Екатерина Дурова Заслуженная артистка РФ
Екатерина Дурова

В 1980 году окончила ГИТИС им. А.Луначарского, мастерская В. А.Андреева.

С 1980 по 1984 г. работала в Московском драматическом театре на Таганке.

С 1984 года - актриса Театра на Малой Бронной.

Играет в спектакле «Независимого театрального проекта» «Ladies`Night. Только для женщин» (Гленда).

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Работы в театре

«Лиса и виноград» Г.Фигейредо (Мели);
«Лес» А. Н. Островского (Аксюша);
«Дураки» Н.Саймона (Янка);
«Полонез Огинского» Н. Коляды (Таня)
«Мать Иисуса» А. Володина (дочь);
«Женитьба» Н.В. Гоголя (Дуняша);
«Мысль» Л. Андреева (Маша);
«Вы чье, старичье?» Б. Васильева (Вера);
«Жорж Данден, или одураченный муж» Ж.Б. Мольера (Клодина);
«Оркестр» Ж. Ануя (Сюзанна Делисиас).
«Метеор» (Ольга)
«Дети?!» (Клавдия)
«Кавалер роз» И.Нестроя (Эмма)
«Веселая жизнь и грустная смерть французской артистки Адриенны Лекуврер» (Мадемуазель Данжевиль)
«Горячее сердце» (Барин)
«Наш человек в Гаване» (Шеф)
«Жиды города Питера» (Зоя Сергеевна)
«Я не Раппапорт» (Клара)
«Буря» (Тринкуло)
«Неугомонный дух» (Эдит)
«Славянские безумства» (Драга)
«Страсти по Торчалову» (Римма)
«Подлинная история Фрекен Бок» (Фрекен Хильдур Бок)

Работы в кино

«Школьный вальс», 1977
«Фантазии Фарятьева», 1979
«Дульсинея Тобосская», 1980
«Зеленый фургон», 1983
«Уникум», 1983
«Единица с „обманом“», 1984
«Сон в руку, или чемодан», 1985
«Провинциальный анекдот», 1990
«Эй!», 1991
«Дорога впарадиз», 1991
«Veniks. половые щетки», 1991
«Маклер», 1992
«Градус черной луны», 1992
«Ченч», 1994
«Дар божий», 1998
«Поклонник», 1999
«Транзит для дьявола», 1999
«У бога мертвых нет», 1999
«Москва, центральный округ», 2003
«Бриллианты для Джульетты», 2005
«Большие девочки», 2006
«Служба доверия», 2007
«Юрьев день», 2008
«Московский дворик», 2009
«Гоп-стоп», 2010
«Вдовий пароход», 2010
«Хозяйка моей судьбы», 2011-2012
«Тройная жизнь», 2012
«Объект 11», 2012
«Темное царство», 2012

Участие в спектаклях


ОТЗЫВЫ

Василя

18 июня 2017
Великолепная игра Екатесрины Дуровой.В течении всего спектакля боялась даже дышать,чтобы не расплескать свои эмоции и ощущения.Браво Екатерина!!!!!!!!!!

Великолепная игра Екатесрины Дуровой.В течении всего спектакля боялась даже дышать,чтобы не расплескать свои эмоции и ощущения.Браво Екатерина!!!!!!!!!!

Василя

[ свернуть ]


Иван

23 мая 2017
Спектакль шикарен и злободневен

Спектакль шикарен и злободневен

Иван

[ свернуть ]


А вы говорите – «домомучительница»!

3 марта 2017
Журнал «Сцена»  № 5, 2016 год   А вы говорите – «домомучительница»! Наталия Каминская «Подлинная история Фрекен Бок» Олега Михайлова. Режиссер Егор Арсенов. Художник Вера Никольская. Художник по гриму Елизавета Арсенова. Художник по свету Святослав Журин. Театр н... [ развернуть ]

Журнал «Сцена»  № 5, 2016 год

 

А вы говорите – «домомучительница»!

Наталия Каминская

«Подлинная история Фрекен Бок» Олега Михайлова. Режиссер Егор Арсенов. Художник Вера Никольская. Художник по гриму Елизавета Арсенова. Художник по свету Святослав Журин. Театр на Малой Бронной. Премьера 28 августа 2016.

Пьеса современного драматурга Олега Михайлова, написанная в 2013 году, конечно, имеет прямое отношение к шедевру Астрид Линдгрен про Малыша и Карлсона. Героиня, притом единственная, так как пьеса сделана в форме монолога, та самая «домомучительница» по имени Фрекен Бок, которую вечно занятая семья Свантесон наняла смотреть за своим малышом. Однако перед нами не парафраза знаменитой книжки и даже не фантазия на ее темы. Драматург сочинил исповедь простой женщины, которая всю жизнь «работала у людей». История маленького мальчика, который очень хотел собаку и от полного одиночества нафантазировал себе милого толстяка с пропеллером на спине, это только один эпизод в череде ее забот о многочисленных подопечных. Все перепробовала: и уход за немощными стариками, и уборку квартир, и работу санитаркой в психбольнице, и присмотр за детишками. Отталкиваясь от времени действия сказки Астрид Линдгрен, автор легко себе представил те исторические события, что пришлись на судьбу этой фрекен. «Я ровесница века», - сообщает нам старая женщина, а это значит, что должна помнить две мировые войны: и Первую, и Вторую. Она, конечно, помнит. Чудовищная история со стерилизацией ее сестры, признанной в годы фашизма неполноценной и потому не имеющей права на продолжение рода, конечно, во многом определила характер героини. Не мудрствующая долго, покладистая, по-простонародному земная, она проживает долгую и не богатую счастьем жизнь, отдавая больше, чем получая, сострадая, опекая, входя в положение.  Все это без неуместных сантиментов, просто с врожденной доброй волей.

Монологическая пьеса, где в центре старый, одинокий человек, рассказывающий свою жизнь, - жанр не оригинальный, но неизменно востребованный. К тому же, текст Олега Михайлова хорош, да и имя заглавной героини вызывает нежность, кажется, у всего сознательного населения земного шара. Важно, кто и как этого человека сыграет. Важна и визуальная среда, в которую он помещен. На малой сцене Театра на Малой Бронной Фрекен Бок играет Екатерина Дурова. Играет сильно, стильно и умно. Легко держит внимание публики и, думаю, удержала бы его даже в «концертных» условиях, т.е. на пустой сцене. Однако режиссер Егор Арсенов и художник Вера Никольская настаивают на полноценной театральной среде. «Подлинная история Фрекен Бок» вырастает в яркий спектакль с насыщенным образным пространством и разнообразным звуковым сопровождением. Исповедь очень старого человека рождается, будто из небытия, из затемненного угла, где некто сидит в кресле. А фронтально к зрителям расположилась не столько жилая комната, забитая до отказа мебелью и вещами, как это бывает у поживших долго  людей, сколько некий обобщенный вещественный мир, хранящий невидимые следы чьих-то жизней. Напольные часы с маятником, настольные лампы, торшер на бронзовой ноге, шкафы, шкафчики и комоды, сундуки и шкатулки, телефонный аппарат. Все это плотно сгрудилось в маленьком пространстве, однако не создает впечатление сваленного в груду хлама и не похоже на нищенский скарб. Героиня, по всему, жила небогато, но сценическая «комната» размыкается из ее жилища в  дома и квартиры тех, у кого она служила. Да и не российская это история, действие, как известно, происходит в Швеции, и иная, гораздо более высокая культура европейского быта явно учтена художником.

 Старое кресло стоит в отдельно, с боку. С него и поднимается  вначале маленькое существо, закутанное в бесформенное пальто, и входит в мир своих воспоминаний, Этот мир живой, он светится теплом лакированного древесного материала и звучит многоголосьем музыки разных времен. Фрекен открывает дверки и ящички, и оттуда вырывается музыка разных лет. Актриса со свойствами клоунессы и с ярко выраженным характерным началом, Екатерина Дурова расходует эти свои умения тонко, акварельно, как могут только настоящие мастера. Дурова выбирает способ рассказа, а не  открытого перевоплощения, не превращения, но это рассказ талантливого человека, где меняется глаз и походка, и сам воздух пространства постепенно становится другим. Метаморфозы, происходящие с героиней по ходу повествования, не заслоняют личность этой фрекен, цельную и обаятельную.  Юркая, крепкая, с непослушными рыжими кудрями, героиня чем-то напоминает сказочных скандинавских персонажей, но и экзистенции Беккета приходят на ум, а временами и родная российская почва дышит. Сдержанно, смело и стройно Дурова ведет, в сущности, тему маленького человека, но человек этот женщина, и тема женская постепенно берет верх. В спектакле есть минуты, когда, простая, не очень счастливая, неказистая трудяга расцветает в изящную, обворожительную особу. При этом Дурова играет без малейшей доли пафоса, напротив, со здоровой долей иронии.  Молодые режиссер с художником  в союзе с опытной актрисой заявляют, помимо всего прочего, серьезную культурную планку, высокое качество профессии.

  И все же Карлсону отдельное спасибо. Влюбиться в него этой Фрекен Бок, разумеется, не пришлось. Но  такой красивой ребячьей фантазии эта чуткая и по-житейски мудрая женщина сполна отдает должное. Ведь она одна и поняла Малыша по-настоящему, тем более, что в пьесе еще и сказано, что мальчик из категории «особых детей».  А вы говорите – «домомучительница»!

 

 

[ свернуть ]


Та самая, другая Фрекен Бок в Театре на Малой Бронной

25 января 2017
Та самая, другая Фрекен Бок в Театре на Малой Бронной Выпуск №4-194/2016, Премьеры Москвы Помните ли вы строгую домоправительницу из советского мультфильма про Малыша и Карлсона, озвученную неподражаемой Фаиной Раневской? Забудьте. В Театре на Малой Бронной жив... [ развернуть ]

Та самая, другая Фрекен Бок в Театре на Малой Бронной

Выпуск №4-194/2016Премьеры Москвы

Та самая, другая Фрекен Бок в Театре на Малой Бронной

Помните ли вы строгую домоправительницу из советского мультфильма про Малыша и Карлсона, озвученную неподражаемой Фаиной Раневской? Забудьте. В Театре на Малой Бронной живет совсем иная, непривычная для нас Фрекен Бок. Живет тихой, спокойной жизнью в загородном доме среди старинной мебели вместе со своими воспоминаниями. Удивлены? И это хорошо, что удивлены, ведь именно желание удивить и представить всем известного персонажа сказки Астрид Линдгрен в ином свете позволило родиться моноспектаклю с говорящим названием «Подлинная история Фрекен Бок».

Подзаголовок на афише гласит: «Репетиция интервью». Именно эту форму выбрал режиссер-постановщик спектакля Егор Арсенов, чтобы рассказать историю женщины с трудной, наполненной событиями жизнью, перенесшую и боль утраты, и разочарование в людях, знавшей, что значит любить и быть любимой.

Фрекен Бок в исполнении Екатерины Дуровой встречает нас в кресле-качалке в окружении старых ненужных вещей, таких же старых, как и «ровесница века», героиня пьесы Олега Михайлова, по которой и поставлен спектакль.

Шипит звуками настройки старый радиоприемник, на старой тумбе, высоко под потолком, звонит старый телефон. Фрекен Бок, укутавшись в старое мужское пальто, дремлет в кресле, бормоча что-то невнятное про орехи и белок в парке. По сути, это и есть начало интервью, больше похожего на исповедь, отправная точка в историю одной человеческой жизни.

Жанр моноспектакля тем сложен для актера, что на сцене нет живого партнера, и все действие ложится на плечи исполнителя главной и единственной роли. С этой задачей мастерски справляется Екатерина Дурова, отыгрывая мизансцены с несметным количеством реквизита. Так, пивная кружка становится отцом героини (Бок в Швеции - крепкое темное пиво, которое очень любил родитель и которое его и сгубило - отсюда и фамилия), а диванная подушка - сестрой Фридой Первой, погибшей при крушении поезда, и Фридой Второй, родившейся через несколько лет после этого трагического случая, оставившего неизлечимую рану в душе нашей героини. Надев красную вязаную шапку с помпоном, Фрекен перевоплощается в маленькую девочку Хильдур Бок, а сняв старое мужское пальто не по размеру, становится молодой женщиной, не обделенной вниманием мужчин.

Повествование спектакля не течет ровно, что обусловлено подзаголовком. Фрекен то и дело перескакивает в своих воспоминаниях через десятилетия и так же легко и непринужденно возвращается к незаконченной мысли, но эта неровность не вызывает негативных эмоций и не мешает собрать, на первый взгляд, разрозненные наброски и эскизы в единую картину. Дополняет же сценическое полотно шведская музыка, фрагментарно вписанная в тонкий узор повествования.

Как искусный ювелир, Екатерина Дурова плетет перед зрителем цепочку жизни своей героини из звеньев событий, эмоций, переживаний. Здесь и «первая» война, совпавшая с первой влюбленностью, и трагическая смерть младшей сестры, и первая работа, и переезд в город. Как картинки в калейдоскопе сменяются жизненные ситуации, и так же стремительно меняется настроение героини. Мы видим ее смеющейся девчонкой Хильдур, а через мгновение перед нами уже взрослая Фрекен Бок - серьезная дама, работающая в доме у доктора. Эту «ювелирную» цепочку, как подвески из драгоценных камней, дополняют декорации, музыка и костюмы, мастерски вписанные режиссером Егором Арсеновым в сложный эмоциональный рисунок спектакля. Особым образом выделяются декорации, плод фантазии художника Веры Никольской, представляющие собой нагромождение, казалось бы, ненужных вещей. Старый сервант, напольные часы, пишущие и швейные машинки, дорожные сундуки и чемоданы. Этакая лавка старьевщика, в которой давно не было ни одного покупателя. Но все эти вещи - неотъемлемая часть жизни Фрекен Бок. Так, настольная швейная машинка превращается в злополучный поезд, везущий маленькую Хильдур и Фриду из Стокгольма в родную деревню, стационарный ножной инструмент для шитья, установленный на возвышении, становится телевизионным дикторским пультом, а пишущая машинка наталкивает героиню на романтические воспоминания о службе в доме некоего господина. И совсем не важно, что это обычные, повседневные вещи. Немного фантазии, и зритель легко погружается в атмосферу жизни всемирно известной домоправительницы.

Подлинная история Фрекен Бок - спектакль, который невозможно определить рамками одного жанра. Это и не комедия, потому что слишком грустно, и не трагедия, поскольку местами смешно до колик. Возможно, хроника, но для хроники нет хронологически выстроенного событийного ряда. Наверное, каждый зритель сам для себя определяет жанр этого спектакля в зависимости от индивидуальной настройки струн на арфе души отдельно взятого человека, а Фрекен Бок - Екатерина Дурова - исполнит на ней индивидуальную мелодию: для кого-то печальную, для кого-то озорную и веселую. Но, несомненно, зритель найдет для себя момент в жизни Фрекен Хильдруд Янсен Бок, который не оставит его равнодушным. И, безусловно, каждый отметит сцену, в которой актриса от лица своей героини рассказывает о своем опыте в воспитании «особенных» детей.

Пожалуй, эта сцена в спектакле эмоционально самая насыщенная. Воспоминания об этом периоде в жизни Фрекен были спрятаны очень глубоко, в потаенных уголках ее души. Воспоминания не безболезненны, и героине стоит больших усилий говорить об этом, особенно в интервью незнакомому человеку - невидимому интервьюеру, для которого ее жизнь - всего лишь журналистское задание.

Фрекен Бок любила «своих» детей. И мальчика, который пытался покончить с собой из-за несчастной детской любви, и худеющую дочку фармацевта, умершую из-за непринятого лекарства. Смерть девочки нанесла героине неизлечимую душевную рану. Вспоминая об этом эпизоде своей непростой жизни, Фрекен Бок срывается в истерику.

Не уследила! Не уследила - эхом разносится над зрительным залом.

В этих воспоминаниях не остается в стороне и Малыш Свантесон, младший из троих детей преуспевающего архитектора Свантесона, и его вымышленный друг Карлсон, которого кроме Малыша и Фрекен Бок никто не видит.

Не имея своих детей, Фрекен Бок посвятила часть своей жизни воспитанию чужих, но в отличие от строгой, бескомпромиссной домоправительницы из книг шведской сказочницы Линдгрен, «подлинная» Фрекен Бок пыталась понять их и поверить в созданный детским воображением мир. Мир с невидимыми летающими друзьями и вымышленным языком общения. Мир, в котором сбываются все мечты.

Малыш вырос и стал телевизионным начальником, который и прислал журналистку взять интервью у Фрекен Бок, а Карлсон, как всегда, улетел и не обещал вернуться.

Этот спектакль не ставит перед собой глобальной задачи дать ответ на вопрос вселенского масштаба о смысле жизни и иные онтологические вопросы, но заставляет задуматься о скоротечности этой самой жизни и умении прожить ее по совести, воспринимая все повороты судьбы как данность. И это вовсе не фатализм, скорее, это страсть к жизни, непреодолимое желание впитать каждую отведенную секунду. Недаром героиня Екатерины Дуровой говорит в финале о том, что она уже давно похоронила всех своих близких, и они ждут ее на небесах, но сама она еще побудет здесь, выкурит очередную сигарету в завершении еще одного дня и продолжит жить.

За неполные полтора часа сценического времени создатели спектакля предлагают взглянуть под иным углом на знакомого с детства сказочного персонажа, на ту самую, другую Фрекен Бок. И, быть может, кому-то этот спектакль поможет стать лучше и добрее.

 

Фото Алексея ВАСИЛЬЕВА предоставлены театром

 

http://www.strast10.ru/node/4088 

[ свернуть ]


Татьяна Алексеевна

19 января 2017
Была 18 января на этом замечательном спектакле. Отличный спектакль. Зал аплодировал практически весь спектакль, и было то редкое соединение: зритель-актер. Спасибо за хорошее настроение.

Была 18 января на этом замечательном спектакле. Отличный спектакль. Зал аплодировал практически весь спектакль, и было то редкое соединение: зритель-актер. Спасибо за хорошее настроение.

[ свернуть ]


Елизавета

25 декабря 2016
Побывав на этом спектакле, спустя неделю я решила написать отзыв, так как до сих пор нахожусь под впечатлением. Хочу отметить прекрасную игру актеров, безумно интересный сюжет и атмосферу , созданную на сцене. Этот спектакль заинтересует любого, даже не очень подгото... [ развернуть ]

Побывав на этом спектакле, спустя неделю я решила написать отзыв, так как до сих пор нахожусь под впечатлением. Хочу отметить прекрасную игру актеров, безумно интересный сюжет и атмосферу , созданную на сцене. Этот спектакль заинтересует любого, даже не очень подготовленного, зрителя и подойдёт для семейного просмотра. К тому же он помогает расслабиться и снять стресс. Очень советую сходить и увидеть все своим глазами.

[ свернуть ]


Dymo 06

9 ноября 2016
Сказать, что нам понравилось это не сказать ничего. Екатерина Дурова великолепная многогранная актриса. Она смогла сыграть и маленькую девочку и девушку и старуху. Минимум грима и максимум настоящей актерской игры. Небольшой зрительный зал. Сцены нет. Есть просто ком... [ развернуть ]

Сказать, что нам понравилось это не сказать ничего. Екатерина Дурова великолепная многогранная актриса. Она смогла сыграть и маленькую девочку и девушку и старуху. Минимум грима и максимум настоящей актерской игры. Небольшой зрительный зал. Сцены нет. Есть просто комната со старой мебелью и женщина, рассказывающая историю своей жизни. История проста и на первый взгляд, неинтересна. Но зритель становится свидетелем откровенного рассказа. Спектакль построен в форме интервью. Но на сцене нет ни журналистки, никого кто мог бы слушать Хильдур Бок. Есть только зрители. Один на один. Актриса и зритель. Перед нами пронеслась вся жизнь этой женщины.

[ свернуть ]


Вера

6 ноября 2016
Примитивно. Актеры визжат, орут, кривляются. Отвратительно скучно. Ушла в антракте, смотреть было невозможно.

Примитивно. Актеры визжат, орут, кривляются. Отвратительно скучно. Ушла в антракте, смотреть было невозможно.

[ свернуть ]


anik06

18 октября 2016
Честный разговор с залом фрекен Бок в исполнении Екатерины Дуровой идет без перерыва полтора часа.И жизнь этой смелой и удивительной женщины проходит перед нашими глазами. Это невероятно пронзительный спектакль. Мастерство величайшего уровня. Мне посчастливилось на п... [ развернуть ]

Честный разговор с залом фрекен Бок в исполнении Екатерины Дуровой идет без перерыва полтора часа.И жизнь этой смелой и удивительной женщины проходит перед нашими глазами. Это невероятно пронзительный спектакль. Мастерство величайшего уровня. Мне посчастливилось на побывала на премьере замечательнейшего монолога Мастера. Очень рекомендую сходить в Театр на Малой Бронной (Малая сцена) на этот спектакль.

[ свернуть ]


twins en

18 октября 2016
Удивительные интонации, жесты, движение актрисы. Каждый раз, когда Фрекен обвиняет себя в чем-то или рассказывает о ситуации, которую так и не смогла принять, актриса встает в угол. Так маленькие дети встают, чтобы показать, что они признали свою вину и сами себя нак... [ развернуть ]

Удивительные интонации, жесты, движение актрисы. Каждый раз, когда Фрекен обвиняет себя в чем-то или рассказывает о ситуации, которую так и не смогла принять, актриса встает в угол. Так маленькие дети встают, чтобы показать, что они признали свою вину и сами себя наказывают. Я не могу, не хочу и не буду пересказывать подлинную историю Фрекен Бок, ибо история настолько личная, что ее должна рассказывать сама Фрекен. Но история эта полна любви. Любви такой разной – трепетной и горькой, первой детской и последней зрелой, одинокой, к настоящему и прошлому, строгой и всепрощающей, к людям и к жизни. Эта история для тех, кто вырос и сейчас уже не тот малыш-фантазер, а уже перешел в позицию родителей или даже няни. Я не понимаю, когда люди говорят, что у них с возрастом не изменилась позиция, не изменилось мнение. Для меня это означает одно из двух – либо человек так и не повзрослел, либо с самого детства был старичком. Наверное, так бывает, но я верю с трудом. Как может не измениться мнение, если даже угол зрения разворачивается на 180 градусов – был снизу вверх, а стал сверху вниз… Так вот это история переворачивает этот угол зрения, дает понять, каким же образом происходит поворот, почему в детстве иногда белое кажется черным, доброе злым, настоящее ненастоящим, а несуществующее существующем.

[ свернуть ]


grushenka

18 октября 2016
Режиссер спектакля Егор Арсенов не ошибся, отдав эту роль именно Екатерине. Для нас, выросших на прекрасном мультфильме про Малыша и Карлсона фрекен Бок навсегда останется дородной дамой "домомучительницей" , балующейся плюшками.А на сцене мы видим старую, странную ж... [ развернуть ]

Режиссер спектакля Егор Арсенов не ошибся, отдав эту роль именно Екатерине. Для нас, выросших на прекрасном мультфильме про Малыша и Карлсона фрекен Бок навсегда останется дородной дамой "домомучительницей" , балующейся плюшками.А на сцене мы видим старую, странную женщину. Она говорит. С кем? Вроде бы она дает интервью. Но кому? На сцене кроме непонятной старухи никого нет. Есть только воспоминания. О детстве, о родителях, о первой любви, о страшных потерях. Кому она все это рассказывает? Зрителям? Или все таки журналистке, которую зрители не видят? Да какая разница..... Мы узнаем всю непростую жизнь этой женщины. Она прожила ее не для себя. Она как могла помогала всем, кто был рядом с ней. Какая боль рвет сердце фрекен Бок, когда она вспоминает всех "особенных" детей, которые были на ее попечении. Эта старая женщина потеряла в катастрофе любимую сестру и так и не смогла ее забыть. Младшая сестра погибла когда ей было семь лет, а через два года родится другая девочка, которая станет крестом для фрекен Хильдур Бок. И этот крест не ропща она пронесет через всю свою жизнь и единственное в чем она сможет упрекнуть свою умершую сестру это только в том, что она ей не звонит. Небольшой зал, маленькое пространство сцены. Все что находится на сцене кажется нагромождением старых и ненужных вещей. Но нет! Все это дорого, ценно и каждая вещь имеет свое предназначение. На сцене все настоящее! Даже чашка кофе, который фрекен пить запретили еще в молодости, издает удивительно пьянящий аромат! Перед нами жизнь такая, как она есть. Да, можно жить и страдать и бороться, как это делает главная героиня. Никогда нельзя сдаваться! И складывать лапки! Это ее жизненный девиз. И удача найдет тебя. В конце жизни фрекен Бок встретит свою большую любовь и станет истинно счастливой. Верьте ей! Вы тоже можете, если захотите!

[ свернуть ]


Премьера в Театре на Малой Бронной: "Подлинная история фрёкен Бок"

6 октября 2016
В Театре на Малой Бронной (ул. Малая Бронная, д. 4) премьера - философский моноспектакль «Подлинная история фрёкен Бок» режиссёра Егора Арсенова. Постановка осуществлена в форме монолога единственной героини в исполнении заслуженной артистки РФ Екатерины Дуровой. Фрё... [ развернуть ]

В Театре на Малой Бронной (ул. Малая Бронная, д. 4) премьера - философский моноспектакль «Подлинная история фрёкен Бок» режиссёра Егора Арсенова. Постановка осуществлена в форме монолога единственной героини в исполнении заслуженной артистки РФ Екатерины Дуровой. Фрёкен Хильдур Бок рассказывает зрителям историю своей долгой, непростой, но интересной и насыщенной судьбы длиной в целый век. Ближайшие спектакли: 28 августа - 20:00; 07 сентября - 20:00; 27 сентября - 20:00; 11 октября - 20:00; 12 октября - 20:00.

Хорошо знакомая всем по книгам о Малыше и Карлсоне «домомучительница» неожиданно раскрывается совсем с другой стороны: перед глазами зрителей проходят все жизненные события фрёкен Бок, оказавшейся доброй, озорной, любящей женщиной, умеющей верить в мечту.

Хорошо знакомая всем по книгам о Малыше и Карлсоне «домомучительница» неожиданно раскрывается совсем с другой стороны: перед глазами зрителей проходят все жизненные события фрёкен Бок, оказавшейся доброй, озорной, любящей женщиной, умеющей верить в мечту.

Источник контента: http://oknovmoskvu.ru/teatr1/news_post/premyera-v-teatre-na-maloy-bronnoy-podlinnaya-istoriya-freken-bok

Источник контента: http://oknovmoskvu.ru/teatr1/news_post/premyera-v-teatre-na-maloy-bronnoy-podlinnaya-istoriya-freken-bok

 

[ свернуть ]


Премьера моноспектакля «Подлинная история Фрекен Бок» в Театре на Малой Бронной.

6 октября 2016
Моноспектакль «Подлинная история Фрекен Бок» поставил режиссер Егор Арсенов. На сцене – только Екатерина Дурова. Монолог в полтора часа Фрекен Хильдур Бок о долгой, непростой жизни. Всем известная «домомучительница» оказывается доброй, озорной, любящей женщиной, спос... [ развернуть ]

Моноспектакль «Подлинная история Фрекен Бок» поставил режиссер Егор Арсенов. На сцене – только Екатерина Дурова. Монолог в полтора часа Фрекен Хильдур Бок о долгой, непростой жизни. Всем известная «домомучительница» оказывается доброй, озорной, любящей женщиной, способной на высокую веру в мечту.

Подробнее о премьере расскажет Екатерина Дурава, с которой будет беседовать Яна Мирой.

 

Подробнее: http://tvkultura.ru/article/show/article_id/155808/

 

[ свернуть ]


Последняя лента фрекен Бок

6 октября 2016
На малой сцене Театра на Малой Бронной сыграли премьеру моноспектакля Екатерины Дуровой "Подлинная история фрекен Бок" по пьесе Олега Михайлова в постановке молодого режиссера Егора Арсенова. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ. Фрекен Бок здесь не однофамилица героини ... [ развернуть ]

На малой сцене Театра на Малой Бронной сыграли премьеру моноспектакля Екатерины Дуровой "Подлинная история фрекен Бок" по пьесе Олега Михайлова в постановке молодого режиссера Егора Арсенова. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Фрекен Бок здесь не однофамилица героини сказки про Малыша и Карлсона, а та самая — из книжки Астрид Линдгрен. В переводе Лилианы Лунгиной, что очень важно: уверен, что не меньше, чем Линдгрен, мы обязаны Лунгиной тем, что герои этой книги остаются с нами на всю жизнь — не только с названиями стокгольмских улиц и районов, звучавшими в детстве как музыка иных миров, но и со всеми словечками и смешными героями, с "домоправительницей" фрекен Бок, сестрой ее Фридой и дядюшкой Юлиусом... Вообще, традиция делать главными героями новых пьес второстепенных персонажей классических произведений — давняя и почтенная. Но чаще всего это происходит все-таки с трагедиями или драмами: кажется, почти все персонажи "Гамлета" уже получили главные роли у других авторов, не обойдены подобным вниманием и некоторые чеховские персонажи. Но вздорную тетку, попадающую под обаяние человечка с пропеллером, трудно представить себе заглавной героиней пьесы.

Служба в доме семьи Свантесон — лишь эпизод в жизни фрекен Хильдур Бок, которая была ровесницей прошлого века. Она специализировалась на работе со "странными" детьми, так и попала в семью, где у младшего сына были какие-то фантазии про человечка с пропеллером на спине. Может быть, он был не фантазией, а реально существовал — но сейчас это уже не имеет значения: фрекен Бок уже очень много лет, ее муж Юлиус давно умер, детей у нее нет. Она живет одна среди старых вещей, в комнате, которая оборудована как радиостудия — такова была причуда покойного мужа,— но больше напоминает склад, на котором сложены предметы мебели, чемоданы, швейные машинки, торшеры, телевизоры и другая утварь. Звонок с телевидения, который нарушает покой всеми забытой фрекен просьбой о выступлении в эфире, может показаться нам лишь галлюцинацией. Но героиня тем не менее начинает "выступать", то есть вслух вспоминать свою долгую жизнь.

Екатерине Дуровой, играющей единственную роль этого спектакля, таланта драматической клоунессы не занимать. Ей ничего не стоит превратиться из старой, шаркающей развалины в маленькую провинциальную девочку — ведь история начинается в шведской глуши в начале прошлого века. Так и движется актриса по биографии рядовой шведки, где есть и трагическая смерть одной сестры, и рождение другой, уход родителей, поиски своего собственного счастья — увы, тщетные вплоть до весьма солидного возраста. Она ведет разговор то с воображаемым звукорежиссером в радиорубке, то со зрителями, то с самой собой, а то и с предметами, которые ее окружают. Ведь каждый из них связан с каким-то конкретным воспоминанием: так, швейная машинка оказывается паровозом, который вез детей в город, а торшер — доктором, у которого Хильдур когда-то служила и с которым стала из девочки женщиной...

Под крышками и абажурами, в ящичках и уголках скрываются, кажется, не только невидимые призраки, но и живые звуки минувшего — то и дело мы слышим мелодии, маркирующие разные годы (героиня чем-то начинает напоминать персонажа "Последней ленты Крэппа" Беккета — только тот старик слушает свой голос, а здесь — "голоса" времени). Молодой режиссер Егор Арсенов, видимо, в помощь актрисе придумал много разнообразных монтажных склеек, и звуковых, и световых, но иногда хочется мысленно отвести в сторону его честную руку — чтобы разглядеть не внешний, а внутренний "монтаж" эмоциональных состояний актрисы. Екатерина Дурова очень точно играет и смущенную сбивчивость героини — ведь ничего особенного в ее жизни не было, она такая же песчинка, как и миллионы других людей,— и в то же время осознание ценности своей, а значит, и любой другой жизни. Олег Михайлов придумал, конечно, отличный прием: вряд ли бы мы стали смотреть пьесу про какую-то шведскую старушку, да и мало ли на свете написано монологов стариков. "Карлсон" же надежно подцепляет наше внимание — и мост в детство здесь становится одновременно мостом в вечность. Фрекен Бок в финале уходит в окно, как будто точно знает, что ее ждут — то ли в домике на крыше, то ли на небесах.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/3102231

[ свернуть ]


Театр на Малой Бронной впервые представит зрителям "Подлинную историю фрекен Бок"

30 сентября 2016
 Московский театр на Малой Бронной впервые представит зрителям "Подлинную историю фрекен Бок". Это будет премьера моноспектакля заслуженной артистки РФ Екатерины Дуровой, поставленного режиссером Егором Арсеновым по пьесе Олега Михайлова, сообщили ТАСС в пресс-службе... [ развернуть ]

 Московский театр на Малой Бронной впервые представит зрителям "Подлинную историю фрекен Бок". Это будет премьера моноспектакля заслуженной артистки РФ Екатерины Дуровой, поставленного режиссером Егором Арсеновым по пьесе Олега Михайлова, сообщили ТАСС в пресс-службе театра.

 Собеседник агентства рассказал, что "Подлинная история фрекен Бок" была написана Олегом Михайловым в 2013 году. Это по сути монолог главной и единственной героини фрекен Хильдур Бок, повествующей о перипетиях своей долгой, непростой, но интересной и насыщенной судьбы длиною в век. Хорошо знакомая всем по книгам о Малыше и Карлсоне "домомучительница" неожиданно предстает совсем с другой стороны, оказавшись доброй, озорной, любящей женщиной, умеющей верить в мечту.

 Почти сразу после опубликования пьеса стала получать призы на драматургических конкурсах. Но ставить ее на сцене не спешили. Первым обратился к этому произведению Театр на Малой Бронной, отметили в пресс-службе, подчеркнув, что постановку осуществил дебютант - молодой режиссер Егор Арсенов, ученик художественного руководителя Театра на Малой Бронной Сергея Голомазова.

 По словам Егора Арсенова, героиня пьесы Олега Михайлова фрекен Бок всю жизнь прожила не для себя, а для других, помогая всем, кто нуждался в ее помощи. Делая это, она не ожидала никакой награды. И все же эта самая награда в виде настоящей любви приходит к ней под конец жизни.

 "Такую роль могла сыграть не просто хорошая актриса, но человек с определенной харизмой, способный в одиночку держать внимание зрителей на протяжении всего спектакля", - убежден режиссер, по мнению которого всеми этими качествами обладает Екатерина Львовна Дурова.

 Сама же актриса перед премьерой призналась, что чувствует огромную ответственность, потому что "степень правдивости в моноспектакле должна быть высочайшей". Премьерные показы "Подлинной истории фрекен Бок" состоятся также 7 и 27 сентября.

 

Подробнее: http://tass.ru/kultura/3571992

 

[ свернуть ]


Премьера спектакля "Подлинная история фрекен Бок" пройдет в театре на Малой Бронной 28 августа

6 сентября 2016
Театрализованное представление станет премьерой моноспектакля заслуженной артистки России Екатерины Дуровой. Зрители театра на Малой Бронной в воскресенье, 28 августа, впервые увидят спектакль «Подлинная история фрекен Бок». Театрализованное представление станет пре... [ развернуть ]
Театрализованное представление станет премьерой моноспектакля заслуженной артистки России Екатерины Дуровой.

Зрители театра на Малой Бронной в воскресенье, 28 августа, впервые увидят спектакль «Подлинная история фрекен Бок». Театрализованное представление станет премьерой моноспектакля заслуженной артистки России Екатерины Дуровой.

Режиссером постановки стал Егор Арсеньев, который поставил его по пьесе Олега Михайлова, написанной в 2013 году. Спектакль представляет собой монолог единственной героини фрекен Хильдур Бок. Она повествует о своей долгой, непростой, но, все-таки, интересной и насыщенной жизни. Известная многим «домомучительница» предстанет перед зрителем с совершенно другой стороны.

- Такую роль могла сыграть не просто хорошая актриса, но человек с определенной харизмой, способный в одиночку держать внимание зрителей на протяжении всего спектакля, - отметил режиссер спектакля.

Премьерные показы спектакля «Подлинная история фрекен Бок» также пройдут 7 и 27 сентября, отмечает ТАСС.
Подробнее: http://vm.ru/news/2016/08/28/premera-spektaklya-podlinnaya-istoriya-freken-bok-projdet-v-teatre-na-maloj-bronnoj-28-avgusta-331103.html

Автор: Елена Фролова

[ свернуть ]


Елена

3 сентября 2016
Самый. Нужный. Спектакль. В вашей жизни, товарищи и господа зрители.

Самый. Нужный. Спектакль. В вашей жизни, товарищи и господа зрители.

[ свернуть ]


Ольга Владимировна С

29 августа 2016
Всегда знала, что Екатерина Львовна - великолепная актриса, но немного волновалась, как ей удастся 1,5 часа одной держать зал. Она меня поразила: на сцене была и старушка, и девчонка, и барышня, и старая дева, и озорник, и много других образов и все это в одном гриме... [ развернуть ]

Всегда знала, что Екатерина Львовна - великолепная актриса, но немного волновалась, как ей удастся 1,5 часа одной держать зал. Она меня поразила: на сцене была и старушка, и девчонка, и барышня, и старая дева, и озорник, и много других образов и все это в одном гриме, в одном платье. Как было интересно, как было грустно, как весело! Впечатления превосходные! Спасибо всем, кто сделал такой спектакль. Прекрасная пьеса, необыкновенная постановка, костюм, грим, музыкальное сопровождение - очень прозвучало, удивительная работа художника по свету, впервые вижу, чтобы он такую значимую роль "сыграл" в спектакле. Спектакль закончился, а я все еще живу в нем, все вспоминаю. Думаю, что хочу увидеть это чудо еще раз. Благодарю вас всех - вы очень талантливо сделали настоящий шедевр.

[ свернуть ]


Екатерина Дурова реабилитировала Фрекен Бок

29 августа 2016
Премьера на Малой Бронной о странной домомучительнице   Театр на Малой Бронной, первым открывший сезон, успел уже отчитаться двумя премьерами. Правда, на Малой сцене, но в данном случае размер не имеет значения. Последнюю сыграли на днях — современная пьеса о персо... [ развернуть ]

Премьера на Малой Бронной о странной домомучительнице

 

Театр на Малой Бронной, первым открывший сезон, успел уже отчитаться двумя премьерами. Правда, на Малой сцене, но в данном случае размер не имеет значения. Последнюю сыграли на днях — современная пьеса о персонаже, хорошо известном российским гражданам с детства. В центре внимания — знаменитая домомучительница Фрекен Бок. Ее сыграла Екатерина Дурова.

Первая мысль — дочь очень похожа на своего отца. Мысль вторая — дочь за отца отвечает? Но все по порядку.

В маленьком пространстве от огромного количества мебели кажется совсем тесно. Шкаф, часы, патефон, снова шкаф, опять часы, но поменьше, этажерка с милой мелочевкой — этот мебельный склад усилиями художницы Веры Никольской превращен в квартиру Фрекен Бок, как ни странно, уютную, несмотря на захламленность. Нет-нет, никакой корпулентной грудастой тетки в фартуке, да еще с низким голосом Фаины Раневской, не ждите: здесь живет худенькое, в мешковатом сарафане неопределенного цвета создание с рыжими волосами, собранными на голове в пучок. Пластика уныния (руки повисшие и плечи опущены), однако никакой депрессивности сия фигура не несет.

Присядет у микрофона, поговорит с кем-то невидимым, и из первых реплик ее можно догадаться, что речь идет о какой-то телевизионной или радиопрограмме, в которую, возможно, существо позвали. Голос тихий, глаз хитрый посматривает в зал, который близко-близко, и эта камерность, которая и притягательна, и опасна для любого актера, оказывается для рыжеволосого создания как раз тем, чем надо.

«Подлинная история Фрекен Бок» — это моноспектакль по одноименной пьесе драматурга Олега Михайлова, россиянина, недавно получившего украинское гражданство. В его пьесе 2013 года никакой политики, как можно предположить, исходя из его биографии, нет — и слава богу. Он объясняет историю появления пьесы так: «Как-то заговорили мы с другом (он психиатр) о повестях про Карлсона. Меня в нашем разговоре зацепили слова друга, что самый трогательный и по-человечески понятный персонаж у Линдгрен — это Фрекен Бок. И что жизнь ее вряд ли была веселой. И эта мысль как-то незаметно начала во мне прорастать, потом начали появляться какие-то подробности, и в какой-то момент стало понятно, что отступать некуда — надо садиться и записывать».

Сочинение на тему сказки Линдгрен хорошо уж тем, что не является парафразом, ее современным прочтением. Более того, к середине действия начинаешь ощущать некое беспокойство: а появятся ли вообще та самая домомучительница, Малыш и его в меру упитанный друг с пропеллером на спине чуть выше попки? Ни слова, ни полслова о сказочных героях — только история одинокой и, в общем-то, не очень счастливой дамы с детства до… Смерти нет, хотя и о ней тоже речь, но нить повествования довольно изящно вышивает и судьбу, и время, аккуратно подводя к той самой вожделенной домомучительнице.

Послушайте, да никакая она и не домомучительница, а благодаря актрисе — милейшая, симпатяга, всю жизнь думавшая о других. Но никак не страдалица, а с хорошей долей юмора и иронии. Отсюда хитрый глаз, паузы, позволяющие зрителю пофантазировать, предположить, а как бы оно могло быть. А с Малышом было так: Фрекен Бок работала в психушке, куда привезли мальчика, который говорил на непонятном языке, и мать его по этому поводу страшно переживала. Так незаметно Фрекен Бок вышла на тему особенных детей — Малыш из этой категории. Но тут же ушла, потому что вспомнила мужа, с которым под конец жизни оказалась счастливой, и они на старости лет раскрашивали свою жизнь тем, что играли в телевизор, где он — ведущий, а она — звезда, остроумно, но при этом трогательно рассказывающая и понимающая про жизнь. Круг замкнулся.

Режиссерская работа (Егор Арсенов) не видна, потому что спектакль — это актриса, которая, казалось, ничего и не играет: живет тихо, но нескучно, слившись со своей героиней. Блестящая бенефисная роль — в общем, дочь за отца достойно ответила.

 

Автор - Марина Райкина

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27190 от 30 августа 2016

Подробнее: http://www.mk.ru/culture/2016/08/29/ekaterina-durova-reabilitirovala-freken-bok.html

 

[ свернуть ]


Жанна

21 марта 2016
Были на спектакле 08.03.16г Хороший,добрый,смешной спектакль. В духе фильма Э.Кустурицы "Черная кошка-белый кот". Неплохая постановка,юмор,игра актеров-все очень достойно.Вышли с хорошим настроением.Спасибо актерам и режиссеру. Рекомендую.

Были на спектакле 08.03.16г Хороший,добрый,смешной спектакль. В духе фильма Э.Кустурицы "Черная кошка-белый кот". Неплохая постановка,юмор,игра актеров-все очень достойно.Вышли с хорошим настроением.Спасибо актерам и режиссеру. Рекомендую.

[ свернуть ]


Елена Дюкарева

14 февраля 2016
Замечательный музыкальный спектакль, очень понравился. Юмор, костюмы и вообще все что происходило на сцене, было очень интересно и оставило только положительные эмоции после просмотра, данной постановки.
Замечательный музыкальный спектакль, очень понравился. Юмор, костюмы и вообще все что происходило на сцене, было очень интересно и оставило только положительные эмоции после просмотра, данной постановки.

[ свернуть ]


Много шума. И ничего! Или семейная кухня с славянским ароматом В Театре на Малой Бронной состоялась премьера комедии Б. Нушича «Славянские Безумства» в постановке Романа Самгина

6 февраля 2016
«Московская правда» Фраза, вынесенная в заголовок, может быть воспринята положительно или отрицательно, в зависимости от интонации, с которой произнесена. Это, наверное, особенности «великого и могучего», как принято выражаться. Не знаю, существуют ли подобные выска... [ развернуть ]

«Московская правда»

Фраза, вынесенная в заголовок, может быть воспринята положительно или отрицательно, в зависимости от интонации, с которой произнесена. Это, наверное, особенности «великого и могучего», как принято выражаться. Не знаю, существуют ли подобные высказывания в языке орогинала — сербском, но хочется чтобы на родном тебя поняли правильно. Так вот ее следует читать исключительно с подтекстом «надо же, здорово» очень даже, знаете ли…".
Шумная (по количеству громких реплик, задорных национальных танцев, уморительной мимики актеров и нелепых групповых мизансцен) постановка «Славянских безумств» — на самом деле комедия положений с классическим, «мольеровским», триединством места, времени и действия. Путаница, которая возникает, когда один выдает себя за другого, практически всегда рассчитана на то, чтобы развеселить публику. А. Хватов перевел пьесу Б. Нушича «Д-р философии», а режиссер Р. Самгин воплотил ее на сцене театра с явным намерением это сделать и уверенностью, что игра, в которую втянуты герои, будет развлекательной и поучительной одновременно. Если коротко, то богатый и представительный живота Брегович отправляет за дипломом об образовании учиться в Швейцарию некоего бедного, но умного хлопца Велимира под именем своего сына Милорада, оболтуса и прожигателя папиных денег. А когда он собирается выгодно женить сына, то оказывается, что в Женеве у него уже есть жена Клара. И даже сын.
Что, спросите, поучительного в этой истории? Выводы, которые делает глава семейства Бреговичей. Любимые его слова: «Человек должен много работать, мало спать, чаще шевелиться и иметь цель…» — чем не лозунг отца — воспитателя? Но, имея крепкую семью — жену, сына и дочь, живя во имя ее блага, думая, как преумножить собственные богатства, он делает все, как выясняется, небескорвстно и нечестно. Ради славы просит упоминания о себе в газетах об участии в благотворительности, ради уважения — поддельного диплома об учености отпрыска, ради выгоды — брака для сына по расчету. А потом еще копит расписки о проданных совести, чести, дружбы, которые ему оставляют прочие белградцы взамен на деньги, естественно. И вот этот человек, оказавшись «прижатым к стенке» ситуацией, когда обман вот-вот выплеснетсяфонтаном на его замороченную голову, произносит восторженно: « Оказывается, не все можно купить за деньги!..» развязка, прямо скажем, единственная часть спектакля, во время которой зал не надрывается от хохота. Но это не значит, что она грустная, просто справедливая, наверное, что бывает редко.

Оксана Мерзликина, 9.04.2004

[ свернуть ]


Безумный день, или женитьба «докторов» Комедия Бранислава Нушича на Малой Бронной

6 февраля 2016
Г- та «Культура» Маленькое и не лирическое отступление, не имеющее ровным счетом никакого отношения к премьерному спектаклю романа Самгина «Славянские безумства», поставленному по знаменитой пьесе сербского драматурга Бранислава Нушича «Д-р философии». С недавних по... [ развернуть ]

Г- та «Культура»

Маленькое и не лирическое отступление, не имеющее ровным счетом никакого отношения к премьерному спектаклю романа Самгина «Славянские безумства», поставленному по знаменитой пьесе сербского драматурга Бранислава Нушича «Д-р философии». С недавних пор явление критика в Театр на Малой Бронной стало делом нежелательным. Ссылаются на старые и свежие обиды. При этом газета «Культура», например, благополучно распространяется в фойе театра. Дело не в претензиях, критик вполне в состоянии раскошелиться на приобретение билета и даже каким-то образом пройти фейс-контроль. Обидно за артистов, за конкретный спектакль. Сужу по премьерному показу, на котором в зале зияло немало пустых мест.

А между тем спектакль «Славянские безумства» продемонстрировал все необходимые качества и умения, чтобы стать репертуарным хитом. А еще наконец-то появился долгожданный ответ на вопрос, куда пойти, чтобы пристойно развлечься, которым терзают критика многочисленные приятели. «Славянские безумства», извините за тавтологию, безумно смешны, причем смех этот не пошло-генитальный и не репризного уровня, но самый что ни на есть качественный, замешенный на совместном остроумии драматурга и молодого режиссера. Чему, кстати, весьма способствует виртуозность совсем не звездных актеров.


Актеров Бронной, между прочим, многие не принимают всерьез. Существует негласное мнение, что они там не больно-то хороши. Они же как-то умудряются уцелеть и работать при самых разных режиссерских режимах, влекущих, как правило, за собой смену сценических приоритетов и систем. Играли у Женовача, играли у Житинкина, играют у Дурова.

Роман Самгин еще не раскручен до бренда, подобно Кириллу Серебренникову или Нине Чусовой, но вынесен на театральную поверхность все той же «Новой волной» молодой режиссуры. Ученик Марка Захарова, педагог его курса в РАТИ, штатный режиссер Ленкома, автор ряда спектаклей, в том числе таких известных, как «Укрощение укротителей» в Ленкоме и «Свойства страсти» в «Театральном деле Гольданскихъ». Режиссер разноплановый, он все же больше тяготеет к комедийному жанру и, более того, весьма успешно с ним справляется. Как это ни парадоксально, но любимейший зрителями жанр мало кому поддается. Столь велико искушение нагрузить комедию метафизическими проблемами, осерьезнить, приподнять и т.п., в результате чего она становится элементарно несмешной.

У Самгина, к счастью, все наоборот. Хотя его задача была все-таки не из легких. Чужой театр, малознакомая труппа, с другой стороны, очень знакомый всем автор, чьи комедии «Д-р философии» и «Госпожа министерша» прокатились по десяткам отечественных театров, воплотились в ряд легендарных спектаклей, заимели телеверсии, с которыми трудно конкурировать. Правда, у всех виденных постановок имелась одна особенность: комические перипетии развивались в продвинуто-городской среде, в изящных интерьерах, с участием пусть не слишком умных, но хорошо одетых и умеющих вести себя «комильфо» людей. Самгин же в тандеме с молодым художником Виктором Шилькротом (дебют ученика О. Шейциса на столичной сцене) едва ли не впервые перенесли место действия в сонное царство балканской глубинки, откуда даже провинциальный швейцарский Фрейбург кажется «столицей мира».

А здесь, в жилище коммерсанта животы, получившего в спектакле новую фамилию Брегович (вероятно, в честь модного композитора Горана Бреговича), идет стройка. Потому и дома-то как такового нет. Везде шаткие лесенки, рискованно притулившиеся на них комнатки-скворечники, пристроечки-флигельки с вечно хлопающими дверьми и ставнями. Тут и там понавешаны коврики, половички, женские цветастые платки и прочие совсем не сопоставимые предметы. Все строится основательно и в то же время как-то бестолково. Впрочем, сразу понимаешь, вместе с домом проектируется и будущая жизнь. Но в проекты, как водится, сама жизнь вносит свои ироничные коррективы.

Вышеназванное безумие возникает внезапно, но неотвратимо. Оно катится как огромный снежный шар если не с горы, то с вершины оригинальной конструкции Шилькрота и в конце концов накрывает всех так, что не вздохнуть. Как спокойно-то все было поначалу. Полуодетый папаша Брегович (Владимир Ершов), лениво растянувшись на лежанке, посапывает и почесывается, добродушно заигрывает с такой же расхристанной супругой Марой (Татьяна Кречетова) в стареньком халате и шлепанцах (остроумные костюмы Натальи Войновой) и оживляется, разве что получив из ресторана счет за разбитые зеркала. Тут уж потрудился явно неудачный отпрыск Милорад (Александр Голубков), пребывающий поначалу в крайней стадии дебильности — опухший с перепоя, немытый, небритый, рыгающий и с трудом ворочающий языком. В общем, новоиспеченный «Д-р философии». Эта ленивая и сонная десятиминутная заставка успевает настроить публику на соответствующее продолжение, но Самгин вдруг делает резкий и неожиданный вираж.

И понеслось. Живота — Ершов заводится так, будто в него вставили свежие батарейки «Энерджайзер». Какой уж тут сон — глаза горят безумным блеском, обертоны интонаций мгновенно варьируются от полузадушенного хрипа до громогласного ора и рычания, руки машут, ноги пляшут. Эта мощная энергетика пульсирует и волнами накатывает на остальных. А как же, коль рушится «идея» — выйти в люди и утереть всем нос. Живота трясет, выворачивает наизнанку и складывает пополам незадачливого Велимира (Никита Салопин), «ученого» двойника сына. Он «строит» легкомысленного шурина благое (Владимир Яворский). Шикает на заполошную Мару — Кречетову. Попутно успевает приласкать безголосую дочь Славку (Дарья Грачева) и дать задание наемному строителю (Илья Ждаников), резво болтая притом на непонятном языке. И тут же, наливаясь гордостью, «щупает» воображаемые километры железнодорожной магистрали, которые с помощью уморительной и гротесково пластичной драги (Екатерина Дурова) намеревается получить в приданое за дочерью министра путей сообщения. 

При этом живота Ершова не такой уж бездушный автомат, запрограммированный на ловлю богатства и почестей. В минуты «энергетических» пауз он постоянно твердит о том, что надо мало спать и много работать, тогда что-нибудь да и выйдет. И уж совсем отчаянный всхлип: и пойдем все вместе гулять. Недостижимая мечта, но что поделать, коль мало спит и много работает лишь он один, волоча этот груз большого семейства и гримас судьбы.

А народ все прибывает. Вот некстати является профессор Райсер (Александр Макаров), одетый по-европейски, в шортах и с зонтиком. защебетали, томно прижимаясь к животе, кумушки из приюта (Елена Федорова и Александра Николаева). Романтическим облачком взлетела на сцену фальшивая невестка Клара (Марина Орел) с малышом Пепиком (Коля Клещев). Засуетились экстравагантные лжесвидетели (Лариса Богословская и Петр Баранчеев). Как тут и впрямь не сойти с ума?

Нагнетание комических страстей подается режиссером не только словесно, но и пластически-танцевально (пластика Игоря Агафончикова, хореография Олега Глушкова). И эти постоянные плясовые всплески в спектакле Самгина настолько органичны и необходимы, что не выглядят вставными номерами, а звучат как мощный эмоциональный выдох, разрядка при полном бессилии слов. Танцуют все — лихо, темпераментно, зажигательно. Самозабвенно пляшет гастарбайтер — Ждаников, несмотря на вывешенную табличку «пирерыв», и публика не рвется в буфет, но азартно аплодирует. Пляшут молодые, запутавшиеся в сложностях любовно-паспортных отношений и махнувшие в конце концов на все руками. Финал венчает общий согласный танец, средствами искусства примиряющий всех и вся.

«Славянские безумства» выстроены режиссером и его командой от первого до последнего гвоздя. Все трюки поставлены, все номера отрепетированы, а тебя, между тем, иногда посещает впечатление, что актеры абсолютно свободны и полагаются на волю импровизации. Для режиссера, по-моему, — высшая похвала. Как и для актеров. При том, что большинство из них отнюдь не обрели статус виртуозных марионеток. Самгин дает зазор для эмоциональных перепадов, душевных метаний — в общем, для всех проявлений живого, чувствующего и думающего существа. Зритель хохочет, то и дело перебивая действие аплодисментами, но ему подспудно подсовывают «информацию к размышлению». Может, хоть ты, маленький Пепик, вырастешь нормальным человеком, тихо бормочет в финале живота — Ершов. Но окинув взглядом безумное семейство, грустно поправляется: нет, ты не станешь, может, твои внуки?.. Может быть, хотя бы с разовыми приходами молодых постановщиков (вслед за Р. Самгиным приступает к репетициям В. Агеев) на Малой Бронной станет по-настоящему интересно и актерам и зрителям?

Ирина Алпатова, 5.02.2004

 

[ свернуть ]


Скорая помощь из «Ленкома» приехала в Театр на Малой Мронной Театр на Малой Бронной показал премьеру спектакля «Славянские безумства». Под этим названием скрывается очень известная комедия сербского классика Бранислава Нушича «Д-р». Ученик Марка Заха

6 февраля 2016
Коммерсантъ Про Театр на Малой Бронной критики последний раз писали год назад, когда непотопляемый директор Илья Коган съел очередного главного режиссера, на этот раз оказавшегося Андреем Житинкиным. Горе-аналитики, в том числе и ваш покорный слуга, предсказывали ск... [ развернуть ]

Коммерсантъ

Про Театр на Малой Бронной критики последний раз писали год назад, когда непотопляемый директор Илья Коган съел очередного главного режиссера, на этот раз оказавшегося Андреем Житинкиным. Горе-аналитики, в том числе и ваш покорный слуга, предсказывали скорый закат бесконечной эпохи господина Когана, мотивируя сей радужный прогноз хотя бы тем, что ни один уважающий себя режиссер теперь не согласится лечь под хищного директора. Махнув рукой на Бронную, газетные наблюдатели почти не отреагировали на гениально изворотливый ход ц назначение главным режиссером Льва Дурова, самого популярного актера труппы, регулярно грешащего режиссурой. Спектакль «Дети!?», выпущенный господином Дуровым в новом качестве, тоже остался незамеченным: всем ясно, что разрешить ситуацию, варясь в собственном соку, театру не удастся.

Но вот нашлись наконец режиссеры со стороны, согласившиеся поработать на Бронной. Кидаться в них камнями нечего: жизнь есть жизнь, работа на дороге не валяется. Раз театр существует, актеры должны что-то играть, а зрители ц на что-то смотреть. режиссер Роман Самгин решил, что публике надо посмотреть пьесу знаменитого сербского драматурга Бранислава Нушича. В оригинале она называется «Д-р», в развернутом варианте ц «Доктор философии». Комедии сербского классика грех жаловаться на невостребованность, ее охотно играли, в позднесоветские времена был удачный телефильм, а два года назад поставили в петербургском театре комедии. 

Можно считать, что история вернула написанной в 1936 году пьесе актуальность: главный герой Нушича живота Цвийович ц нувориш. Заработав денег, богач, подобно мольеровскому господину Журдену, озаботился общественным признанием и решил сначала сделать из своего сына доктора философии, а потом женить его на дочери министра. Поскольку родной сынок Милорад вырос недотепой и пропойцей, учиться в швейцарию под его именем послали способного к наукам бедняка, а тот имел неосторожность под чужим именем жениться. И вот теперь в Белград должны пожаловать не только швейцарский профессор, но и невестка с маленьким ребенком ц реальные свидетели подлога. Чужой ребенок к тому же по закону может стать наследником Цвийовичских миллионов. Бранислав Нушич не стал бы классиком, если из этой удачно придуманной завязки он не выжал бы максимум возможных комедийных ситуаций, не пересыпал бы сюжет забавными диалогами. И трудно представить себе актеров, которые отказались бы от написанных им ролей.

Молодой художник Виктор Шилькрот подчеркнул переходное состояние семейства: на сцене уместились и старый, рассохшийся деревянный домик животы, и недостроенный новый особняк. Режиссеру Самгину это позволило придумать важный добавочный персонаж ц строителя, который почти не разговаривает, но в действии активно участвует. Вообще у своего учителя Марка Захарова роман Самгин научился простому, но эффективному приему ц «раздувать» роли второстепенных действующих лиц, которые притягивают к себе внимание, постоянно откуда-то выскакивают, болтаются под ногами, создают добавочную комическую суету и танцуют в интермедиях. (В данном случае ц под музыку Горана Бреговича. Вряд ли кто-нибудь упрекнул бы господина Самгина за использование принципа «серб к сербу», но на всякий случай режиссер даже переименовал семью главного героя из Цвийовичей в Бреговичи.)

На Бронную с малой Дмитровки (господин Самгин поставил в «Ленкоме» под руководством Марка Захарова «Город миллионеров» и самостоятельно ц «Укрощение укротителя») режиссер импортировал стиль бодрый, активный, громкий, иногда доходящий до судорог. Первая заповедь этой науки: чтобы зритель не заснул, все средства хороши, даже самые нелепые и однообразные. Надо ли говорить, что у мастера Захарова острое блюдо всегда приправлено иронией, грустью, непременной «задней мыслью», которую интересно разгадывать. Роман Самгин полагается больше на гримасы, чем на усмешки. Один персонаж у него настырно заикается, другой дергается всеми конечностями, третий просто кричит, четвертая налегает на донельзя томный голосок, пятый (а также шестой и седьмой) вообще дебилы. Атмосфера нервного кривлянья поддержана даже неодушевленными предметами: стоящий в углу странный аппарат, то ли газонокосилка, то ли портативная бетономешалка, произвольно включается, когда его не просят, и пугает граждан, а один раз понадобился для дела ц так не врубается.

Поддержанная актерами режиссерская настырность поначалу вызывает сопротивление не только умученного жизнерадостностью антрепризных комедий критика, но и нормального зрителя. В какой-то момент, как в анекдоте, наступает такое состояние, что легче засмеяться, чем объяснить, почему несмешно. Ну ладно, раз вы так стараетесь, нате ц ха-ха-ха! Не звери же мы какие-то бессердечные, и Театру на Малой Бронной тоже желаем всего доброго. Тем более что в качестве скорой помощи господин Самгин больному организму помог вполне профессионально: вкатил в полумертвое театральное тело лошадиную дозу адреналина. Но ведь это мера экстраординарная, к тому же грозящая привыканием. Главное, что смерть вроде бы отступила. Теперь реаниматолог уехал, а запущенному пациенту требуется терапия и внимательный уход. Кто будет этим заниматься, по-прежнему неясно.

Роман Должанский, 3.02.2004

[ свернуть ]


Безумствуй, как обещал «Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
Известия Театр на Малой Бронной, которым руководит Лев Дуров, похоже, делает ставку на молодую режиссуру. «Славянские безумства» Бронислава Нушича поставил Роман Самгин, известный своими ленкомовскими постановками. Следом за ним должны выпустить премьеры Владимир Аг... [ развернуть ]

Известия

Театр на Малой Бронной, которым руководит Лев Дуров, похоже, делает ставку на молодую режиссуру. «Славянские безумства» Бронислава Нушича поставил Роман Самгин, известный своими ленкомовскими постановками. Следом за ним должны выпустить премьеры Владимир Агеев и Ольга Субботина.

Жанр в программке не определен: ни комедия, ни фарс, просто — безумства. А раз безумства, то герои выглядят милыми даунятами (многие похожи на персонажей «осп-студии»). Они прыгают, дерутся, танцуют и гарцуют. Сюжет пьесы сербского драматурга Нушича: тупой паренек из Белграда Милорад (Александр Голубков) учиться не хотел, а под его именем прошел обучение во Фрайбурге бедный умник Велимир (Никита Салопин). Этот самый Велимир хоть с виду и доходяга, а ребенка сделать во Фрайбурге одной Кларе успел, обвенчался с ней, диплом получил — и все под чужим именем. И вернулся в Белград. Заварушка начинается, когда становится известно, что Клара с сыном едут в Белград к мужу.

Как режиссер ни притворялся, что его увлекают коллизии пьесы, выглядеть увлеченным у него не получилось. Хотя если уж взялся за эту милую дребедень, не стесняйся, безумствуй, как пообещал в программке. Тем более что в позапрошлом сезоне Роман Самгин поставил, наверное, один из самых забойных спектаклей Москвы — «Укрощение укротителей» в «Ленкоме», а перед этим — «Город миллионеров» там же. Обе постановки были более чем успешными. Конечно, специалист по успеху Марк Захаров (учитель Романа Самгина) прикладывал к ним как минимум руку. И кажется, что «Славянские безумства» — что-то вроде предпоследней репетиции перед показом мастеру, который ускорит ритм, добавит блеска, наполнит сцену энергией. Но поскольку дело происходит в другом театре, мастер по понятным причинам так и не пришел.

Роман Самгин, похоже, не думал долго над образами: дал мальчику лошадку, европейцу — фирменную улыбку и стильную одежду, старой деве — томный взгляд и извивающееся от желания тело, дураку — замедленную речь, красотке — платье ей под стать. И это не стилизация, не ирония, даже не вера в то, что так и надо делать. Это, как говорил один почтмейстер, «ни то ни се, черт знает что».

Кажется, режиссер не ответил на простой вопрос: что делать со столь невинным созданием, пьесой Нушича? И как быть актерам — играть роль или играть с ролью, честно представлять текст или грациозно над ним иронизировать? И то и другое сразу — дело хорошее, но трудное. Лучше синица в руке, чем два зайца вдалеке.

Поэтому некоторые сцены воспринимаются с натугой: один серб разозлился на другого, полез этажом выше за ведром с краской, спустился и этой краской обидчику рожу намазал. А тот смиренно ждал, пока его покрасят. Но для того чтобы подобные эпизоды казались естественными, нужно было, чтобы стихия легкого абсурда владела всем спектаклем, а не врывалась «на минуточку». Была такая сцена у знаменитого театрального комика: рассвирепев, он снимал штаны и бил ими обидчика по лицу, а залпокатывался со смеху. И ни у кого вопроса не возникало, не сподручней ли было просто стукнуть по морде кулаком. В «Славянских безумствах» когда пытаются ударить по лицу штанами — это выглядит натужно, когда бьют сразу кулаком — скучно. Ситуация патовая.

Когда на сцене Театра на Малой Бронной царил Андрей Житинкин, которого с аппетитом съел вечный директор этого театра Илья Коган (а перед этим Эфроса, Дунаева, Женовача), было хотя бы колоритно: спектакли шли истерически-эротически-экстравагантные. Героев «Калигулы» награждали пластиковыми членами, упоенно демонстрировал обнаженное тело Дориан Грей. Как к Житинкину ни относись, но без работы он критиков не оставлял. И драйва у него было хоть отбавляй. А Самгин дает повод думать, что он уже устал. Студентом он поставил «Обломова» в ГИТИСе, где сыграл Илью Ильича, и задавался вопросом: почему куда-то стремиться, чего-то преобразовывать лучше, чем спокойно и мирно жить-поживать? Раньше мне казалось, что Самгин не напрягается и просто ставит спектакли в стиле того театра, в котором служит, в стиле «Ленкома» (что сможет далеко не каждый). Теперь очевидно, что он решил просто не напрягаться.

Артур Соломонов, 2.02.2004

[ свернуть ]


Комедия. Аншлаг. О, ужас! «Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной

6 февраля 2016
Комедия. Аншлаг. О, ужас!  «Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной Роман Самгин — тот самый, что был указан на ленкомовских афишах постановщиком «Города миллионеров» (на тех же афишах Захаров значился художественным руководителем спектакля). Он же, выпускник... [ развернуть ]

Комедия. Аншлаг. О, ужас! 
«Славянские безумства» в Театре на Малой Бронной
Роман Самгин — тот самый, что был указан на ленкомовских афишах постановщиком «Города миллионеров» (на тех же афишах Захаров значился художественным руководителем спектакля). Он же, выпускник гитисовской мастерской Марка Захарова, два года спустя поставил в «Ленкоме» «Укрощение укротителей». Теперь наконец вырвался из-под отеческой опеки и в Театре на Малой Бронной выпустил комедию Бранислава Нушича «Доктор философии», вышедшей в прокат под названием «Славянские безумства». Решение правильное, в нем чувствуется знание нынешней конъюнктуры: сегодня в загоне не только физики, но и лирики, а вот безумства в цене как никогда. 

Нушича у нас любят, его политическая комедия «Госпожа министерша» до сих пор идет не только в Москве, в Театре имени Маяковского, ее можно встретить и на просторах бывшего СССР (не так давно можно было посмотреть украинскую версию этой комедии, в исполнении актеров Театра имени Леси Украинки; причем спектакль в определенном смысле продолжал описанный в пьесе комический сюжет, — в нем, среди прочих, была занята актриса Назарова, супруга украинского вице-премьера, некоторое время спустя получившая почетное звание народной артистки России). Но и «доктора философии» у нас тоже ставят: под оригинальным названием эта пьеса идет в Петербургском Театре Комедии. Там она веселит публику под музыку Кустурицы. В Театре на Малой Бронной подыскали другое, не менее подходящее музыкальное сопровождение — Горана Бреговича. Шутки ради всех героев сербской комедии постановщик чохом переименовал тоже в Бреговичей. Сербов, вероятно, эта шутка обрадует. Поскольку большинству неведомы подлинные имена героев пьесы Нушича, юмор, скорее всего, останется незамеченным. 

Безумства, конечно, безумствам рознь. В версии Самгина получается, что краеугольный камень комического безумствования — в не знающей удержу суете, беготне, какой-то бестолочи, в которое превращается в общем-то незамысловатый сюжет обыкновенной комедии положений. Но обыкновенной — не значит «простой», а иная простота, как известно, хуже воровства. Комедия положений на театре нуждается в легкости, а именно ее-то и недоставало как в предыдущей самостоятельной работе Самгина, в «Укрощении укротителей», так и в нынешней. В нынешней — с тем большей очевидностью, поскольку актеры на Бронной находятся в худшей форме, нежели тренированная труппа «Ленкома». Опыта легкости им не хватает. Всего, что бывает важно, когда какой-нибудь режиссер берется, к примеру, поставить «Ревизора». Водевильности, таланта дуракаваляния, простодушной веселости (Гоголю, правда, не нравилось водевильное решение его пьесы, но само это название вспомнилось кстати: Нушич находился под сильным влиянием этой русской комедии и одна из первых, а может и самая его первая пьеса была написана по мотивам «Ревизора»). Всего этого актерам недостает. Екатерина Дурова — пожалуй, единственная, кому удается справиться с маской, придуманной для ее роли то ли свахи, то ли сводницы, в обоих случаях — неудачливой в своем ремесле. 

Владимир Ершов играет грубо, Александр Голубков — грубо, остальные все — и грубо, и как-то незанимательно. Сценография Виктора Шилькрота, молодого ученика Олега Шейнциса, — пожалуй, единственное, что в течение спектакля находится в каком-то развитии: дело в том, что по сюжету, в доме богатого серба идет ремонт. И бескрайний ремонт, и многие другие обстоятельства пьесы, написанной в первой трети прошлого века (вроде фальшивого диплома, выправленного для своего непутевого сына простодушным, но амбициозным «олигархом», вокруг которого — диплома, а не олигарха — и крутится интрига с путаницей и «неузнаваниями») публика принимает как хорошо ей знакомые, с удовольствием и смехом. 

Вообще публике спектакль очень нравится. Зал Малой Бронной полон, чего не скажешь ни об одном другом спектакле театра. Хорошо это или плохо — это вопрос. Когда на Малой Бронной работал Житинкин, то, после всех недостатков, обыкновенно приписываемых этому постановщику и его спектаклям, своей обязанностью критики полагали сказать, что зал тем не менее был полон, двери на премьере срывали с петель, а публика неистовствовала от восторга. 

В случае с Самгиным о неистовствах говорить не приходится. Вместе с безумствами они перекочевали на сцену. Но успех был. И, честно говоря, не знаю, радоваться этому или кричать «Караул!».

Григорий Заславский, 12.03.2004

[ свернуть ]