмеяться и прослезиться. Огромное спасибо и режиссеру и актерам за спектакль!

Замечательный спектакль! Великолепная игра ВСЕХ актеров! За те три часа, которые идет спектакль, я успела и посмеяться и прослезиться. Огромное спасибо и режиссеру и актерам за спектакль!

[ свернуть ]


Бондарик Анна Александровна

7 марта 2016
Мне не хватает слов, чтобы выразить всю степень благодарности режиссеру этого спектакля Павлу Сафонову, и, в частности, актерам Григорию Антипенко и Ольге Ломоносовой. Спасибо вам за прекрасную, профессиональную и вдохновенную игру! Вы чувствовали своих героев, а пот... [ развернуть ]

Мне не хватает слов, чтобы выразить всю степень благодарности режиссеру этого спектакля Павлу Сафонову, и, в частности, актерам Григорию Антипенко и Ольге Ломоносовой. Спасибо вам за прекрасную, профессиональную и вдохновенную игру! Вы чувствовали своих героев, а потому их чувствовали и мы, зрители. Я не могу передать словами тот спектр эмоций, который я испытала, просмотрев этот спектакль. Это не просто постановка. Это произведение искусства. А Павел Сафонов - талантливейший режиссер современности! Он видит характеры и судьбы героев через совершенно иную призму. Его Роксана какая-то космическая, нереальная. Читая пьесу Ростана ловишь себя на мысли, что его героиня раздражает своей слепой влюбленностью и ты предчувствуешь трагический финал. Но в постановке Сафонова я почему-то до конца надеялась, что может быть он найдет для героев возможность быть счастливыми, быть вместе. Но тогда это была бы другая история. Я смотрела, затаив дыхание. А из зала я вышла, глотая слезы. Меня до глубины души восхитила, ошеломила игра Григория Антипенко. Вместе с его героем я переживала его глубокую драму. Монолог "про нос" меня вообще потряс. Сколько эксперссии, трагизма и в какой-то степени обреченности! Этого актера я для себя открыла с новой стороны. И еще раз хочу поблагодарить режиссера и всю его команду. Превосходное решение декораций! Блистательно подобранная музыка! Я с удовольствием еще раз посетила бы этот спектакль. Но, к сожалению, живу в другой стране. Спектакль посетила случайно, когда он гастролировал. Просьба для художественного руководителя театра: если было бы возможным, после того, как тот или иной спектакль выйдет из репертуара театра, выложить видео-версию полюбившихся зрителями постановок, мы, зрители, были бы вам очень благодарны!

[ свернуть ]


Григорий Антипенко: «Постоянно избавляюсь от комплексов»

6 февраля 2016
  vashdosug.ru Герой сериала «Не родись красивой» Григорий Антипенко сегодня заметный драматический артист. Он работает в театре им. Вахтангова и на Малой Бронной. «ВД» встретился с ним в преддверии премьеры спектакля Павла Сафонова «Сирано де Бержерак».  — В пред... [ развернуть ]

 

vashdosug.ru

Герой сериала «Не родись красивой» Григорий Антипенко сегодня заметный драматический артист. Он работает в театре им. Вахтангова и на Малой Бронной. «ВД» встретился с ним в преддверии премьеры спектакля Павла Сафонова «Сирано де Бержерак».

 — В предстоящей премьере Театра на Малой Бронной вам досталась главная роль.
 — Да, я играю Сирано де Бержерака. Немыслимый подарок судьбы с высоты мировой драматургии. Роль, в которой можно совершенствоваться до пенсии. Правда, на нее решился не сразу, это за мной водится, все-таки весы по знаку зодиака. Слишком много сомнений в себе, в людях, в переводах и трактовках. Был момент, когда казалось, что этому вообще не суждено случиться. Но как-то после очередной задушевной беседы с режиссером Павлом Сафоновым понял, что эта роль — вызов пространства, и отказаться от нее равносильно малодушию. Вот — согласился.

 —Когда пишут о премьере, часто упоминают, что вы меняете амплуа. Сирано — образ, в котором вас с вашей геройской внешностью труднее всего представить. Что вы сами об этом думаете?
 — Честно говоря, нет сил задумываться. Эта роль — серьезное испытание, и моральное, и физическое. До премьеры каждый репетиционный день как рубеж. Вечером думаешь, что уже не встанешь, а с утра вроде ничего — снова вприпрыжку на репетицию. 

 — Чем вам лично интересен герой? Как вам кажется, у него есть что-то общее с вами?
 — У меня тоже большой нос. И я тоже в юности комплексовал по этому поводу. Я же не сразу стал героем-любовником, это потом мне внушили, что нос — это хорошо и даже красиво. Но я-то к себе отношусь намного скромнее. Впрочем, этот путь — от тотальных комплексов до примирения с самим собой, со своими особенностями и внешностью, он до конца не пройден. И до каких-то вещей я еще только-только дохожу. Поэтому вся эта история с Сирано очень личная.

 — Как состоялось ваше знакомство с Римасом Туминасом, худруком Вахтанговского театра?
 — С Римасом Владимировичем знакомство как таковое у нас произошло только на спектакле «Улыбнись нам, Господи». Я согласился на роль палестинца ровно поэтому — увидел возможность поработать с мастером. Роль ведь, мягко говоря, небольшая. Туминас — великий режиссер. На моем пути таких не встречалось. такого уровня, такой глубины и такого масштаба. А я работал с разными режиссерами. Римас Владимирович невероятной наполненности и содержания человек, просто наблюдать за ним уже интересно. Не обязательно даже на сцену выходить. Главное — сам факт пребывания рядом с ним, созерцания процесса репетиций. Как он это делает, откуда черпает… не знаю. Но это удивительно.

 — Григорий, вы довольно поздно пришли в профессию, и учится стали, когда были уже взрослым человеком, за плечами у которого несколько профессий (Григорий Антипенко работал в аптеке, в рекламном агентстве, социальным работником, менеджером, изготовителем факсимильных копий (копий музейных экспонатов) на «Мосфильме», монтировщиком сцены в театре «Сатирикон» и так далее. — прим. ред.) и тем не менее вы стали заметным артистом. Вы мечтали об этом, или так сложились звезды?
 — Все в моей жизни — сплошные звезды. Абсолютно все — случайности на грани фола. Я знаю, что меня ведут, и я очень благодарен создателю за это. Если я теряю интерес к чему-то, значит, с этого дерева уже все сорвано, пора переходить к следующему. Это, в конечном счете, мой опыт, мой творческий чемодан человеческих судеб и наблюдений. В один прекрасный момент пришло время поделиться всем этим багажом, и произошел очередной звездный поворот — подготовительные курсы в Школе-Студии МХАТ, Альма-Матер — Щука, кино. Сериалы — как бы их ни ругали, они дали мне возможность выбирать. Сегодня я выбираю режиссеров, роли, партнеров. Говорят, профессия актера зависимая. Не знаю, я абсолютно независим. Легко могу отказаться от любой системы, если пойму, что эта система меня сдерживает. Мне не нужны звания. Конечно, дико приятно, что сейчас я работаю в таком театре, как вахтанговский. Но это не самоцель.

 — Судя по всему, сегодня театр для вас гораздо более важен, чем кино.
 — В кино меня последние года полтора не пускают. Даже если я и хочу — не складывается. Либо не срастаемся по графикам, либо по взаимоотношениям. А чаще всего, к сожалению, такую чушь предлагают играть, что одного названия хватает, чтобы отказаться. Когда тебе дали прикоснуться к драматургии уровня Шекспира и Ростана, ты уже не можешь сделать шаг назад.

 — Григорий, какие ваши последние яркие впечатления в кино и театре?
 — В театр я хожу, увы, крайне редко. Не потому, что я брюзга, просто банально не хватает времени. Самые сильные впечатления за последний год — Холинские спектакли: «Каренина», «Кармен». А кино я смотрю постоянно, практически каждый вечер. В основном пересматриваю классику. В прошлом году, например, итальянцев, Бергмана… Недавно вот Коэнов пересматривал. Очень люблю Вуди Аллена. Он для меня спаситель настроения. Я верю, что за таким кино будущее. Человеческие взаимоотношения — самая интересная вещь на свете, без всяких спецэффектов.

 — Как вы отдыхаете?
 — В этом году я предчувствовал, что предстоит трудное время, и два месяца бездельничал. В горы, как водится, ходил. В этот раз они были великодушны — дали немножко отдохнуть перед премьерой.

Наталья Витвицкая, 10.10.2014

[ свернуть ]


«Сирано де Бержерак» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
ъ-weekend Великая пьеса Ростана не значится в актуальном московском репертуаре (правда, на youtube можно полностью посмотреть недавнюю, 2012 года постановку Малого Театра). Павел Сафонов, выпускник вахтанговской школы, на Малой Бронной, кажется, назначен ответственн... [ развернуть ]

ъ-weekend

Великая пьеса Ростана не значится в актуальном московском репертуаре (правда, на youtube можно полностью посмотреть недавнюю, 2012 года постановку Малого Театра). Павел Сафонов, выпускник вахтанговской школы, на Малой Бронной, кажется, назначен ответственным за французскую классику — за три года до «Сирано» он поставил вполне успешно живущего в афише «Тартюфа» с Виктором Сухоруковым в заглавной роли, показав театральной публике любимого народом киноартиста в каком-то совсем непривычном амплуа. Тот же опыт Сафонов повторяет теперь на «Сирано» — роль великого носатого поэта отдана Григорию Антипенко, актеру с шлейфом телевизионно-сериальной сверхпопулярности и вполне премьерской внешностью — в обычном случае ему скорее достался бы друг-соперник Кристиан де Невилет. Это, само по себе достаточно парадоксальное, назначение остается самым решительным режиссерским ходом, потому что в других ролях ничего особенно парадоксального нет (среди них нельзя не отметить Ивана Шабалтаса в роли главного злодея, графа де Гиша: текст Ростана в классическом переводе Щепкиной-Куперник именно в его исполнении звучит и пафосно, и точно, и поэтично, и жестоко). Григорий Антипенко занимает центр спектакля с премьерской уверенностью: это, собственно, и не противоречит одинокому героизму персонажа — но выглядит все скорее так, будто поэт-мечтатель Сирано вообразил себе и любовь, и войну, и врагов, и друзей,— да и нос, если честно, какой-то ненастоящий, выдуманный. Вот только смерть за поэтом приходит невыдуманная и, как всегда, без шуток.

Ольга Федянина, 31.10.2014

[ свернуть ]


Григорий Антипенко меняет амплуа Новый спектакль про сумасшедшего храбреца готовят в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
teatrall.ru В прошедшем сезоне наш портал делал обзор по «носатым» спектаклям. Буквально через месяц список столичных Сирано пополнится еще одной постановкой – Театр на Малой Бронной активно репетирует спектакль с Григорием Антипенко. За результат отвечает режиссер ... [ развернуть ]

teatrall.ru

В прошедшем сезоне наш портал делал обзор по «носатым» спектаклям. Буквально через месяц список столичных Сирано пополнится еще одной постановкой – Театр на Малой Бронной активно репетирует спектакль с Григорием Антипенко. За результат отвечает режиссер Павел Сафонов.

Основная интрига в том, что Антипенко – актер с безусловной героической внешностью (в прошлом году он сыграл «Отелло» в пластическом спектакле Анжелики Холиной и выглядел весьма впечатляюще), поэтому в театре считают попытку такого перевоплощения настоящим вызовом.

Сценография спектакля, выполненная художником Мариусом Яцовскисом, будет предельно аскетичной, причем место действия будет создаваться на глазах публики – здесь и сейчас: пространство будет преображаться с помощью актеров, предметы будут менять свое назначение. Костюмы Евгении Панфиловой подчеркнут гротеск прошлого и тенденции современной моды, а музыка Фаустаса Латенаса станет отстраненным свидетелем происходящих событий, отзывающимся на реплики героев то иронично, то пронзительно.

, 23.09.2014

[ свернуть ]


«Сирано де Бержерак» Театра на Малой Бронной продолжает трогать сердца Режиссеру Павлу Сафонову удалось порадовать поклонников традиционного театра

6 февраля 2016
www.teatrall.ru Свою историю о Сирано поставил в Театре на Малой Бронной режиссер Павел Сафонов. Поставил иронично, современно, искренне, без всякого пафоса, при этом возвышенный слог давно ушедшей эпохи звучит на сцене Малой Бронной все в том же классическом перево... [ развернуть ]

www.teatrall.ru

Свою историю о Сирано поставил в Театре на Малой Бронной режиссер Павел Сафонов. Поставил иронично, современно, искренне, без всякого пафоса, при этом возвышенный слог давно ушедшей эпохи звучит на сцене Малой Бронной все в том же классическом переводе Татьяны Щепкиной-Куперник без «хирургических» и прочих вмешательств, за что отдельное спасибо постановщику.

На «Сирано де Бержерака» смело можно вести даже младших школьников, правда, начитанных и терпеливых, ибо спектакль идет долго. Поклонники традиционного театра будут довольны: новомодные сюрпризы их не ждут, разве что некоторые костюмы от художницы Евгении Панфиловой вызывают удивление и заставляют задуматься, что само по себе неплохо. Некоторые из них словно сшиты для шутовского карнавала, но это как раз вполне логично, ведь на карнавале царит главный шут — Сирано.

Павлу Сафонову удалось открыть новую грань таланта исполнителя главной роли Григория Антипенко. Этот драматический актер с героической внешностью и мужской харизмой уже не раз удивлял своих друзей и поклонников. Не так давно он взял новую для себя высоту, сыграв в хореографическом спектакле «Отелло» театра Вахтангова (после этой роли актера пригласили в прославленную труппу вахтанговцев), и вот теперь другая высота — заглавная роль с неожиданно комедийным рисунком — Сирано де Бержерак. У Григория Антипенко, оказывается, есть комическое начало, и, самое замечательное, он не боится быть смешным. Тем, кому посчастливилось в свое время видеть вахтанговскую ироническую сказку «Принцесса Турандот», никогда не забыть невероятно уморительных Михаила Ульянова, Николая Гриценко и Юрия Яковлева — великих трагических актеров, с явным удовольствием играющих в комедии дель арте. В спектакле Павла Сафонова комедию «ломает» великий безумец, сходящий с ума от несоответствия своей грубой внешности и тонкой ранимой души.

Трагедия Сирано — в огромном уродливом носе, но именно это уродство, сопровождающееся, как водится, комплексом неполноценности, сделало из одиночки Сирано прославленного храбреца и гениального поэта. Актеру Григорию Антипенко гипертрофированный нос, возможно, мешает видеть и говорить, зато помогает лучше чувствовать своего героя.

Мудрой Роксане (Ольга Ломоносова) недостаточно любоваться внешностью красавчика Кристиана (Дмитрий Варшавский): она, как настоящая женщина, любит ушами и хочет все время наслаждаться остроумными горячими речами Сирано. Лишь шаг отделяет Роксану и Сирано от счастья. Шаг, но законы жанра соблюдены, низкая комедия восходит к трагедии, герой гибнет, великая безнадежная любовь достается вечности.

Художник Мариус Яцовскис не стал нагружать сцену тяжелыми декорациями. Она оживает лишь с появлением персонажей. Какая-нибудь мелкая деталь преображает часть сцены в военный лагерь, а другая – в кондитерскую. И сразу веришь, что перед тобой – не актеры, то и дело снующие туда-сюда по сцене, а бравые гвардейцы короля, вечно ищущие приключений на свою голову, или веселый кондитер, или богатый и уверенный в своей неотразимости граф де Гиш (в замечательном исполнении Ивана Шабалтаса).

Еще одним героем этого блестящего ансамбля становится музыка, без которой зритель не получил бы полный комплект впечатлений, ювелирно собранный режиссером. Музыка Фаустаса Латенаса выразительно отобразила всю эту несправедливую жизнь с драками, войнами, обманом — жизнь, с которой примиряет лишь яркий свет большой любви.

Лариса Каневская, 13.03.2015

[ свернуть ]


Он быть хотел самим собой

6 февраля 2016
«Театральная афиша» В сезон расцвета «актуального» театра этот спектакль режиссера Павла Сафонова поражает своей театральной вневременностью и одновременно вечно современной темой о «странностях любви». Знаменитая романтическая драма Эдмона Ростана здесь звучит свеж... [ развернуть ]

«Театральная афиша»

В сезон расцвета «актуального» театра этот спектакль режиссера Павла Сафонова поражает своей театральной вневременностью и одновременно вечно современной темой о «странностях любви». Знаменитая романтическая драма Эдмона Ростана здесь звучит свежо, темпераментно, ярко. А ее новая мелодия, подсказанная композитором Фаустасом Латенасом, сложна, переменчива и наполнена страстью.

Новый бесчувственный век словно бы наступил на сцену громадной каменной ступней, помещенной сюда художником Мариусом Яцовскисом. Все же остальные места действия складываются на наших глазах из театральных кофров, способных обернуться шкафами, балконами и оборонительными сооружениями.

Не отрекаясь от романтизма, режиссер избавляет его от пыльного пафоса, привнося в спектакль и юмор, и смешные пантомимические эпизоды, и гротесковые моменты. Как забавно Сирано (Григорий Антипенко) диктует почти на языке глухонемых любовные фразы красавцу Кристиану (Дмитрий Варшавский), как виртуозен их «перевод», пока бедняга Кристиан буквально не валится с ног от непривычных умственных усилий. Но тут, согласно сюжету, упасть можно прямо в объятия дерзкой и своенравной Роксаны (Ольга Ломоносова).

И все же Сирано в исполнении Григория Антипенко здесь явный бенефициант, хотя артист ни в коей мере не разрушает уверенно складывающегося актерского ансамбля. За ним следишь, не отводя глаз, даже если он молчит, а где­-то рядом происходит темпераментное действие. С бледным лицом и огромным накладным носом он здесь изначально так душевно красив и убедителен, что обидно становится за так поздно прозревшую Роксану. Антипенко блистательно играет не только боль от безответной любви, но и самую высокую трагедию от страстного желания и невозможности «быть самим собой». Нос словно становится символом этой невозможности. И только перед смертью в финале он отбросит его как ненужную деталь и не умрет, кажется, но перейдет в вечность, которая поможет осуществить это заветное желание. Антипенко ведет свою роль тонко и страстно, принимая участь «вечно второго» и бунтуя против этой несправедливости. В нем нет ничего подчеркнуто героического, он может быть смешным и нелепым, но этот Сирано становится в спектакле Сафонова камертоном чувства самой высшей пробы, справедливости и Надежды, призрачной и вечной театральной надежды на то, что любовь победит все предрассудки.

Ирина Алпатова, 01.2015

[ свернуть ]


Король-нос

6 февраля 2016
vashdosug.ru На Малой Бронной — премьера. Молодой режиссер Павел Сафонов поставил героическую комедию Эдмона Ростана о длинноносом поэте и его безнадежном чувстве к кузине. Поклонники романтического театра и лично актера Григория Антипенко, готовьтесь стоять в очере... [ развернуть ]

vashdosug.ru

На Малой Бронной — премьера. Молодой режиссер Павел Сафонов поставил героическую комедию Эдмона Ростана о длинноносом поэте и его безнадежном чувстве к кузине. Поклонники романтического театра и лично актера Григория Антипенко, готовьтесь стоять в очереди за билетом.

После того как режиссер Сафонов пришел в Театр на Малой Бронной, за ним закрепилась репутация «мастера кассы», — его «Тартюф» спустя три года после премьеры собирает аншлаги. «сирано» сработан по той же схеме — беспроигрышная классика без радикальных интерпретаций, стильные костюмы Евгении Панфиловой, космическая музыка Фаустаса Латенаса и звездные актеры в главных ролях. А еще в спектакле есть все, за что мы традиционно любим пьесу Ростана, — геройская Love story, мушкетерский антураж, несовременное торжество понятий о чести и долге.

Смотрится все стильно, ярко, почти что празднично. Ругать абсолютно не за что, спектакль — беспроигрышный вариант для похода в театр с родственниками. Дальше логично было бы написать, что, при всех плюсах, продвинутые театралы вряд ли найдут в нем что-то интересное. Но…

Пьеса Ростана — произведение бенефисное, не получится герой — не получится спектакль. Тем неожиданнее кажется выбор Сафонова, режиссер отдал роль некрасивого поэта Григорию Антипенко, которого зрители знают по работам в сериалах и кино. Артист с намертво приклеенным амплуа героя-любовника, как выяснилось, способен удивить даже больших скептиков. Антипенко убедителен в трагической роли.

Разумеется, его Сирано — и отважный дуэлянт, и непревзойденный остроумец, и преданный друг, но всего важнее в нем — большая любовь и фатальное одиночество. Он — странный, угрюмый человек «без кожи», сердце его разбивается каждую минуту. А нежность не находит выхода. Такой накал трагизма нечасто встречается на современной сцене, — без единой фальшивой ноты, «пережима», сентиментальности. В Сирано–Антипенко зал влюбляется сразу и навсегда. А критики? Для них это редкий случай, когда ожидания не оправдываются. Театры не из числа главных ньюсмейкеров могут иногда радовать, а сериальные артисты — превозмогать свои амплуа.

Наталья Витвицкая, 23.10.2014

[ свернуть ]


«Сирано де Бержерак» — гимн любви и настоящему театру

6 февраля 2016
Вечером.ру Премьера в Театре на Малой Бронной о любви и о том, как важно вовремя в ней признаваться. Пьеса Ростана, написанная еще в XIX, зазвучала в наши дни с особой силой. Первое, что хочется сделать после спектакля «Сирано де Бержерак» — пойти и сказать своим бл... [ развернуть ]

Вечером.ру

Премьера в Театре на Малой Бронной о любви и о том, как важно вовремя в ней признаваться. Пьеса Ростана, написанная еще в XIX, зазвучала в наши дни с особой силой. Первое, что хочется сделать после спектакля «Сирано де Бержерак» — пойти и сказать своим близким, насколько они любимы и дороги. Пожалуй, не каждая постановка побуждает на такие действия, но эта буквально взывает к ним. 

На самом деле спектакль не только о любви. Он о нравах, о вечном споре между красотой внешней и красотой внутренней, о чести, об искусстве. Вот только любовь тут действительно все побеждает. Она буквально пронзает весь спектакль, наполняет его и заставляет зрителей в зале ощущать себя сопричастными к великому чувству. В центре сюжета — поэт Сирано (Григорий Антипенко), который ненавидит свой огромный нос, и обожает кузину Роксану (Ольга Ломоносова). Он уверен, что никогда не сможет понравиться ей, поэтому идет на хитрость: находит внешне прекрасного юношу, готового произносить ей пылкие речи, которые на самом деле пишет де Бержерак.

Спектакль, начинающийся как комедия, благодаря выдумке Сирано обращается в фарс и в итоге завершается трагедией. Режиссер Павел Сафонов блестяще выстраивает темпо-ритм спектакля. Если в начале действие бежит, развивается, то в конце замедляется. Трагическая развязка совершается при помощи длинных монологов и бесконечных признаний. 

«Театр на Малой Бронной» радует вдумчивыми и серьезными работами. В том сезоне это были «Канкун» и «Ретро», теперь «Сирано». Постановка «Сирано де Бержерак» — тот редкий случай, когда одинаково хороши и главные персонажи, и второстепенные.

Прекрасные, огромные по своей силе речи произносит главный герой. Но не менее интересны и монашки или стихи о миндальном печенье в исполнении кондитера. Актерские работы сделаны в спектакле замечательно, и это не преувеличение. 

Не менее удачны и декорации. Литовский мастер Мариус Яцовскис минимально нагрузил сцену. И кондитерскую, и казарму, и монастырь он показал весьма условно, не перегружая площадку лишними предметами. Единственно по-настоящему крупный объект на сцене — огромная каменная ступня, которой произносит свои монологи Сирано. Расшифровать этот символ можно по-разному. Кто-то увидит в этом параллель с огромным носом главного героя, а кто-то решит, что это нога кого-то большего, кто следит за происходящим сверху. В любом случае — зрителям есть о чем подумать.

Хороши и костюмы, созданные Евгенией Панфиловой. Они подчеркивают двойственное начало пьесы — трагическое и комическое. Производит сильное впечатление и музыка Фаустаса Латенаса. С каждым актом она нагнетается все больше и больше, показывается, что действие закручивается все сильнее и сильнее.

Ну и отдельная похвала, конечно же, блистательному режиссеру: Павел Сафонов имеет огромный послужной список, и в «Театре на Малой Бронной» можно увидеть его «тартюфа». Прошлое его творение на этой сцене стало настоящим хитом. Что касается «Сирано» — то это еще более мощная работа. Новое творение Сафонова — гимн любви и настоящему театру. Такому, который заставляет зрителей испытывать чувства и не бояться признаваться в них. 

Алина Артес, 18.10.2014

[ свернуть ]


Григорий Антипенко: «Мне мало одной жизни»

6 февраля 2016
«Театральная афиша» Актер театра и кино Григорий Антипенко меньше всего похож на комический образ самоуверенного бизнесмена Андрея Жданова, которого он сыграл в 2005 году в сериале «Не родись красивой». Пройдя нелегкий путь от студента биофака, монтировщика сцены в ... [ развернуть ]

«Театральная афиша»

Актер театра и кино Григорий Антипенко меньше всего похож на комический образ самоуверенного бизнесмена Андрея Жданова, которого он сыграл в 2005 году в сериале «Не родись красивой». Пройдя нелегкий путь от студента биофака, монтировщика сцены в «Сатириконе» к актеру, играющему мировой театральный репертуар, Антипенко не перестает ставить перед собой сложнейшие задачи, покоряя все новые и новые вершины. Не стань Антипенко актером, наверняка он бы выбрал судьбу путешественника, повторил бы путь Федора Конюхова, постоянно и в одиночку бороздящего моря и путешествующего по всему свету.

Альпинист с 17-летним стажем, Антипенко придерживается мнения, что в творчестве, как при восхождении, нельзя халтурить и хитрить. Сорваться вниз гораздо проще, чем удержаться на головокружительной высоте, но надо идти вперед и вверх. Завоеванные им пики способны вызвать зависть коллег: Орфей, Язон, Отелло, Беня Крик. Новой вершиной, которую в честь своего 40-летнего юбилея взялся покорить актер, стала заглавная роль в спектакле «Сирано де Бержерак» в постановке Павла Сафонова в Театре на Малой Бронной.

– Что послужило причиной того, что свободный художник Григорий Антипенко вдруг бросил якорь в Театре им. Евг. Вахтангова?
– Римас Владимирович позвал меня в труппу театра, когда выпускался спектакль «Отелло». Безусловно, я не мог отказаться от такого лестного предложения, тем более что меня пригласили уже как взрослого актера, со своим уже сложившимся представлением о принципах и творческой свободе.

– О каких принципах идет речь?
– Я категорически против насилия. Меня нельзя заставить делать что бы то ни было хотя бы потому, что я и слово «заставить» – понятия несовместимые. Меня можно только заинтересовать, в крайнем случае со мной можно вежливо договориться. В кино и театре всегда видно, когда актер делает то, что ему не нравится. Поэтому это один из основополагающих принципов, которому я следую и в жизни, и в творчестве.

– Первой вашей работой в Театре им. Вахтангова в качестве приглашенного артиста стал Язон?
– Благодаря Юлии Рутберг. С тех пор как Юлия сыграла мою маму в спектакле «Пигмалион» режиссера Павла Сафонова, она продолжает по-матерински заботиться обо мне и в Вахтанговском театре. Поэтому я очень благодарен ей и за это приглашение в частности. Вся сцена Язона – это фактически 25-минутный монолог, который я учил на берегах Адриатики, сравнительно недалеко от того места, где происходит действие пьесы. Поэтому вся эта история пропитана для меня вполне реальным воздухом средиземного моря, что, надеюсь, передается и зрителю.

– Чем вам был интересен Язон, ведь все-таки «Медея» – это спектакль про Медею.
– Нет, «Медея» – это спектакль про взаимоотношения этих двух эпических личностей. И поверьте, 25 минут монолога – достаточно для того, чтобы во всех нюансах рассказать о своем герое и об этой сложнейшей трагической коллизии между мужчиной и женщиной, где Язон не оправдывается, а пытается объяснить. В этой истории нет правых и виноватых.

– Во время репетиций роли «Палестинца» в спектакле «Улыбнись нам, Господи» вы быстро нашли общий язык с Римасом Туминасом?
– Было бы самонадеянным считать, что я нашел с ним общий язык. В совместной работе над ролью я только имел возможность познакомиться с его методом работы. Театр Туминаса – это театр одного режиссера. Предложения актеров, как правило, им не принимаются, потому что он заранее знает, каким должен быть спектакль. Может быть, где-то в случайной пробе он скажет «вот-вот, так хорошо», но он не будет просить вас об импровизации – напротив, покажет все сам, вплоть до интонаций. У него есть абсолютно четкая картина в голове, как должен выглядеть спектакль. Находясь внутри репетиционного процесса, я наблюдал за тем, как шьется полотно этого великого спектакля. А я убежден, что это великий спектакль, как все его работы.

– О дальнейших совместных планах вы говорили?
– Римас Владимирович – загадочная личность. О его планах не знает никто. Иногда создается впечатление, что и он сам не знает. Но интрига будущей совместной работы висит в воздухе. Надеюсь…

– Вы пришли в профессию довольно поздно. Это был осмысленный шаг человека, долго искавшего себя?
– Зная меня прошлого, никто бы никогда не сказал, что я вообще смогу выйти на сцену в качестве артиста. Я прошел долгий путь от бесформенного полена к актеру, которого приглашают играть главные роли. Это требовало постоянной работы над собой, но неизменно приносило удовольствие. Бывает, что заходишь в тупик, кажется беспросветный, но вечером выходишь на сцену и понимаешь, что другой профессии для себя не представляешь.

– Если говорить о сложных физических затратах, сразу вспоминается пластический спектакль «Отелло», в котором вы играете заглавную роль. Долго размышляли, прежде чем дать Анжелике Холиной согласие?
– От таких ролей не отказываются. Проблема была в том, что я никогда не танцевал в своей жизни, если не считать весьма посредственных проб в Щукинском училище. Для меня это было равносильно поступлению в хореографическую школу без необходимых данных. Поэтому вся заслуга того, что этот спектакль случился с моим участием, принадлежит Анжелике Холиной, которая умудрилась весь процесс обучения и убеждения меня в том, что это будет хорошо, вложить в один месяц.

– То, что вам досталась партнерша с балетной подготовкой, помогало или мешало?
– Сейчас, безусловно, помогает. И я очень благодарен ей за поддержку. Но было время, когда я страшно комплексовал, что подведу своих значительно более талантливых в этой области партнеров. Если бы не Оля Лерман, Витя Добронравов, Паша Тэхэда Кардэнас и другие участники спектакля, этого события вообще не произошло бы. Анжелике удалось так искусно сбалансировать возможности актеров в этой постановке, что у зрителей не возникает сомнений в профессионализме исполнителей. Она прекрасно понимала, что у меня нет техники и из воздуха ее не возьмешь, и терпеливо ждала, когда я буду готов, и верила. Для меня было очень лестно, когда после премьеры ко мне подошел художественный руководитель моего курса Родион Юрьевич Овчинников и похвалил за то, что я не боюсь экспериментировать и заходить в зоны заведомого дискомфорта.

– Выходит, что вы намеренно стремитесь к дискомфорту?
– Я не выношу тишины. Мне необходимо, чтобы вокруг кипела жизнь. Недаром в детстве я увлекался пиротехникой. В то время в магазинах можно было купить только бенгальские огни и пистоны для игрушечных пистолетов, поэтому все приходилось делать собственноручно. Не буду рассказывать о технологии, чтобы это не служило примером подрастающему поколению, но в комфортные 1980-е не было другого способа расшевелить пространство вокруг себя.

– именно этот пункт вашей биографии в интернете называется «испытывал любовь к естественным наукам»?
– нет, речь идет о биологии. я с детства мечтал поступить на биофак, что и привело меня в свою очередь в фармацевтическое училище, дабы немного подтянуть химию. но по иронии судьбы именно в этом училище, сидя за столом в белом халате и развешивая порошки, я окончательно убедился, что аналитическая работа не для меня. я бы, наверное, мог стать журналистом-естествоиспытателем и вести какую-нибудь программу о животных, но канала discovery в нашей стране тогда еще не было.

– И это увлечение биологией вылилось в любовь к альпинизму?
– Скорее любовь к природе в целом подтолкнула меня однажды пойти в первый мой туристический поход по горам Крыма. Можно сказать, что с этого полуострова все и началось.

– Сколько лет вы занимаетесь альпинизмом?
– С 1997 года. Хотя были остановки, перерывы, иногда даже по году. Но это не проходящая потребность. Даже когда происходили чрезвычайные ситуации, срывы, холодные ночевки и прочие экстремальные радости, все равно спустя год возникало неизменное желание обновить снаряжение, придумать себе новую вершину и – «Вперед и вверх, а там…». Это не адреналин и не экстрим, как думают многие. Альпинизм – это философия. каждая экспедиция в горы – это красивый рассказ, полноценная история, а иногда даже роман. Там за две недели удается испытать столько эмоций, сколько, может быть, один человек проживает за всю свою жизнь. Каждый день, каждая минута – это новые события и мысли, новое ощущение мира.
Помню, на прослушивании в институте Павел Любимцев спросил меня: «Зачем вы идете в профессию?» На что я, несмотря на стресс и юный возраст, неожиданно дал очень точный ответ: «Мне мало одной жизни». Горы и театр дают мне возможность прожить столько жизней, сколько захочется.

– Спектакль «Сирано де Бержерак» в Театре на Малой Бронной в постановке Павла Сафонова стал подарком, который вы преподнесли себе к 40-летию?
– В итоге получилось, что сделал себе подарок, хотя я понятия не имею, какая судьба ожидает этот спектакль. Мне даже не важно, как он будет воспринят. Главное, что я по-честному пытаюсь сыграть эту роль и использую все свои внутренние ресурсы. Чем хороша актерская профессия – совершенствоваться можно бесконечно. Нет предела. Это космос, где можно достичь такого уровня мастерства, когда можно нести информацию одним лишь появлением на сцене, обходясь без слов. Правда, это та вершина, которой могут достигнуть только единицы.

– Получается, если занимаешься актерской профессией, то предполагаешь, что тебе дано развить свой потенциал и дойти до самого высокого уровня?
– Конечно, иначе нельзя. Я перфекционист, постоянно собой недоволен и постоянно стремлюсь к совершенству. Периодически я себя останавливаю в своей самокритике, чтобы совсем не загнаться. Напоминаю себе, что есть и успехи, иначе мне бы не предлагали роли, не делали на меня ставку. Во всем должна быть мера, и в самокритике тоже.

– Вам не кажется, что пьеса Ростана сильно устарела?
– Классика не стареет.

– О чем «Сирано»?
– О любви. Согласитесь, разве эта тема может устареть?

– Вы определились для себя, кто ваш герой – поэт или борец?
– Он больше, чем поэт. Не зря и у меня, и у Паши Сафонова возникали во время репетиций ассоциации с Высоцким. Сирано – это человек с жесткой нравственной позицией по отношению и к себе, и к обществу, и к любви. Он не идет на компромиссы и сжигает себя именно по этой причине.

– Разве эта пьеса не про комплексы?
– Безусловно, и про них тоже. Но именно благодаря комплексам тема становится такой острой. Если бы у Сирано не было изъянов, то и не было бы такой глубокой души. Преодолевая комплексы, человек стремится к совершенству.

– У вас будет нос?
– Будет огромный гипертрофированный нос. Не приклеенный, имитирующий настоящий, а инородное тело на лице, подчеркивающее асоциальность моего героя, ведь наш спектакль о неудобном человеке, не вписывающемся в систему, выбивающемся из общей картины своей искренностью и ранимостью. На его фоне остальные превращаются в успешных снобов с фальшивыми улыбками, деланной уверенностью в себе и убежденностью, что в этой жизни можно купить абсолютно все. Это противопоставление – еще одно доказательство вечной актуальности пьесы Ростана.

– Получается, Сирано готов уступить любимую женщину из-за своего благородства, желая ей счастья?
– Да, именно так. Мы упростили бы смысл пьесы, если бы представляли его игроком, талантливым шахматистом, играющим человеческими судьбами. Нет, он безрассудный, гениальный художник, которому дано все, кроме внешней красоты. Речь идет о его эстетическом восприятии мира. Он сознательно отказывается от Роксаны, не считая, что его союз с ней может быть гармоничным.

– Вам как актеру маска дает преимущество? За нее можно спрятаться или, наоборот, она диктует некие рамки?
– Маска дает простор для фантазии, потому что в ней можно почудачить. Но подлинные чувства и эмоции за ней не спрячешь: без них не может быть спектакля.

– Вы привыкали к носу, он вам мешал?
– Как ни странно, нет. У меня у самого большой нос. Плюс три сантиметра не имеют принципиального значения. 

– Вы впервые сталкиваетесь с поэтическим театром?
– Да, это мой первый опыт. Это непросто, но безумно интересно. Я сам в душе нереализованный поэт. В поэтическом тексте заложена громадная энергия. Безусловно, стоит колоссального труда овладеть мастерством владения словом. Но вы не представляете, какое удовольствие произносить эти строчки со сцены, в этом есть какая-то необъяснимая магия. 

– Споры с режиссером возникали?
– Конечно. Поначалу у нас были абсолютно разные представления о том, как это может быть, каким должен быть Сирано. Мы с Пашей сложно репетировали и постоянно спорили. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что ситуация с «Отелло» повторяется. Чего было больше – неуверенности в себе или в режиссере, сейчас трудно сказать. Но все закончилось тем, что мы несколько часов очень громко обсуждали и пытались доказать друг другу преимущества двух переводов – Соловьева и Щепкиной-Куперник. Это было сродни разговору двух сумасшедших. И в один момент у меня случилось прозрение: я почувствовал, что где-то наверху этот спектакль уже нарисован, его состав, режиссер и мое исполнение уже существуют и глупо тратить время на попытки отказаться от уже свершившегося. После этого я стал идеальным, послушным актером и уже не мешал паше воплощать все им задуманное.

– У вас есть свои ритуалы подготовки к роли?
– Они несильно отличаются от привычных ежедневных действий обычного человека: просыпаюсь, делаю физзарядку и чищу зубы. Но самое интересное в том, что в день спектакля я очень часто ловлю себя на мысли, может ли мой герой, которого мне предстоит сыграть сегодня, вести себя так, как веду себя я в этот день своей жизни. И, как ни странно, от чего-то приходится отказываться.

– Вы поступили на высшие режиссерские курсы, но не стали получать диплом. почему?
– Я недоучился – ушел в академический отпуск с сознанием того, что могу снимать кино и без диплома. В моем представлении режиссер – это прежде всего характер и необузданное желание снимать, до шизофрении. Как художник, который постоянно рисует, делает наброски в записную книжку, режиссер должен постоянно снимать на все подручные средства. Это его способ самовыражения. Если нет такой одержимости, не нужно идти в эту профессию или пока еще рано. Первичным должно быть воплощение замысла, а не стремление к деньгам и славе.

– Разве вы пришли в актерскую профессию не за славой?
– Нет, я пришел, потому что понял, что никакая другая профессия мне не подходит. 

Алла Шевелева, 12.2014

[ свернуть ]


Калиния Андреевна Ковалевская

28 декабря 2015
Замечательный спектакль, великолепное актерское исполнение, интересная постановка. Не знаю насколько мне удалось прочувствовать всё то, что режиссёр и актёры хотели передать зрителю, но после спектакля я вышла с настолько противоречивыми чувствами, что даже эмоциями ... [ развернуть ]

Замечательный спектакль, великолепное актерское исполнение, интересная постановка. Не знаю насколько мне удалось прочувствовать всё то, что режиссёр и актёры хотели передать зрителю, но после спектакля я вышла с настолько противоречивыми чувствами, что даже эмоциями выразить их не могла. Очень приятно, что есть такие спектакли как этот, которые затрагивают душу зрителя и дают возможность задуматься, понять, открыть что-то в себе. Это прекрасно! Отдельно хотелось бы написать о зрителях. Возможно я так не очень удачно попала на спектакль. Я пришла на этот спектакль с мамой и наши места были в амфитеаире. Всю первую часть до антракта смотреть было очень тяжело из-за постоянных разговоров зрителей, доносящихся с разных сторон. После антракта мы уже не выдержали и попросили разрешения пересесть на свободные места. Вторая часть прошла спокойнее, но все-равно были либо слышны голоса из зала, либо телефон звонил, либо другой посторонний шум. Мне очень обидно, что люди не ценят и не уважают работу других, ведь актёры и вся команда, участвующая в постановке спектакля, так для нас стараются. Очень надеюсь, что люди изменятся в лучшую сторону. Помимо негативного стоит заметить, что была и положительная сторона. По окончанию спектакля зрители аплодировали стоя, кричали "браво" и это было очень приятно. В целом данный поход в театр мне очень понравился. Благодарю всю команду, принимавшую участие в постановке спектакля. Отдельно выражаю благодарность режиссёру - Павлу Сафонову, актёрам, замечательно исполнившим свои роли: Ивану Шабалтасу, Ольге Ломоносовой, Григорию Антипенко, Дмитрию Варшавскому и другим. Спасибо этому театру за замечательный спектакль! Обязательно приду к вам ещё раз.

[ свернуть ]